Новости, мнения, блоги
Горизонтальная Россия

Как фандрайзинг помогает сохранять памятники культуры по всей России. Опыт руководителя фонда «Внимание» Павла Сафронова

«Когда мы говорим, что принесем деньги, сразу все становятся добрыми и отзывчивыми. Даже администрация»

В Архангельске 23–25 ноября состоялся Arctic Art Forum, на котором уже в третий раз встречаются художники, дизайнеры, архитекторы, экспериментальные режиссеры, музыканты из России, Норвегии, Финляндии и Швеции. На семинаре о комфортной городской среде, организованном активистами проекта «Архиважно», 24 ноября выступил руководитель фонда «Внимание» Павел Сафронов. Он рассказал, как подать заявку на сайт фонда, как привлечь деньги в проект, и объяснил, почему реставрировать старые памятники культуры важно. Интернет-журнал «7x7» приводит выдержки из его выступления.

 

Городские сумасшедшие

— Когда примерно шесть лет назад учреждались различные городские проекты, тема старых домов, табличек, заборчиков постоянно обходилась стороной, а зря. Это не надо обходить. Задумка создать фонд «Внимание» появилась год назад.

Мы не пытаемся заменить собой функции государства. Мы не можем ремонтировать исторические памятники, у них куча лицензий и есть множество нюансов, а поэтому и стоит это в два раза больше. По-человечески восстановить двери парадных в Питере стоит примерно 300 тысяч рублей, а если восстанавливать так, как скажет государство, то это 600 тысяч.

 

 

Все проекты, которые сейчас завершены, были сделаны совместно с «Том Сойер Фест» [общественное движение, которое занимается реставрацией внешнего вида исторически ценных памятников и арт-объектов]. Чиновники думают, что мы городские сумасшедшие. «Том Сойер Фест» для них так и выглядит: взрослые люди стоят с валиками и чужой дом красят. К сожалению, часто на нас реагируют как на раздражителей. Но если писать письма государству, они начинают что-то делать. Нужно общаться, искать подходы с главой поселения, другими чиновниками. Думаю, в деревнях с этим попроще.

 

Как подать заявку и получить деньги

— У нас существует форма: тебе задают 20 вопросов, на которые нужно ответить: сделано, не сделано, готов сделать. Прежде чем подавать заявку, нужно иметь всю информацию об объекте. Первым делом — понимать, кто собственник, готов ли он сам вложить средства. Обычно это добрые, отзывчивые люди. Когда мы говорим человеку, что принесем деньги, сразу все становятся добрыми и отзывчивыми. Даже администрация.

 

 

Вот три основные вещи, которые помогут гарантированно получить деньги от фонда:

— четкая смета (чем детальнее, тем выше вероятность, что люди откликнутся и пришлют средства);

— классные фотки или видео, чтобы публично представить объект;

— хороший рассказ, почему это важно. Расскажите, кто там жил или живет, почему сам не может помочь дому. Нужен интересный рассказ, который человека зацепит.

 

«Сколько постите, столько и дают»

В жизни мы пишем в соцсетях: я поддержал такой-то проект, поддержите и вы. Нам нравится, когда друзья знают об этом. Мы делаем это, чтобы рассказать о своих ценностях. Поэтому люди очень хотят видеть свою фотографию, когда жертвуют деньги. Это очень классно. Если кто-то ежемесячно жертвует в наш фонд, их фотография появляется на сайте. Куча народу. Люди будут знать, а кто это перечислил? Приятные люди. Я хочу быть среди них.

По сравнению с другими проектами у нас есть бонус — огромный информационный ресурс Варламова [блогер-урбанист Илья Варламов, создатель фонда «Внимание»]. Его смотрит большое количество народа. Люди откликаются, дают деньги. Сколько постите, столько и дают. Если мы скажем: «Мы собираем по пять тысяч рублей», человек слышит и думает, что это большие деньги, чтобы отдать, или думает, что да, у меня есть такие деньги. Понятно, что людей с большими деньгами меньше. Попробуйте говорить разные суммы, и вам будут приходить эти деньги. Говорим: «Мы собираем по 300 рублей». Человек слышит и понимает: да, это про меня. Он перечисляет эти деньги. Когда мы оформляли платежи в 500, 1000, 1500 рублей, нам приходили такие суммы. Конечно, там можно было вписать и свою сумму, но это делают редко. Потом мы увеличили последнюю сумму в два раза: 500, 1000 и 3000. И нам снова стали приходить эти деньги.

