Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Кировская область

«Сделали из меня какого-то защитника». Житель Кировской области дал показания в пользу полицейских в деле о подкинутых наркотиках

Евгений Олин опроверг предположения о своем давлении на других свидетелей

Житель Юрьи Евгений Олин дал показания по делу против полицейских Кима Тупицына и Олега Шишкина, которые якобы подбросили наркотики задержанному Михаилу Храмцову. Ранее два свидетеля сообщили, что Олин предлагал им сменить показания на более выгодные обвиняемым. Сам Евгений Олин на заседании 6 ноября опроверг предположения о давлении на свидетелей обвинения. Он сказал, что не хотел, чтобы из него делали «какого-то защитника», но при этом сам не стал отказываться от показаний в пользу полицейских. Как Юрьянский райсуд рассматривает дело о превышении полномочий и служебном подлоге, наблюдала журналист «7x7».

 

В чем обвиняют полицейских

Как полагает следствие, 31 мая 2017 года житель Юрьи Михаил Храмцов забрал в Кирове купленные им наркотики. На обратном пути его задержали сотрудники полиции. Храмцов успел спрятать наркотик в пачке сигарет и оставить в дверце такси. Найдя позже эту пачку, инспектор ДПС без понятых забрал ее и передал оперуполномоченным Киму Тупицыну и Олегу Шишкину. Они, по версии следствия, засунули наркотик в кофту Храмцова и изъяли при понятых.

После оформления протокола и признания вины Храмцова отпустили домой. В июне 2017 года он рассказал о задержании прокурору Алексею Леушину. Постановление о возбуждении дела в отношении Храмцова отменили, в отношении сотрудников полиции возбудили уголовное дело о превышении должностных полномочий и служебном подлоге. Вину Ким Тупицын и Олег Шишкин не признали. В августе 2017 года Храмцова осудили по другому делу за умышленное причинение вреда здоровью и отправили в колонию.

 

«Явиться не представляется возможным»

После заявлений двух свидетелей, что в протоколе осмотра изъятого видеорегистратора стоят не их подписи, прокурор Виталий Чесноков написал руководителю следственного управления Следкома по Кировской области Айрату Ахметшину. На заседании 6 ноября он сообщил, что в письме изложил все факты, и попросил инициировать их проверку.

В этот день сторона защиты намеревалась допросить в качестве свидетеля прокурора Алексея Леушина. Он принимал заявление Михаила Храмцова о предположительно подброшенных ему наркотиках. Леушин переехал в Слободской район на должность помощника межрайонного прокурора. Начальник Леушина Валерий Мышкин, уроженец Юрьянского района, 2 ноября прислал в суд письмо: его помощник явиться для дачи показаний не сможет, так как с 6 ноября находится в командировке. Никаких документов к письму приложено не было, добавил судья Андрей Черных.

Допросить прокурора адвокаты полицейских хотели, так как нынешние показания Храмцова расходятся с первоначальным заявлением, которое оформил Леушин. Как говорят адвокаты, в том заявлении Храмцов утверждал, что наркотик ему подбросил Ким Тупицын, в суде же он указывал на Олега Шишкина.

На заседании адвокаты зачитали ответ на запрос в СИЗО-2, где содержится на время суда Храмцов. Сторону защиты интересовало, посещал ли кто-либо Храмцова в СИЗО. Сам потерпевший говорит, что не помнит, приходил ли к нему кто-нибудь. В ответе от 2 июля сообщается, что Храмцова посещал следователь СК Георгий Малых, а «21 мая и 1 июня 2018-го посещал Сенников А. С., сотрудник отдела собственной безопасности».

Фамилия Сенникова упоминалась и при допросе Анастасии Куклиной [жены человека, который некоторое время содержался с Храмцовым в одной камере]. В письме из СИЗО муж пересказал ей слова Храмцова, что его будто бы заставляли опознавать «некого Олега», которого тот раньше никогда не видел. После того как женщина получила письмо, к ней приехали двое мужчин, которые представились сотрудниками полиции. Оба были в гражданской одежде, удостоверения они не показывали, место своей службы тоже не назвали. Куклина запомнила только одну фамилию — Сенников.

― Они спрашивали, что мне известно [об уголовном деле против полицейских], за что мой муж сидит, с кем я живу, сколько у меня детей, зачем я пойду на суд. Я тогда даже не знала еще, что иду свидетелем. Они говорили на повышенных тонах, мне это очень не понравилось, я жаловалась на них. Меня вызывали в местный отдел Следственного комитета, следователь Глухих вынес отказ в возбуждении уголовного дела, ― рассказала Анастасия.

Муж Анастасии на заседании 23 октября сказал, что его в карцере навещал сотрудник отдела собственной безопасности.

― Какой службы ― ФСИН или полиции ― я не знаю, но в СИЗО я раньше его не видел. Он спрашивал, буду ли я настаивать на этих показаниях, предлагал отказаться от них, иначе могут быть неприятности, ― сказал он.

Ответ, направленный адвокатам из СИЗО-2, 6 ноября приобщили к материалам дела.

 

«В голове ветер гуляет»

Показания в суде 6 ноября дал житель Юрьи Геннадий Устюжанинов. Как и сестра Храмцова, мужчина утверждает: через несколько дней после задержания с наркотиками Храмцов рассказывал, что его заставляют опознать «третье лицо».

— Он рассказал, что его поймали [с наркотиком], остановили. Заставляют показывать еще на какое-то лицо, которого там вообще не было. Я, говорит, больше никого не знаю, вот и весь разговор. Что наркотики ему подкинули, он не говорил, — пересказал свидетель.

Других деталей и тем разговора Устюжанинов не смог вспомнить. Ранее, уточнил он, Храмцов не говорил с ним о «криминале», поэтому слова об опознании запали свидетелю в голову. По просьбе защитника Елены Метельковской он охарактеризовал Храмцова:

— Дурак! Что еще сказать?.. Бешеный, бегает, прыгает, в работе не отказывает, но в голове ветер гуляет, — сказал свидетель, у которого Храмцов «на глазах вырос».

Сам потерпевший, выслушав Устюжанинова, не согласился с его версией событий.

— Мы сидим, чай пьем, я ему рассказываю, что Ким начал чудить, [наркотики] прямо в карманы засовывает. Там было лицо, молодое, я его не знаю... Говорю Геннадию, что вот, Ким и молодого туда же впутывает, обучает противоправным действиям, — сказал Храмцов.

По его словам, Устюжанинов находится в хороших отношениях с Тупицыным, поэтому и дает такие показания в суде. Свидетель, однако, заявил в итоге, что настаивает на своих показаниях.

 

«Нам нельзя такие вещи спрашивать»

Еще одним свидетелем на суде 6 ноября стал житель Юрьи Евгений Олин. Он пришел на заседание в черной футболке с принтом «OLIN 01».

О предполагаемом давлении со стороны этого человека рассказывали двое свидетелей — сестра Храмцова Ольга Созинова и местный житель Шабан Гадчиев. По словам Созиновой, Олин просил уговорить Храмцова сменить показания по поводу сотрудников полиции.

— Приезжал человек [до начала судебного следствия 29 мая 2018 года], попросил поговорить с братом, чтобы он поменял показания по поводу Тупицына, — сказала женщина.  По ее словам, эту просьбу она передала Храмцову, но тот отказался говорить что-либо другое.

После допроса свидетеля Шабана Гадчиева 26 июля следователь Неустроев возбудил уголовное дело о подкупе и принуждению к даче показаний (ст. 309 Уголовного кодекса). Гадчиев был понятым 31 мая, в суде он рассказал, что ночью 25 июля к нему приехал Евгений Олин и пообещал, что заплатит, если Гадчиев скажет, что не видел или не помнит Олега Шишкина на втором этаже полиции.

Евгений Олин рассказал в суде, как в конце лета 2017 года он по просьбе Храмцова подвозил его до магазина за спиртным. Потерпевший, по его словам, был тогда пьян. Олин спросил его, что тот отмечает. Храмцов ответил, что у него кто-то родился, а еще он «скоро посадит милиционеров».

— Он сказал, у него два события: родился кто-то там, я не стал уточнять, и скоро посадит милиционеров. Рассказал, что ранее они решили отдохнуть, съездить в Киров, купили наркоты, а на обратном пути их задержали. Подержали в отделении, отпустили, Храмцов позвонил какому-то человеку, и поэтому «все плохо будет у Кима, посадим», а он сам сидеть не будет, — вспомнил Олин.

Кому именно звонил Храмцов, Олин не уточнял: «Мы оба судимые, нам нельзя такие вещи друг у друга спрашивать». Этот разговор он запомнил, потому что дело против сотрудников полиции обсуждалось в Юрье: «Все тогда говорили, что поймали наркоманов, а посадить хотят милиционеров».

К Олину в конце июля — начале августа, когда он стал свидетелем защиты, приезжали люди «с красными корочками».

— Приехали прямо домой, вызвали, спрашивают, какие я показания буду на суде давать. Подумай, мол, что будешь говорить. Развернулись, уехали. А позже на машине меня остановили, все перевернули, говорят: «Видимо, ты не собираешься показания менять». Я по этому поводу писал заявление в полицию. Они забрали у меня паспорт, угрожали какими-то пятью годами. И сразу говорили: «Ты же судимый, ты как за милиционеров [заступаешься], помогаешь им?» Я им сказал, что они сами ответили на свой вопрос. Я судимый, как я могу за них? Сделали из меня какого-то защитника, — возмущался во время заседания Олин.

Позднее в квартиру к Олину приходили с обыском. Уголовное дело по информации свидетеля Гадчиева о давлении было возбуждено в августе 2018-го, Олин о нем узнал спустя два месяца. По его словам, приезжать к Гадчиеву в указанные даты он не мог, так как в то время уезжал в Киров, чтобы делать ремонт в квартире. Олин предполагает, что Гадчиев мог его оговорить, так как сын сжег его ларек.

— Храмцов считает, что если он Кима, милиционера, посадит, то в лагере будет [занимать высокое положение в неформальной тюремной иерархии]. Он уже половине Юрьи это наговорил, — добавил Олин.

Сам свидетель теплых чувств к Храмцову не питает:

— Мне достаточно того, за что он сидел. Изнасилование какой-то бабушки, изнасилование какого-то инвалида, наркотики… Мне этого достаточно [для формирования отношения к Храмцову].


Дело в отношении сотрудников полиции рассматривается в Юрьянском суде с мая 2018 года, на ближайших заседаниях стороны приступят к допросу подсудимых.

Уже допрошены свидетели обвинения, трое из них указали, что на нужных показаниях якобы настаивали сотрудники Следственного комитета ― заместитель руководителя первого отдела по расследованию особо важных дел в управлении Следкома по Кировской области Дмитрий Ростовцев и следователь Юрьянского межрайонного следственного отдела Пётр Глухих. Из числа свидетелей защиты о предполагаемом давлении неизвестных сотрудников полиции в суде сообщили Михаил Щелкунов и его жена Анастасия.

Ирина Шабалина, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости