Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми

Гособвинение попросило передать материалы на адвоката экс-главы Коми Гайзера в Следственный комитет для возбуждения уголовного дела

Прокуроры посчитали, что защитник Гайзера разгласила данные следствия

В Замоскворецком суде Москвы 26 сентября по делу в отношении бывшего главы Коми Вячеслава Гайзера и других высших чиновников республики и бизнесменов, обвиняемых в создании и участии в организованном преступном сообществе, допросили старшего государственного судебного эксперта Московской лаборатории судебной экспертизы при Минюсте Андрея Питерова. С помощью Андрея Питерова защита пыталась доказать необъективность и предвзятость выводов экспертов обвинения. По его словам, они могли лишь проанализировать чужие выводы, но не определить, нарушались ли права граждан и государства при продаже Зеленецкой птицефабрики. Гособвинитель посчитал, что адвокаты вообще не имели права передавать спорные документы эксперту и разгласили тайну предварительного следствия. Как разошлись взгляды адвокатов и прокуроров на экспертизу в деле Гайзера — в репортаже «7x7».

Защита обвиняемых продолжает изучать материалы дела и допрашивать приглашенных свидетелей. На очередном заседании зачитали запросы следствия в экспертные организации для оценки целесообразности приватизации и перехода прав на предприятия, которые следствие считает выведенными из госсобственности.

 

За пределами компетенции

Согласно материалам дела, которые зачитали адвокаты, в Федеральном центре судебной экспертизы при Минюсте России на запрос следствия ответили: вопросы следователей не конкретны и выводят экспертов-экономистов за пределы их компетенции, поскольку требуют обоснования принятых и уже исполненных решений. Эксперты считают, что методами судебно-экономической экспертизы невозможно определить, затрагивались ли интересы государства и граждан при принятии управленческих решений руководством Коми. Проводить экспертизу отказался и Московский исследовательский центр.

Поле этого следствие обратилось к некоммерческому партнерству «Коллегия ревизоров, экспертов и специалистов», чтобы та выделила им специалистов для экономической экспертизы. В ответном письме из коллегии говорится, что готова дать трех человек, но коллегия — не экспертное учреждение, а общественное объединение граждан, которые «способствуют деятельности своих членов как участников уголовного судопроизводства».

Защита, как следует из материалов дела, возражала против экспертизы с участием этих людей, ссылаясь на нарушения и сомнения в квалификации экспертов, и просила поручить экспертизу любому государственному экспертному учреждению. Защите отказали, следствие издало постановление о назначении комиссионной судебно-экономической экспертизы с участием представителей Коллегии ревизоров, экспертов и специалистов.

По словам адвоката экс-главы Коми Вячеслава Гайзера Дарьи Евмениной, она отправляла адвокатский запрос в ФГБУ «Российский Федеральный Экспертный центр» при Минюсте с просьбой предоставить информацию о возможности проведения экспертизы и корректности вопросов, которые ставило следствие. В организации ответили, что вопросы выводят экспертов-экономистов за пределы их компетенции.

Защита обращалась и в государственный Уральский региональный центр судебной экспертизы в Екатеринбурге, к которому территориально относится Сыктывкар, — как предполагала защита, уголовное дело должно было рассматриваться здесь по подсудности. Там также ответили, что некоторые вопросы выходят за пределы компетенции экспертов, а сами вопросы неконкретны.

Гособвинитель, изучив копии запросов, сообщил, что защита так сформулировала вопросы в них, что ни в одном учреждении не получила бы положительного ответа, так как в них не назывались конкретные компании и в документах непонятно, о чем идет речь. В запросах не говорится, какие будут предоставлены материалы для экспертов, чтобы они могли ответить на поставленные вопросы.

­— Затея была изначально ущербна в том варианте, в котором она была реализована. Мы считаем, что все, что здесь представлено, не имеет отношения к данному уголовному делу, — сказал прокурор, но суд приобщил запросы и ответы на них к материалам дела.

 

Сомнения в выводах экспертов

В зал заседания пригласили государственного судебного эксперта в федеральном бюджетном учреждении «Московская лаборатория судебной экспертизы» Минюста Андрея Питерова. По заказу адвокатов он изучил заключение судебно-экономической экспертизы и представил им свое заключение.

Защита зачитала вопросы, которое ставило следствие о целесообразности принятия решения о приватизации и смене владельцев компаний, в том числе и птицефабрики «Зеленецкая». Свидетель ответил, что, по его мнению, вопросы следствия не содержат задач, которые можно решить судебно-экономической экспертизой, и вообще не входят в компетенцию экспертов-экономистов.

По словам Питерова, эксперты Коллегии ревизоров, экспертов и специалистов допустили «существенные несоответствия» базовым принципам государственной судебно-экспертной деятельности.

— Что, по моему мнению, ставит под сомнение объективность и достоверность выводов экспертов, — сказал свидетель.

По его словам, экспертиза не содержит обоснованного и объективного заключения по поставленным вопросам и полного исследования предоставленных материалов. Он обратил внимание, что в конце заключения выводы, сформулированные экспертами, изложены в форме ответов на поставленные вопросы и сформулированы в категорической форме, а это не подтверждается самой экспертизой.

Питеров в своем заключении отмечает, что эксперты следствия не владеют современными методиками экономической экспертизы, а ход исследования изложен так, что его невозможно повторить еще раз. В ряде случаев вместо самостоятельного проведения финансового анализа эксперты анализируют выводы оценщиков о финансовом состоянии из материалов дела. 

