Новости, мнения, блоги
Архангельская область

Экс-координатор штаба Навального в Архангельске Александр Песков: У нас традиционно низкая протестная активность людей, трудно их раскачать, чтобы они пришли

«Многие думают, что проблемы можно решить только митингами. Нет, можно и другими инициативами»

Штаб Алексея Навального проработал в Архангельске с августа 2017 года и закрылся в начале октября 2018-го. Его координатор, студент Северного государственного медицинского университета Александр Песков причины не назвал. Сейчас Песков — активист движения «Свободный Север», планирует открыть региональное отделение «Открытой России». В интервью «7x7» он рассказал, почему Навальный привлекает молодежь, почему, по его мнению, не надо ходить на выборы и что активисты могут сделать для России.

 

О закрытии штаба

— Почему закрыли штаб?

— Я с самого начала не стал комментировать эту ситуацию, и в интернете расползлись слухи, что это отсутствие финансирования, но финансирование прекратилось еще в марте. Президентская кампания закончилась, и актуальность, конечно, потерялась. Многие не понимали, чем штаб будет заниматься дальше и зачем они вообще нужны после этого.

— Волонтеров стало меньше?

Да, начиная с отказа в регистрации Алексея Навального. Мы продолжили работать, собирали деньги в регионе, хватало на текущие нужды. Зарплату я уже не получал, работал безвозмездно, как и все другие. В штабе оплачивалась работа только юриста и заместителей. Все-таки основная причина закрытия — это то, что у нас не было проектов, которые мы потянули. Мы поставили перед собой слишком большие цели и ушли немного не туда. Выяснилось, что антикоррупционные расследования, которыми мы тоже занимались, не нужны обществу. Люди и так знают, что все воруют, а называть им конкретные фамилии — это ни к чему не приведет. Люди заинтересованы все-таки в другом, не в каких-то резких вызовах, их нужно стабильно, медленно просвещать. Это работа на очень длительное время. В связи с мусорной темой у нас появилось больше работы, мы стали активнее. У нас появились новые сторонники абсолютно различных взглядов, и я считаю, что люди вне зависимости от того, кем мы были и кем будем, все равно доверяют нам и будут нас поддерживать. Мы все-таки боремся не за Навального, а против той системы, которая сейчас у нас в стране. Навальный, скажем так, — инструмент достижения нашей цели.

— Сколько в Архангельске сейчас таких несогласных?

Мне трудно сказать. Нет консолидации вокруг какой-то фигуры. Люди действуют даже по одиночке. Весь город (Северодвинск) был заклеен приглашениями на митинг 28 октября. Видно, что людей было много, это явно не один человек работал. Работала большая команда, и газеты в почтовых ящиках тоже были почти по всему городу. Посмотрите, сколько в интернете в адрес того же губернатора негативных комментариев, и поймете, что людей недовольных много.

— Есть ли вероятность, что штаб откроется снова?

Я думаю, да, если появится мощное финансирование и возможность действовать в какой-то общественной кампании.

— Ты готов снова его возглавить?

Нет, я думаю, что получать опыт и реализовываться должны новые люди, и я, конечно, готов научить тем навыкам, которые приобрел сам.

 

 

О результатах

— Штаб просуществовал чуть больше года. Что удалось, какие ошибки допустили?

— Мне кажется, что многие из наших акций были успешными. Их было много. Кубы [сборно-разборные конструкции, которые используют для агитации и информирования], акции, митинги, пикеты. 1 октября была самая крупная акция — встреча с Алексеем Навальным в Соломбале. Мы участвовали во всех общефедеральных акциях.

— Как измеряется успех мероприятия?

Наверное, это обратная связь, то, что пишут о нас СМИ, сколько СМИ нас заметили, и то, как люди отреагировали на это. Допустим, 9 сентября я ехал вечером в автобусе и слышал, как люди говорили: а вот сегодня губернатора на центральной площади ругали. Это все-таки приятно слышать. Ошибок много, но сейчас я не могу о них сказать. Мы будем проводить еще акции, а эта информация будет хорошим козырем для тех, кто наши акции не любит и пытается им противодействовать.

— Как собрать людей на митинг без социальной сети?

Листовки и личная беседа на улице. Листовка — это лишь повод поговорить, но если у нас мало времени и мало сил, мы можем их просто расклеить. Остальное зависит от действий городской администрации. Мы всегда все делали по закону. В каждом регионе свои порядки, своя полиция.

У нас мягко: никогда не били дубинками и никогда никому руки не заламывали. Никогда нас, организаторов, превентивно не задерживали, например, утром в день митинга. У нас никогда не было арестов вообще за участие или организацию каких-то мероприятий.

Наверное, это связано с тем, что в Архангельске традиционно низкая протестная активность людей, трудно их раскачать, чтобы они пришли.

В вашей группе во «ВКонтакте» 1430 подписчиков. Для Архангельска это много или мало?

— Это, конечно, много. Если мы возьмем даже группу «Единой России» в Архангельской области, там гораздо меньше подписчиков. Я уверен, что людей сочувствующих гораздо больше, они просто не хотят публично показывать свои взгляды ввиду своих каких-то норм и предрассудков.

 

 

— Сейчас в городе есть альтернатива закрытому штабу?

Ну да, постоянно нужен какой-нибудь бренд. Невозможно существовать как группа физических лиц. Сейчас мы объединились под брендом «Свободного Севера» — это общественная организация, которая больше работает как СМИ. Это не политическая организация. Она не ставит перед собой цели сменить власть, у нее совсем другие цели. БОльшая часть организаторов митингов против мусорных полигонов — все равно активисты штаба Навального. Посмотрим, как у нас будет получаться с проектами. Сейчас веду работу по созданию здесь регионального отделения «Открытой России», молодежного общественного движения. Самим по себе невозможно существовать, нужна какая-то федеральная общеизвестная платформа, которая может дать методы в просвещении молодежи, а мы уже будем эти методы здесь применять.

— Почему именно «Открытая Россия»? Нельзя же просто так выбрать организацию и транслировать ее идеи просто под предлогом «надо что-то делать».

— Я знаю, что у нас будет возможность развивать молодежь, то есть привлекать ее к решению каких-то острых социальных вопросов, участвовать в политической жизни страны. Здесь у нас также будет творческая свобода, мы можем сами выбирать, чем нам заниматься. Для начала нужно посмотреть, что сейчас интересует молодежь. Когда мы соберем команду, наверное, мы начнем социологические опросы среди молодежи, работать со студентами в образовательных организациях.

 

О судах и штрафах

— За проведение 9 сентября шествия против пенсионной реформы суд оштрафовал тебя на 200 тысяч рублей. Как будешь выплачивать?

Все штрафы, которые были получены активистами на общефедеральных мероприятиях, компенсируются федеральным штабом. Но мы понимаем, что федеральный штаб получает финансирование от своих сторонников, то есть это простые люди, как мы, которые жертвуют штабу ежемесячно по 100, 500, по тысяче рублей, с этих денег и оплачивается штраф. Я всегда говорил активистам: если какие-то проблемы, публикуйте в социальных сетях призывы о помощи со ссылками на сайт штаба. Мне лично близкие активисты уже отправляли средства, но я перечислю их туда, куда и идут все пожертвования, потому что мне будет выплачиваться компенсация на штраф непосредственно оттуда.

— Другие оштрафованные чувствуют напряжение, волнуются?

Да, конечно. Вот я вспоминаю себя. На первых судах волновался, чувствовал себя неуверенно. Я понимаю тех ребят, которые там оказываются. Это такой этап, который просто нужно пройти, нужно закрыть глаза и просто пройти через это. Сейчас я не чувствую никакого стресса. Это даже какое-то увлечение. Мне это нравится.

 

 

О молодых

— В сообществе Навального всегда много молодежи, студентов и школьников, а были ли в Архангельском штабе пожилые волонтеры — люди в возрасте?

