Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Карелия

Деревенщина, «хозяин», садист. За что не судят Сергея Коссиева — начальника карельской ИК-7, которая прославилась благодаря Ильдару Дадину

Расследование «7х7» и «Медиазоны»

В ноябре 2017 года, через год после скандала с избиениями гражданского активиста Ильдара Дадина, начальник сегежской колонии №7 Сергей Коссиев взял отпуск, из которого на работу больше не вернулся. Он вышел на пенсию, но через некоторое время стало известно, что на Коссиева и его заместителя Анатолия Луиста заведено уголовное дело. Коссиева обвиняют в злоупотреблении должностными полномочиями (часть 1 статьи 285 Уголовного кодекса, максимальное наказание — четыре года лишения свободы) и в превышении должностных полномочий (часть 1 статьи 286, максимальное наказание — тоже четыре года лишения свободы).

«7x7» в партнерстве с «Медиазоной» публикует расследование о бывшем начальнике «семерки». Журналист «7x7» Глеб Яровой более полугода собирал материалы и восстановил историю ИК-7 и ее начальника по многочасовым интервью с бывшими заключенными и бизнесменами, которые имели деловые отношения с руководством колонии. Он рассказывает о том, как система ФСИН превратила деревенского весельчака Коссиева в садиста-опера и большого начальника, и о том, за что он будет отвечать перед судом, а за что — нет. Расследование можно прочитать по этой ссылке.

Последние новости

Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Созонов Виктор Николаевич
06 янв 22:20

О подобных издевательствах я читал в детстве, как эсесовцы издевались над людьми. А ведь там были невинные люди, зачастую невинные люди. Но ту же все наоборот. Виновные , и осужденые ,там, за ворованые деньги могут себе позволить, что рабочий человек себе не может позволить на свободе, нонсенс. Но противнее всего, что эти эсесовцы все это , что мы называем провосудием обротили в свою пользу, а к примеру обманутые дольщики не получат ничего все уйдет в карман этих вертухаев-эсэсовцев, вроде наказание свершилось, Но ведь справедливости-то НЕТ.