Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми
Республика Коми

«Он думал, что я кроме „Му-му“ ничего не читал». Показания в суде по делу о преступном сообществе дали предприниматель Веселов и экс-спикер Госсовета Коми Ковзель

Валерий Веселов рассказал, что договорился с предпринимателем Александром Зарубиным не воровать, а вести бизнес честно

Обвиняемые по уголовному делу в отношении бывшего руководства Коми продолжают рассказывать свои версии событий, которые следствие трактует как хищение активов, отмывание денег и получение взяток. На заседании в Замоскворецком суде Москвы 5 декабря показания дал обвиняемый бизнесмен Валерий Веселов, а до него экс-спикер Госсовета Коми Игорь Ковзель. Оба рассказали, как попали в проект строительства Сыктывкарского промышленного комбината и о знакомстве с остальными фигурантами. Подробности  в обзоре «7x7».

 

Договорились, что не будем воровать

Предприниматель Валерий Веселов рассказал, что в конце 1990-х годов работал в банке, у которого на тот момент были проблемы с возвратом кредитов. Он считал, что учреждение скоро «схлопнется». В это же время в руководстве банка появился предприниматель Александр Зарубин, с которым у обвиняемого сразу не сложились отношения  Веселов заставил его нести кресло.

Кто я, а он вроде уже был зампредседателя правления, а я по простоте своей: слышь, занеси! Что ты там? Все носят, а ты не носишь,  вспомнил обвиняемый. 

Зарубин после этого потребовал у председателя банка Владимира Попова уволить Веселова, но тот отказался. Тогда зампред пригласил его в свой кабинет на разговор. 

Я зашел, вероятно, на тот момент он думал, что я кроме «Му-му» ничего не читал, а когда поговорили общались до момента нашей посадки, сказал Веселов. 

Когда Зарубин стал председателем правления банка, Веселов занял должность его советника и в основном решал бытовые вопросы многочисленных родственников Зарубина. Потом бизнесмен уехал в Москву, и они редко встречались. В 2002 году после выборов, когда главой Коми стал Владимир Торлопов, Зарубин вернулся в Сыктывкар и начал вкладывать деньги в разные бизнес-проекты вместе с Веселовым и его партнером Юрием Бондаренко. Тогда же они создали компанию «Финансово-промышленный альянс». По словам Веселова, они с Зарубиным договорились, как партнеры, что «не будут воровать». 

Все пусть, но только не мы, такой был девиз, вспомнил Веселов.  

Впервые Веселов увидел Бондаренко, когда, по его словам, он ехал по Сыктывкару. Предприниматель описал его так «какой-то парень в непонятных трениках и солдатских берцах». В следующий раз Веселов увидел его, когда тот разговаривал с его знакомым Николаем Збаражским. Последний их познакомил и рассказал, что Бондаренко спортсмен родом из Инты и у него нет денег. Веселов и Бондаренко стали вместе заниматься спортом, а затем и вести бизнес. 

 

Хлебозавод за четыре миллиона долларов

Кроме того, Веселов рассказал, как стал совладельцем сыктывкарских хлебозавода и молокозавода. По его словам, появилась информация, что хлебозавод купил предприниматель Олег Жилин вместе с московским партнером-банкиром. Мать Веселова, по его словам, проработала на этом предприятии 30 лет, и он часто там бывал. Он обратился с просьбой продать завод, но ему назвали очень высокую цену, и он отказался от этой идеи. Впоследствии у банка, в котором работал совладелец предприятия, начались финансовые проблемы. Жилин согласился продать завод по цене, которую предлагал Веселов. Всего покупка обошлась в 4 млн долларов. 

После этого появилась информация, что продается и молокозавод. Предприятие на тот момент было в плачевном состоянии, а его главный инженер Евгений Подоханов собирался увольняться и уезжать в Вологду. Веселов до покупки молокозавода трудоустроил его в свою компанию «Леском», а после приобретения предприятия Подоханов вернулся и возглавил завод. 

 

Отправили на пенсию

Веселов также обратился к показаниям Бондаренко, которые он давал на следствии и в суде. В них шла речь о том, что Веселов и другие фигуранты дела отняли у него бизнес. Обвиняемый вспомнил, что однажды Бондаренко вместе с братом Николаем пришли к нему и сказали, что тому пора на пенсию и они уже переписали все фирмы на себя. 

Потом, по словам Веселова, братья «заехали на какое-то предприятие и угрожали оружием». Николая Бондаренко арестовали и посадили в СИЗО. Затем их отец позвонил Веселову и пообещал все вернуть, а затем так и случилось. Несмотря на это, по словам Веселова, Зарубин решил оставить долю Бондаренко в Финансово-промышленном альянсе, так как считал, что он ее «рано или поздно потеряет сам». 

После этого они встретились, и Бондаренко сказал, что хочет оставить себе бывшую базу «Комиснаба» складские помещения по улице Чкалова в Сыктывкаре. Эта недвижимость на тот момент, по словам Веселова, оценивалась примерно в 200 млн руб., а чтобы руководить ей, «много ума не надо». Базу сдавали в аренду, которая приносила около 2 млн руб. в месяц. 

После этого Веселов и Бондаренко не общались, но через три года Бондаренко обратился к нему за деньгами в долг, и обвиняемый, чтобы «потешить самолюбие», согласился. Затем Бондаренко полностью вернул долг. 

 

Акции птицефабрики

Когда Зарубин решил сворачивать бизнес в Коми, он предложил Веселову несколько вариантов: выкупить его доли в заводах, выкупить долю самого Веселова или взамен акций заводов получить долю в птицефабрике «Зеленецкая». Веселов подумал, что не потянет выкуп акций, и согласился на вариант с птицефабрикой. После этого, по его словам, он не вникал в дела предприятия и ни разу на нем не был. 

 

Купил за семь, продал за двенадцать

Веселов рассказал, что участвовал в двух Лесных советах с участием президента России Владимира Путина. Во время заседаний глава государства настаивал на развитии глубокой переработки продукции лесопиления и на строительстве комбинатов деревянного домостроения. Заместитель главы Коми Павел Орда воспринял это как сигнал и взялся за проект по строительству Сыктывкарского промышленного комбината (СПК).

Чиновник пригласил Веселова к себе и сообщил, что в республике будет строиться новый завод. На тот момент Веселов был исполнительным директором Сыктывкарского лесопильно-деревообрабатывающего комбината (СЛДК), и ему было интересно поучаствовать в проекте и как инвестору, и как руководителю предприятия, чья продукция будет востребована на новом производстве. Веселов посоветовался с итальянскими совладельцами СЛДК компанией SAFWOOD и согласился участвовать в проекте. 

Также Орда сообщил ему, что директором предприятия будет предприниматель Игорь Ковзель. Веселов встретился с ним и понял, что он компетентный специалист. Они встретились еще раз и обсудили покупку оборудования. По словам обвиняемого, СЛДК находился в двух километрах от СПК, и с точки зрения логистики это было «практически бесплатно». Затем Орда предложил Веселову выкупить его долю, и он согласился. Всего Веселов вложил в СПК около 7 млн руб., а, продав акции, получил 12 млн руб. После этой сделки СЛДК продолжал поставлять пиломатериал на СПК.

По словам Веселова, следователь обещал ему, что по этому эпизоду его переведут в разряд свидетелей, но этого так и не произошло. Он никогда не имел никакого отношения к Фонду поддержки инвестпроектов, не получал никаких вознаграждений от фигурантов дела и не делал ничего незаконного, пояснил предприниматель в суде. Также его никогда не привлекали к уголовной ответственности, он никогда не отбывал наказания и не имел отношения к частному охранному предприятию «Айвенго». Зарубина Веселов, по собственным словам, в последний раз видел в августе 2015 года и обсуждал с ним свое лечение в Германии.

Франкенштейна из меня сделали, монстра непонятного, — добавил Веселов. 

 

Одноклассники Ковзеля

До этого показания в суде дал и бывший руководитель Сыктывкарского промышленного комбината, экс-спикер Госсовета Коми Игорь Ковзель, который заявил, что не считает себя виновным ни по одному из пунктов обвинения. 

Он рассказал, что не причастен к событиям, которые описывает обвинение, и не совершал никаких преступлений, а об организованном преступном сообществе впервые услышал после задержания. По его словам, как председатель республиканского парламента, он никогда не лоббировал интересы преступного сообщества и не обеспечивал принятие депутатами каких-либо решений. Он не подбирал и не согласовывал кандидатуры в члены преступного сообщества, подчеркнул Ковзель. 

Экс-спикер сообщил, что родился в Ленинграде, после службы в армии работал на разных предприятиях и в 1999 году закончил Морской университет по специальности «экономика предприятий машиностроения». Затем учился в Институте экономики и в Академии народного хозяйства в Москве. С Александром Зарубиным знаком с конца 1990-х, но как именно произошло знакомство, он не помнит. С Вячеславом Гайзером Ковзель тоже познакомился в 1990-х, но до 2011 года, когда стал депутатом Госсовета Коми, никаких отношений с ним не поддерживал. 

С экс-заместителем главы Коми Алексеем Черновым обвиняемый учился в одной школе и дружил после ее окончания. В 1990-х они вели совместный бизнес в Санкт-Петербурге, а в 2002 году Чернов переехал в Сыктывкар, где работал в должности советника главы республики. Еще один фигурант дела Михаил Хрузин тоже был его одноклассником. С Валерием Веселовым познакомился в середине 2000-х годов и знал его как предпринимателя, а затем был одним из учредителей СПК. С остальными обвиняемыми, по словам Ковзеля, он либо вообще не знаком, либо видел несколько раз. 

 

Проекты для самореализации

Ковзель вспомнил, что Чернов в конце 2006 года познакомил его с Евгением Королевым, который до этого работал на Сыктывкарском ЛПК, где занимался модернизацией производства. В тот момент Ковзель продавал свой бизнес и искал новые проекты для самореализации. Королев предложил идею строительства завода по производству деревянных домокомплектов.

Вместе с Королевым они подготовили бизнес-план нового производства, Ковзель записался на прием к замглавы Коми Павлу Орде, который курировал промышленность и инвестиции в республике, и представил проект. Чиновник заинтересовался и сказал, что сам думал о таком предприятии, и поддержал идею со строительством. При этом Орда озвучил условие, что завод должен также производить дома для переселения из ветхого жилья, фельдшерско-акушерские пункты и другие социальные объекты. Также замглавы Коми обязался найти инвестора и сообщил, что владелец СЛДК Валерий Веселов хочет стать соучредителем нового предприятия. 

Пока искали инвестора, шла работа по подготовке к строительству и поиску персонала, СПК обратился за займами в банки и Фонд поддержки инвестпроектов. Так как Ковзель, занимаясь строительством предприятия, нигде не работал и тратил  на поездки личные деньги, его устроили советником в фонд, но проработал он на этой должности всего пять месяцев, перешел на работу депутатом в Госсовет и больше не занимался работой предприятия. 

О том, что Фонд поддержки инвестпроектов покупает долю в предприятии, он узнал позднее, когда нужно было дать согласие на продажу доли в СПК, принадлежащую его компании «Алиганс». Никаких доходов, кроме денег за продажу доли от СПК, Ковзель, по его словам, больше не получал. 

 

Надежный человек из Петербурга

Также Ковзель рассказал об эпизоде со строительством Дома дружбы народов рядом со зданием администрации главы Коми. По его словам, примерно в 2012 году ему позвонил руководитель Фонда поддержки инвестпроектов Игорь Кудинов и спросил, нет ли у него на примете надежного и порядочного человека в Санкт-Петербурге для работы в каком-то новом проекте. 

Ковзель знал, что фонд хотел открыть торговый дом в Санкт-Петербурге для продажи продукции республиканских предприятий, которыми он управлял. Ковзель порекомендовал своего одноклассника Михаила Хрузина, с которым они вместе работали в бизнесе, а в 2000-х годах он помогал его компании «Алиганс» привести в порядок документы по земельным участкам и недвижимости. После этого Хрузин и Кудинов общались без его участия. 

О взятках Гайзеру и Чернову от экс-сенатора от Коми Евгения Самойлова он ничего не знает, но вспомнил, что в августе 2014 года в Санкт-Петербурге встречался с Игорем Бухманом, сестра которого владела долей в гостинице «Авалон», но не давил и не угрожал ему, а только передал предложение о покупке его акций.

Все перечисленные в обвинении действия и события ко мне не имеют никакого отношения. Даже моя фамилия встречается на нескольких листах обвинения и без указания конкретных действий. В связи с таким обвинением я лишен возможности конкретно возражать обвинению и представлять свои доказательства невиновности, нарушается мое право на защиту, сказал Ковзель.  

По его мнению, его задержали и привлекли в качестве обвиняемого по необоснованному и надуманному обвинению за то, что он был знаком с большинством подозреваемых, занимал пост председателя Госсовета Коми и его пророчили на замену Вячеславу Гайзеру на посту главы республики. 

 

Трупы и оружие

Ковзель рассказал и о подробностях общения со следователями после своего задержания. По его словам, к нему приходили сотрудники УФСБ по Коми и общались с ним без адвоката. Оперативники сообщили, какие обвинения ему будут предъявлены, нарисовали схему преступного сообщества, показали на ней «боевое крыло», сообщили, что скоро «найдут трупы и оружие», и предложили пойти на сделку со следствием. Ковзель, по его словам, отказался оговаривать себя и коллег. В мае 2016 года его вызвали в кабинет следователя в СИЗО «Лефортово» и без адвоката еще раз предложили дать показания на остальных фигурантов, но он снова отказался. 

Адвокат бывшего спикера Госсовета Коми Руслан Закалюжный огласил протоколы допросов Ковзеля во время следствия. В них он тоже говорил, что ничего не совершал и не понимает, в чем именно его обвиняют, а также настаивал на проверке на полиграфе. 


Организованное преступное сообщество, которое, по версии следствия, состояло из членов правительства и Госсовета Коми, действовало с декабря 2005 года по сентябрь 2015 года. Следствие считает, что это была группа, которую создал предприниматель Александр Зарубин для получения имущества, принадлежащего республике, что члены группы получали взятки и похитили 100% акций птицефабрики «Зеленецкая». Ущерб от этих действий оценили в 3 млрд 346 млн 500 тыс. руб.

За время следствия и рассмотрения дела в суде два фигуранта погибли. В 2016 году в СИЗО умер директор компании «Метлизинг» Антон Фаерштейн. Основной версией следствия было самоубийство. В мае 2018 года в аварии погиб Алексей Соколов, который был генеральным директором компании «Комплексное управление проектами» (КУПРО) и доверенным лицом бывшего зампредседателя правительства Коми Константина Ромаданова.

Владимир Прокушев, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Доктор Фрейд
07 дек 2018 02:10

ковзель рассказывает, что он планировался на смену Гайзера))))) совсем мозги в тюрьме отсушил))))

Последние новости