Новости, мнения, блоги
Архангельская область
Архангельская область

«Пытают везде, и наш регион не исключение». Освободившийся из архангельской колонии активист Сергей Мохнаткин и его защитник рассказали о работе ФСИН в регионе

Они обнародовали видео избиения Мохнаткина в колонии в 2016 году

«Сгинуть в колонии не трудно: чуть-чуть не туда чихнул, написал письмо — и тебе либо срок дают, либо ногами вперед выносят», — такой вывод сделал правозащитник Сергей Мохнаткин после освобождения из архангельской колонии, где он отбывал наказание за насилие в отношении полицейского. 22 декабря состоялась пресс-конференция, на которой Мохнаткин и его защитник Андрей Креков рассказали про освобождение, работу ФСИН и пытки в колонии. Прямую трансляцию с пресс-конференции вело сетевое издание Sota.Vision. Корреспондент «7х7» поговорил с правозащитником Андреем Крековым о событиях 2016 года и о новом уголовном деле Мохнаткина.

 

За что Сергей Мохнаткин оказался в колонии

Первый раз активиста Сергея Мохнаткина осудили в 2009 году. Его задержали на одной из акций движения «Стратегия 31» в Москве. Он вышел на свободу в 2012 году после помилования, которое объявил президент Дмитрий Медведев.

В 2014 году Мохнаткина снова осудили, уже на 4,5 года за насилие над представителем власти (ударил полицейского на митинге). В 2017 году, когда он отбывал наказание в ИК-4 в Котласе, его обвинили в дезорганизации работы учреждения и в оскорблении сотрудников. Мохнаткин не раз заявлял о пытках в колонии. Все его обвинения в пытках газом пресс-служба архангельского управления ФСИН отрицала, а применение к нему силы во время судебного заседания назвала обоснованным. Мохнаткин неоднократно объявлял голодовку, протестуя против условий содержания.

Он должен был освободиться 30 ноября 2018 года. Но за два дня до освобождения в отношении него возбудили новое уголовное дело о дезорганизации работы колонии (часть 2 статьи 321 Уголовного кодекса), Исакогорский районный суд назначил ему арест на два месяца. Через две недели областной суд отменил это решение, 14 декабря Сергей Мохнаткин вышел на свободу.

Андрей Креков занимается делом Мохнаткина с 2018 года. Они познакомились, когда в 2016 году Креков отбывал наказание по обвинению в применении насилия к полицейскому (часть 1 статьи 318 Уголовного кодекса). Как рассказывает правозащитник, он и до этого следил за ходом уголовных дел Мохнаткина по публикациям в СМИ. Когда Креков освободился, Сергей Мохнаткин связался с ним через знакомых и попросил представлять его интересы в Архангельске. Кроме Крекова у Мохнаткина есть адвокат Леонид Крикун. Он участвует в решении вопроса о применении меры пресечения по новому уголовному делу.

 

Избиение и безнаказанность

На пресс-конференции Сергей Мохнаткин рассказал, что его не только не раз пытали в колонии, но и не давали писать жалобы:

— Они всеми силами стараются не дать выход информации, которая идет от осужденных. С этим надо что-то делать. Пока любой писк от любого заключенного не будет доходить до того, кому был направлен, эту систему совершенно невозможно взять под контроль, — говорит Мохнаткин.

Он настаивает, что уголовные дела против него незаконны, особенно уголовное дело 2016 года по обвинению в дезорганизации работы колонии.

Весной 2016 года Сергей Мохнаткин находился в ИК-4 Котласа по обвинению в нападении на полицейских. 4 марта его попытались вывезти из колонии в СИЗО Котласа на заседание суда по делу об оскорблении сотрудника ФСИН (статья 319 Уголовного кодекса). Уголовно-исполнительное законодательство в России предусматривает право осужденного требовать от администрации повестку или любой документ о том, зачем нужно этапирование. Мохнаткин утверждает, что не получал никаких документов и повестки не видел. Он отказался ехать без каких-либо подтверждающих документов, написал заявление, которое предоставил сотрудникам ФСИН. На видеозаписи, приложенной к материалам дела, этот момент зафиксирован. Мохнаткин заранее предупредил сотрудников, а после отказа в знак протеста лег на пол. В этот день, как утверждает Сергей Мохнаткин, он получил перелом позвоночника.

В СИЗО ему сделали рентген, но диагноз не поставили. Только через день в центральной городской больнице Котласа подтвердили факт компрессионного перелома 1-го и 2-го поясничных позвонков, что является тяжким вредом здоровью. По словам эксперта, перелом Мохнаткин получил за три недели до обращения за медицинской помощью.

Андрей Креков ознакомился с материалами этого уголовного дела недавно. В нем есть три видеозаписи, на двух из них видно, как избивают Мохнаткина, а кто-то во время этого пытается закрыть камеру.