— То есть эксперты анализируют умозаключения других лиц, обладающих специальными экономическими знаниями, — объяснил свидетель.

Эксперт по просьбе защиты обвиняемых разобрал каждый вопрос из экспертизы следствия. Питеров снова отметил: вопросы следствие ставило неконкретно, в них не конкретизирован период исследования и сделаны выводы, для которых эксперты должны были провести самостоятельные исследования. Материалов, на основе которых сделаны выводы, не представлено. Например, вывод экспертов о том, что три человека, которые работали в отделе инвестиций Фонда поддержки инвестпроектов Коми и получали небольшую зарплату, не могли принимать решения, не подтвержден никакими документами. По его словам, штатный оклад судебных экспертов существенно ниже зарплат работников фонда, но государство им доверяет, например, вычисление рыночной стоимости того или иного объекта, которая может исчисляться миллиардами рублей.

— Делать вывод о компетенции людей исходя из заработной платы, мягко говоря, некорректно, — сказал Питеров.

Гособвинение, выслушав ответ свидетеля на первый вопрос, обратилось к суду: допрос предполагает вопросы и ответы, а свидетель просто читает свое заключение, которое сторона защиты собирается приобщить к делу. В таком случае, по мнению прокурора, нет смысла продолжать слушать свидетеля. Судья оставила реплику прокурора без внимания.

Прокурор поинтересовался, как свидетелю заплатили адвокаты за работу: как индивидуальному предпринимателю или как эксперту бюджетного учреждения, и попросил уточнить, в каком статусе он делал свое заключение. Питеров ответил, что адвокат обращался за консультацией к нему лично, они заключили договор на консультацию, которую он подготовил и передал заказчику. Эксперты бюджетной организации, где он работает, не имеют статуса госслужащих, и им не запрещено заниматься предпринимательской деятельностью.

Адвокат Гайзера Евменина подытожила допрос. По ее словам, работа эксперта подтверждает недоказанность состава преступлений, которые вменяют ее подзащитному, а в это же время на основе этой экспертизы экс-главе предъявлено обвинение. Прокуроры возражали против приобщения экспертизы Питерова к материалам дела, но суд решил удовлетворить ходатайство защиты.

 

Привлечь адвоката Евменину

Перед завершением заседания прокурор неожиданно заявил, что во время допроса Питерова и исследования представленной им консультации он выявил признаки совершенного преступления. По его словам, Евменину предупреждали о недопустимости разглашения данных предварительного расследования, когда оно проводилось, но она во время ознакомления с материалами дела передала копию заключения частному лицу [эксперту Питерову], которое он использовал при подготовке консультации и даже принес с собой его копию в суд. Гособвинение ходатайствовало, чтобы суд подготовил выписку из протокола заседания и направил ее в Следственный комитет для рассмотрения и решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Адвокаты возразили: на момент передачи специалисту копий всех защитников и обвиняемых уже уведомили об окончании предварительного расследования, и они приступили к ознакомлению с материалами дела. Защита вправе привлекать специалистов для оценки материалов. По словам адвокатов, слова прокурора — это популистское заявление и попытка давления на защиту, которая получила серьезное опровержение экспертизы следствия. Адвокаты завуалированно намекнули гособвинению, что такое развитие событий привлечет на защиту коллеги значительную часть адвокатского сообщества и внимание прессы.

Суд, выслушав доводы сторон, частично удовлетворил ходатайство и постановил выдать гособвинению протокол судебного заседания, но что с ним делать дальше, прокуроры должны решить сами, суд никакого решения по этому поводу принимать не будет. 


Организованное преступное сообщество, которое, по данным следствия, состояло из членов правительства и Госсовета Коми, действовало с декабря 2005 года по сентябрь 2015 года. Следствие считает, что это была группа, которую создал предприниматель Александр Зарубин для получения имущества, принадлежащего республике. Члены группы получали взятки и похитили 100% акций птицефабрики «Зеленецкая». Ущерб от этого оценили в 3 млрд 346 млн 500 тыс. руб.

За время следствия и рассмотрения дела в суде, два фигуранта дела Гайзера погибли. В 2016 году в СИЗО умер директор компании «Метлизинг» и фигурант дела Антон Фаерштейн. Основной версией следствия было самоубийство. В мае 2018 года в аварию попал Алексей Соколов, который был генеральным директором компании «Комплексное управление проектами» (КУПРО) и доверенным лицом бывшего зампредседателя правительства Коми Константина Ромаданова.

Владимир Прокушев, «7х7»

Последние новости

Комментарии (5)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Айвазовский
11 окт 2018 22:03

Трещит-трещит по всем швам! все белые нити уже лопнули, но следаки продолжают грести вперед досками, стараясь удержаться на плаву на остатках отнастки.

Дык это...
11 окт 2018 23:03

А у них выхода нет. Ведь вполне может оказаться, что следователей самих судить надо...

Читатель
12 окт 2018 11:18

Ничего там не трещит просто их посадят вместе с адвокатами, к этому подводят, чтобы другие больше не осмеливались идти против главного, который устанавливает свой порядок.

13 окт 2018 14:18

По делу Махмудовых ("Пассаж") адвоката таки посадили...

Э-ээ...
13 окт 2018 14:34

Может, не его, а следователей надо было?