— У нас в штабе есть люди всех возрастов. Я замечаю, что молодежи и школьников много по той причине, что молодые просто беспокоятся за свое будущее. Они видят ситуацию в стране и не хотят жить в таком положении дальше, поэтому пытаются оказать свою помощь в глобальных изменениях. Да, у нас есть и пенсионеры. За акцию 9 сентября два пенсионера были привлечены к административной ответственности.

Они получили штрафы. Причем довольно большие для их дохода (волонтеры получили штраф 15 тыс. руб.), но у людей все равно остается неприятное впечатление, потому что власть и так дала им мизерную пенсию, еще и пытается ее отобрать.

— Почему все-таки молодежи больше? Почему люди среднего возраста не вступают?

— К сожалению, это воспитание. В СССР другое мнение было неприемлемо. Сейчас их очень трудно переубедить, перевоспитать. Но я вижу, что люди, которые работают, допустим, в сфере образования или там, где необходимо обладать большими знаниями по воспитанию молодежи и детей, думают более свободно, и поэтому приходят к нам. А те люди, которые заняты на производствах и особо ничем не интересуются, они, как правило, очень агрессивно к нам относятся. Большинство тех, кому за 40 лет, скептически относится к нашему движению. Но все же бОльшая часть людей аполитична, им интересны только свои личные дела, они не готовы думать о других.

Для молодежи штабы Навального — это хорошая платформа для личностного развития. Например, один из волонтеров стал журналистом одного из местных СМИ. Это яркий пример того, как можно прийти без каких-либо знаний в журналистике и медиамаркетинге, а стать довольно влиятельным журналистом. Таких примеров масса. Наша задача — чтобы человек получил больше, чем отдал. Наша задача — не смена власти, не переворот, а построение гражданского общества, пробуждение в людях самосознания. Когда большая часть людей будет осознавать, что в нашей стране происходит, что от чего зависит, они сами выберут, за каким лидером идти.

— Что должен знать и уметь активист в Архангельске, чтобы быть волонтером в штабе Навального?

Тут нет такого четкого критерия. Активистом может быть кто угодно. Но он должен осознавать, для чего он приходит, — это не развлечение и не тусовка, это серьезная работа. Нужно подходить к этому ответственно и с пониманием. К нам приходили разные люди. Кто-то думал, что в штабе можно просто сидеть, развлекаться, общаться с друзьями. На самом деле нет. Мы объясняли, что к чему, и человек уже сам решал. Иногда приходили провокаторы из провластных организаций. Но мы их сразу не прогоняли, они участвовали у нас в дискуссионных клубах. На дискуссионной площадке должны быть разные мнения. Даже те, которые нам не нравятся.

 

Что могут сделать активисты

— Как активисты могут решить местные проблемы? Какие существуют способы?

Наше оружие — это огласка. Если вскрывается какой-то коррупционный скандал в регионе или стране, мы должны как можно быстрее и как можно большей части аудитории донести эту информацию. Надо, чтобы люди задумывались: почему у нас плохие дороги в стране, почему такое состояние медицины? Вот посмотрите, у этого чиновника две квартиры за границей. И человек сам выстраивает связь. Зачастую антикоррупционные расследования подкреплены фактами, документами, и я думаю, что даже на местном уровне у нас в администрации, в органах есть люди, нечистые на руку.

— Стоит ли ходить на выборы?

Конечно же нет, потому что уже заранее итог известен. Но, как показали губернаторские выборы в Приморском крае, во Владимирской области, все-таки после пенсионной реформы стали голосовать за кого угодно, только не за «Единую Россию». Эта тенденция, возможно, сохранится, но мне кажется, будут придуманы новые способы удержания власти.

Выборы — это показуха, маска демократии, а никакой демократии нет. Я не ходил на выборы даже испортить бюллетень. Это повышает явку и это не выгодно. Губернатор Игорь Орлов был избран при явке меньше 20%. Ну какие это выборы?

Не легитимный, на мой взгляд, губернатор, если за него голосовал только каждый девятый избиратель. Ходят те, кого заставили: бюджетники, военные, заключенные. Если будет обеспечена политическая конкуренция, если к выборам будут допускать независимых кандидатов, оппозиционных лидеров, тогда стоит идти. А если несистемным кандидатам запрещают участвовать, такие выборы нельзя признать демократическими. За кого ни проголосуешь — результат один.

 

 

О Навальном

— Если Навальный как политик уйдет, то?..

Ничего страшного. Политические лидеры всегда были и будут, будут меняться.

— Тогда что лично для тебя было привлекательного в его идеях?

— Его предвыборная программа отвечает моему мировоззрению. Да, может, в наших реалиях сейчас трудно реализовать те или иные вопросы ввиду того, что у нас, во-первых, не готово общество, во-вторых, физически нет таких ресурсов. А касательно его взглядов... Вопрос с Крымом уже решен, и здесь мы не можем что-то менять. Я вижу, что напряженность к Крыму растет, люди все-таки недовольны тем, что сейчас там происходит. Не нужно слепо верить лозунгам. Нужно самостоятельно задумываться: а будут ли эти вещи актуальны в нашей стране, будут ли они реализованы. Общество само должно регулировать эти вопросы, самоорганизоваться и предлагать свои инициативы, чтобы мы могли менять страну в том направлении, которое задаст общество, потому что нельзя доверять всю власть одному человеку. Обязательно должна быть политическая конкуренция. Даже когда, условно, Алексей Навальный придет к власти. Все равно у него должен быть конкурент. Нельзя одного человека больше двух сроков оставлять.

— Если не Навальный, то кто?

Кроме него, я не вижу какой-то серьезной альтернативы действующему президенту.

— Что бы ты сделал первым делом в Архангельске, если бы стал главой?

Нужно пересмотреть подход к благоустройству, у нас плохие тротуары, а точнее их отсутствие. Плохая уборка снега, льда, гололед. Нужно избавиться от дорогих подарков сотрудникам городской администрации. Почему бы и нет? Может быть, пересадить главу города на общественный транспорт. Зачем ему «Тойота Камри»? Пусть ходит пешком со своими горожанами. У нас город небольшой, и из точки А в точку Б можно попасть за 20–30 минут. Я бы с удовольствием помогал представителям несистемной оппозиции по абсолютно любым вопросам. Правозащитой заниматься тоже не помешало бы. Многие люди просто не знают, какие у них есть права и как их реализовывать.

 

Об идеальной России

— Идеальная Россия будущего — какая?

В ней соблюдаются права человека, в ней проходят честные демократичные выборы, в парламенте представлены все политические силы, люди получают достойную пенсию и зарплату, социальные выплаты, нет бездомных, для них есть специальные приюты. У нас есть множество чиновников и олигархов, которые имеют несметные богатства. Можно все это вернуть в собственность людей законными способами. Ничего невозможно, пока у нас не будет независимого суда. Конечно, нужно начать с этого. Каждый сейчас должен интересоваться тем, что происходит в стране и в его городе, анализировать события и получать информацию из независимых СМИ, пользоваться интернетом, общаться с близкими.

 

 

— Как этого добиться?

— Воздействовать на власть другими методами. Почему-то многие думают, что проблемы можно решить только митингами. Нет, можно и другими инициативами.

Можно задавать острые вопросы власти, депутатам, можно участвовать в общественных слушаниях, приходить на заседания законодательных органов, различные заседания государственных органов, они открытые, потом подойти задать какой-то неудобный вопрос, нужно это делать, фиксировать и рассказывать людям, может быть, создавать инициативные группы, устраивать референдумы по каким-то вопросам. В законе это все предусмотрено. Многие люди просто не знают этого.

Карина Заболотная, фото предоставил Александр Песков, «7х7»

Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Демьян
25 фев 13:49

"в Архангельске традиционно низкая протестная активность людей, трудно их раскачать, чтобы они пришли".

Ваша главная проблема, что вы никак не можете взять в толк, что доверия у людей не вызываете. Если бы появился политик, которому люди смогли бы доверить свои чаяния, то в митингах участвовали бы тысячи, даже в провинциальных городах.

Занимайтесь перекладыванием бумаг дальше, тоскуйте о народном подъёме, вас уже не исправить. Как говорили классики: то что мертво умереть не может.

Последние новости