— Непонятную реакцию у меня вызвало то, почему эта запись лежала отдельно и была упакована в конверт, замотана скотчем. Сам Сергей не видел этой записи, но в показаниях, на основании которых ему вынесен отказ, он четко говорит: меня два раза пнули ногой в лицо, повредили скулу, и это все помимо позвоночника, — рассказывает Креков.

 

 

На видео видно, как четыре мужчины в камуфляже окружили Мохнаткина. Он отказался следовать в СИЗО, передал одному из них бумагу и лег на пол. Мужчины сначала поднимают его, затем валят обратно на пол. Человек, который вел запись, не успел закрыть камеру, и в кадр попал момент, когда другой мужчина пинает по лицу лежащего на полу Мохнаткина. Андрей Креков предположил, что в тот момент, когда камера была закрыта, Мохнаткина второй раз ударили по лицу и сломали позвоночник — один из мужчин в форме был на спине Мохнаткина.

В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела приводятся объяснения сотрудников ФСИН Сергея Казанцева, Андрея Вараксина, Алексея Овешникова и Алексея Веселкова. Из их слов следует, что никто из них не бил Мохнаткина, на пол его не роняли, а перелом позвоночника был получен не менее чем за 10 дней до этапирования. Мохнаткин просто «заблуждался», что сотрудники службы совершили преступления.

По мнению представителей ФСИН, заключенный не хотел находиться в СИЗО с 4 по 9 марта из-за того, что 6 марта у него был день рождения, а 8 марта — всероссийский праздник. По словам Крекова, настоящая причина — в незаконности действий сотрудников ФСИН.

После того случая Сергея Мохнаткина обвинили в дезорганизации работы колонии. Но, по мнению его защитника, чтобы добиться дезорганизации, нужно осознавать и делать что-то такое, что помешает сотрудникам работать, что нарушит закон, что прервет нормальную работу колонии. Должен быть умысел, а у Мохнаткина, по словам Крекова, его не было.

Все материалы по применению физической силы были переданы в УФСИН по Архангельской области. Проверку проводил заместитель начальника регионального УФСИН Сергей Алексеев. В ноябре 2018 года после обращения Мохнаткина к омбудсмену Татьяне Москальковой состоялась пресс-конференция, где Алексеев отрицал пытки и факт жалоб заключенного на сотрудников колонии.

— Утверждения органов УФСИН, что жалоб не отправляли, — свидетельство того, что по всей нашей стране в исправительных колониях пытают, и наш регион не исключение. Пытают везде, — прокомментировал Креков. — Не зафиксированное нарушение доказать практически невозможно. Нарушается третья статья Конвенции о защите прав человека, которая запрещает пытки, запрещает унижающее и бесчеловечное обращение.

 

Выигрышное дело для ЕСПЧ

По словам Крекова, в России сложилась служба исполнения наказаний, допускающая бесчеловечное отношение и пытки, и система несправедливых судов.

Исакогорский суд Архангельска провел по делу о дезорганизации работы колонии выездное заседание 29 ноября. О нем Креков узнал только утром того же дня. На само заседание его не пустили ни в качестве представителя, ни в качестве слушателя, хотя по документам суд не был закрытым. Дежурная на проходной СИЗО сказала, что у них «нет никаких судебных заседаний», а начальник следственного изолятора Грачья Мкртчян якобы сообщил, что «судья запретила присутствовать на заседании». Адвокат Леонид Крикун тоже поздно узнал о заседании и приехать не смог. По словам Крекова, Крикуна уведомили за 50 минут, а на тот момент он находился в Санкт-Петербурге. Мохнаткина защищал адвокат по назначению.

— Решение о мере пресечения было незаконным, были нарушены право на защиту, публичность судебного заседания. В Европейском суде по правам человека это было бы выигрышное дело, — сказал Креков.

Теперь Мохнаткин должен четыре раза в месяц отмечаться в полиции в рамках административного надзора. Пока он делает это в Архангельске, потому что денег на перелет в Москву у него нет. Комментировать свое новое уголовное дело он отказывается.

— Он не собирается скрываться, потому что не совершал никаких преступлений, никому не причинил никакого вреда. Это все месть. Месть, перемешанная с опасностью и боязнью за события 2016 года, — считает защитник Андрей Креков. По его мнению, сейчас важно не только проследить за ходом нового уголовного дела, но и вспомнить 2016 год, потому что действия сотрудников ФСИН остались безнаказанными.

Карина Заболотная, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
28 дек 2018 21:00

Кейс, конечно, фантастический! Юрист Креков, трижды покусившийся на мента, защищает Мохнаткина, который тоже трижды покусился!

Последние новости