 

«Новых таких не появится»

— Вот есть старый дом. Он вам очень нравится, вы ходите мимо него много лет, а он разваливается. Вы не можете больше это терпеть, но непонятно, что делать. Вы фотографируете этот дом, пишете, сколько нужно, чтобы его починить, например 300 тысяч рублей. И мы присылаем вам 300 тысяч. Деньги на проекты собираются фандрайзингом. Сейчас регулярными платежами нам приходит примерно 460 тысяч рублей ежемесячно. Наша амбициозная цель — собирать по 1,5 миллиона рублей в месяц. Часть денег отдается проектам, самая малая часть идет на работу с сайтом и примерно 120–130 тысяч рублей — на зарплаты сотрудникам. На целевое пожертвование от людей на какой-либо проект обычно приходится 5–10% от необходимой суммы. Дофинансируется проект из фондовых денег. Основные платежи мы получаем из Москвы и Санкт-Петербурга, хотя в Москве пока нет ни одного проекта. В Москве все хорошо, ничего не разваливается. Если что-то сломалось, то приезжают и делают.

 

 

В регионах денег нет, и это большая проблема. И не потому, что чиновники плохие (они, конечно, плохие), но просто денег нет, и все. Чиновник выбирает: либо ему залатать крышу у садика, либо восстановить старый дом. Понятно, что выберут садик. Там дети. Культура — это не приоритетное направление в нашей стране. Поэтому, кроме нас, никто ничего не сделает. Это как «Икеа». Все любят «Икею», она делает новые столы. Дешевая, классная, модная мебель. Но есть старый стол XIX века. Он один, и новых таких не появится, потому что XIX век закончился. И деревянные дома такие, как раньше, не поставят. Не строят уже таких домов.

 

Дом со львом

— Мы собрали деньги на дом со львом. В селе Поповка на севере Саратовской области. Там очень уникальные интерьеры. В доме находилась деревенская примитивная, но забавная живопись: нарисован лев, Георгий Победоносец и еще различные рисунки. Мы реставрировали этот дом, и когда одна девушка из Петербурга увидела этот дом, она удивилась и купила его за какие-то 200 тысяч рублей. Сделала там музей. Чем больше таких домов появляется, тем быстрее приходит осознание того, почему это важно.

 

Зачем делать старый дом, если он завтра развалится

— Когда мы красим фасад, мы привлекаем к нему внимание. Завтра люди, которые буквально годами ходили мимо, заметят, какой красивый дом здесь стоит. Если здание еще лет 10 простоит в таком виде — это хорошо. Я думаю, в России в этом плане сейчас все очень плохо, и во время нашего разговора где-то рушится дом. Но нам оставлено колоссальное наследство от предков. У нас нет задачи убедить всех людей в России ценить культурные памятники, нам это не надо. Изменения делаются инициативным меньшинством. И если мы будем собирать 1,5 миллиона рублей в месяц, то станем серьезной организацией, которая сможет в дальнейшем привлекать и более крупных инвесторов и застройщиков. Просто нужно задать тренд.


Arctic Art Forum проходит в Архангельске в третий раз. Тему этого года организаторы из Северо-Западного филиала Государственного центра современного искусства и НКО «Арктический институт искусств» обозначили как «Карты смыслов». Участники форума встречаются для того, чтобы обсудить проблемы, которые происходят на пересечении традиционной и современной культуры Севера, а также для объединения творческих работников: дизайнеров, художников, архитекторов, фотографов и музыкантов на одной площадке, чтобы подумать над созданием комфортных условий жизни человека в Арктике.

Илья Варламов объявил о создании фонда «Внимание» 20 июля 2018 года. Он занимается защитой и восстановлением исторических зданий и объектов, а также адресно помогает местным градозащитникам, собственникам зданий и властям. Подробно о его работе можно прочитать в материале «7x7».

Карина Заболотная, фото автора, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости