Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Тверская область

Руководитель тверского отделения Партии перемен Марина Белова: Мы будем «мочить» единороссов

Интервью о прошедших выборах, подготовке кандидатов и сотрудничестве с политическими силами

В Тверской области с середины сентября начало работать региональное отделение Партии перемен. Возглавляет его Марина Белова, которая в 2016 году участвовала в выборах в Государственную думу при поддержке «Открытой России» Михаила Ходорковского. О планах на выборы в 2021 году, работе Центра защиты детей и материнства, а также о способах повышения узнаваемости партии — в интервью «7x7».

 

Местные на места

— В Тверской области Партия перемен выдвигала на муниципальных выборах 9 сентября 10 человек, зарегистрирован был только один, и то ему не удалось победить. Как вы оцениваете результаты?

— Во-первых, на момент выдвижения я сама только пришла в партию и не занималась подготовкой людей. Если бы этим занимались я и моя команда, мы подошли бы по-другому и у нас был бы принципиальный отбор кандидатов. Здесь прокомментировать ничего не смогу. На тот момент был другой председатель. Но точно, что наших кандидатов старались не регистрировать и в других регионах — такой момент был.

— Какие критерии были бы у принципиального отбора?

— Люди должны быть местными. По некоторым округам [Бурашевского сельского поселения] у нас шли тверские, что мне, честно говоря, не понравилось, потому что власть на местах должна быть реальна. Если ты не живешь и не купаешься в этих проблемах, а видишь их только со стороны, это уже не та работа. Это первое. Но и потом, я лично не разговаривала с кандидатами и мне неизвестна была их принципиальная позиция. Моя принципиальная позиция сложилась еще в 2016 году, когда я шла на выборы в Госдуму, и я от нее не отхожу. Что было с теми людьми, я не скажу.

— Для вас принципиально, чтобы в выборах участвовали местные. Но найти кандидатов на муниципальных выборах, если это не крупные города, трудно даже для парламентских партий. Как решить проблему кадрового голода?

— Нужно готовиться.

— Как?

— Больше чем уверена, в каждом поселке и поселении есть люди достойные, которые могут прийти и работать. Работать правильно. Большинство из этих людей побаивается, потому что их один-два. Их могут задавить административным ресурсом: на работе, в бизнесе. Мне кажется, это единственная проблема в маленьких городах и поселениях.

— Как сделать, чтобы не боялись?

— Им нужна конкретная реальная поддержка, в том числе и юридическая. Они должны понимать, что если они раз, два скажут правду и пойдут с этой правдой выше, их не примут и не закроют по выдуманной статье. Партия должна стать стеной.

 

Найти своих кандидатов

— Кандидатам обещают поддержку, в том числе и юридическую. Во время выборов 9 сентября, как известно, Партия перемен только юридическую и информационную поддержку оказывала. На будущих муниципальных выборах тоже все этим ограничится?

— Выборы 9 сентября — даже не репетиция. Планы партии очень грандиозные. Кто строит партию, им плюс-минус 30 лет. Это молодость, это козырь. У партии большие планы и большие намерения. Мы представлены в 50 регионах, во всех отделениях начался апгрейд, в том числе в Тверской области. Вливается молодая сила, молодой новый интеллект. Самое активное московское отделение — в нем уже сейчас 11 муниципальных депутатов. В Тверском отделении пока нет сильных и известных людей из политической сферы. Но мы намерены участвовать в выборах на всех уровнях. Мы будем «мочить» единороссов жестко, сильно, больно, и это будет с нашей стороны честная, открытая борьба.

В 2021 году во многих регионах мы пойдем на выборы в Госдуму, и в том числе в Тверской области. Мы рассчитываем на многочисленную фракцию в Госдуме.

Есть информация, что Руденя [губернатор Тверской области Игорь Руденя] покинет свой пост раньше срока, и на его место мы готовим своего кандидата. Что касается меня, мои выборы в 2021 году в Госдуму я уже сейчас хорошо понимаю, с чем туда пойду и для чего пойду. На довыборах в Заксобрание в 2019 году на место Сергея Веремеенко мы планируем выдвинуть своего кандидата.

— На выборах в Государственную думу в 2016 году вы заняли пятое место, уступив по количеству голосов единороссу Владимиру Васильеву — разница почти в 12 раз. На какой результат вы рассчитываете в 2021 году?

— Меня поддержало почти 11 тысяч человек. На тот момент у меня была нулевая узнаваемость, не было предвыборного бюджета, кампания «делалась на коленке». Согласитесь, неплохой результат для человека, который впервые заявил о себе как о политике? Сейчас у меня есть определенный опыт, команда, есть люди и организации, которые меня поддерживают. Я рассчитываю только на один результат — победа.

— Вы признаете, что нет сильных людей в отделении, но говорите об участии в довыборах в Заксобрание Тверской области. Вы хотите найти или подготовить кандидата от Партии перемен?

— У нас уже есть два кандидата, которые объявились сами. Мы с ними только знакомимся. Будем ли мы готовить человека, который сам пойдет на выборы, сейчас не могу вам сказать. Мы только приняли решение участвовать в выборах, и как дальше будет, пока не знаем.

— И по губернаторским выборам пока тоже непонятно?

— Есть один кандидат, он местный, тверской, предприниматель, известен в политических кругах, и не только региональных, но пока не могу сказать вам фамилию.

— Если бы у вас была возможность взять в партию любого действующего тверского чиновника — кого бы вы взяли?

— Точно знаю, что мне нужны «живые» люди. На сегодня это может быть только министр по туризму Иван Егоров. Назвать еще кого-то очень сложно. Может, большинство тверских чиновников «живые», просто в этой политической обстановке этого не видно. Все такие молчуны — губернатор лично всех не знает, значит, можно сверчком прятаться за печкой. Если не знает и не видит, значит, не уволит. Я увидела такой принцип. Могу ошибаться.

— А если наоборот: кого бы из действующих чиновников вы бы заменили своим однопартийцем?

— Заменила бы того же Егорова на Татьяну Соколову [проект «Экспедиции в Торжок»]. И не потому, что Егоров плох, а потому, что Соколова слишком хороша и быстра. Пообщайтесь с Соколовой, и вы поймете, как далеко улетело время от тверских чиновников.

 

Объединяй и побеждай

— Планирует ли Партия перемен сотрудничать с другими политическими силами?

— В каком плане?

— Строить коалиции, совместные публичные акции, вести совместную агитацию, выдвигать общих кандидатов.

— Конечно, мы за все за это. Сейчас в Санкт-Петербурге Партия перемен ведет переговоры с демократическими силами и парламентскими оппозициями, чтобы выдвинуть сильного кандидата в губернаторы. В Тверской области может сложиться аналогичная ситуация. Мы готовы к сотрудничеству.

— Есть пределы у сотрудничества или все ради победы?

— Пределы есть.

— Обозначьте. Например, Партия перемен не пойдет с теми, кто делает вот так или думает вот так вот.

— Разногласия в любом случае какие-то будут. Сказать точно сложно.

— Гипотетическая ситуация: надо помочь бабушке в этом хорошем деле, но для этого надо объединиться с единороссами.

— Если мы этой бабушке поможем, если «Единая Россия», которую я не приемлю вообще ни в каком виде, хотя бы потому, что это люди, которые в любой момент могут предать, кинуть, но если они помогут осуществить какую-то хорошую вещь, я готова с ними повзаимодействовать. Но это единичные случаи.

 

Центр поможет

— Как планируется в Тверской области повышать узнаваемость партии?

— Сейчас мы не очень узнаваемы. Но в Партии перемен очень много ярких людей — Ксения Собчак, Дмитрий Гудков, Дмитрий Некрасов, Марина Белова со своим проектом «Центр защиты детства и материнства», который мы перезапустили, и уверены, что он принесет результаты. Если кто-то еще ничего не знает про партию, то только потому, что мы еще ничего не начали делать.

— Вы рассчитываете, что проект позволит победить на выборах?

— Я делаю на него большие ставки. Идея создания появилась после того, как в 2016 году я трижды проехала по области и изучила ситуацию. Когда видишь нищету, безработицу, тотальное отсутствие здравоохранения, начинаешь понимать размер катастрофы.

Центр заработал в 2016 году, и его поддерживал в том числе Михаил Ходорковский. А с января 2017 года мы продолжаем работать без поддержки, на личные средства, до момента, когда они закончились вплоть до продажи автомобиля. Сейчас центр получит юридический статус, что позволить зарабатывать средства.

Сейчас задача центра — давать рабочие места в отдаленных деревнях, работу на дому мамочкам. Помимо этого, планируем реализовывать образовательные программы, а также оказывать юридическую помощь. Изучая законы о материнстве, детстве, семье, планируем к выборам 2021 года подготовить пакет законопроектов, которые улучшат жизнь семьи.

— Рассматриваете проект как историю, которая поможет выиграть выборы, или как улучшить жизнь людей? Или это вещи взаимосвязанные?

— Центр рассматриваю как свою занятость, которая мне очень интересна, в которую я уже однажды вошла и выйти из которой невозможно. Когда закончились деньги, нам продолжали звонить, и не ответить было нельзя. Сейчас, когда мы дадим центру юридический статус, он станет бизнесом для меня и подопечных. Мы будем вместе зарабатывать деньги и помогать людям. Это доставляет удовольствие.

— Вы даете удочку, а не рыбу?

— Я рыбу давала в течение полутора лет, последние полгода из моих личных средств, поэтому фигурально погибла я и все люди, которым я не смогла оказать помощь. Поэтому мы хотим зарабатывать. Естественно, центр перекликается с моей работой в партии.

— Что для вас важнее — ваша политическая или общественная деятельность? Возможна ли в Твери общественная деятельность без участия в политике?

Для меня важнее общественная деятельность, но, как показал опыт, политика и общественная деятельность идут бок о бок. Мне хочется не бороться с ветряными мельницами, решая маленькие частные проблемы, а заниматься их первоисточниками. Как правило, это несостоятельность или двойственность законов либо банальное их невыполнение чиновниками.

— Возможна ли в Твери общественная деятельность без участия в политике?

Общественная деятельность возможна без участия в политике только в здоровом государстве. Поэтому очень надеюсь, что в Твери это будет возможно чуть позже.

 

Поможет время

— Какие препятствия на выборах в 2019 году видит отделение?

— Нас могут просто не зарегистрировать.

— Как этого избежать?

— Сложно сказать. Нужно поработать над этим.

— С чем кандидаты от Партии перемен идут к людям?

— Сейчас программы никакой нет. Над этим работают, потому что мы понимаем, что все проблемы в Тверской области — они глобальны, на всю страну. Единственное, что я могу сказать, что наши единомышленники — это люди, которым не все равно на деградацию государства. Кто против коррупции, кто против произвола бюрократии, кто против двойных стандартов, кто за регулярную сменяемость власти. Это основные моменты.

— Кто главный соперник партии?

— Единственный — «Единая Россия». У них мощный административный ресурс.

— А КПРФ или ЛДПР?

— Нет. «Единая Россия» и то уже сдает позиции, но у нее мощный ресурс. Увидела это у себя в деревне. Из 13 кандидатов 11 — от «Единой России». Даже молодые идут от нее, чтобы пройти, потом растворяются. Их уже обокрали на пенсионной реформе, с ними уже что только не сделали, они все равно идут, потому что думают, что будут у власти. Вот это проблема.

— Удастся переломить ситуацию?

— Я думаю, что да. Партии перемен поможет ситуацию переломить еще и время. Процессы идут независимо от желания партии власти, все равно меняются мозги у людей. В 2016 году меня поддерживало очень много людей, но очень тихонечко, сейчас прошло уже 2,5 года и я вижу этих людей, которые раньше просто молчали, стояли рядом, но молчали, они уже бегут впереди меня чуть ли не с вилами. Время нам тоже поможет. И «Единая Россия» своими «хорошими» делами.

— Многие называют Партию перемен если не проектом Кремля, то спойлером. Ксения Собчак не испытывала проблем с регистрацией на выборах президента, в отличие от Алексея Навального. Партия перемен — реальная оппозиция или нет?

— Недопуск Навального к президентским выборам — это политическое решение, мы не спорим. Но Алексей судим. Нам условия ставят еще жестче. Не допустили председателя партии Гудкова на выборы мэра Москвы по муниципальному фильтру. Спойлеров обычно с выборов так жестко не снимают. Местная власть в регионах боится Партии перемен по одной причине — мы новая сила в политической повестке с большими амбициями. Мы сотрем с политического поля «Единую Россию», ту партию, которую 17 лет назад создали на благо государства, для его развития, а она обросла коррупционными схемами, содействовала развалу медицины, образования, промышленности, науки, сельского хозяйства. Сотрем мы, а не вечные спойлеры КПРФ и ЛДПР.

Алексей Полухин, «7х7»

Последние новости

Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Дед
19 окт 2018 14:45

Угу -только хрен редьки не слаще-Единая Россия сидит на шее-ну а партия перемен еще и печёнку выест своей /заботой/.