Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Пензенская область

Гражданская активистка из Пензы Ольга Жулимова: Когда арестовали моего отца и меня, я столько поддержки ощутила!

«Власть пытается нас запугать и получает обратный эффект»

В Пензе 20 сентября полиция задержала координатора пензенского отделения движения «Открытая Россия» Ольгу Жулимову. Ее продержали ночь в отделе полиции, а на следующий день суд оштрафовал Ольгу за участие в несогласованной акции протеста против пенсионной реформы 9 сентября. После освобождения Жулимова рассказала корреспонденту «7x7» о задержании, нарушениях процедуры составления протокола, о том, как она обнаружила «человеческие качества» у некоторых сотрудников полиции и убедилась, что власть не сможет запугать активистов.

 

Ольга Жулимова в одиночном пикете

 

«Сначала пришли за отцом, потом — за мной»

Ольга, вы стали шестой по счeту, кого полиция задержала за участие в сентябрьском шествии против повышения пенсионного возраста в Пензе.

— На самом деле, я догадывалась, что это случится. Еще за неделю до задержания мы получили информацию о так называемом «расстрельном списке» Олега Викулова — начальника отдела по профилактике правонарушений и работе с общественными объединениями администрации Пензы. В этом списке фигурировали, в том числе, я и мой отец Игорь Жулимов, который обеспечивал правовую защиту некоторым из задержанных. 18 сентября моего отца действительно задержали, и уже на следующий день ему дали пять суток ареста. После этого я стала мысленно готовиться к тому, что могу стать следующей.

— Как выглядело задержание?

— 20 сентября я поехала в спецприeмник, где оставила передачку отцу. Когда я вышла, у ворот уже стоял полицейский «бобик», а ко мне подошел сотрудник полиции — кажется, его звали Сергей Дмитриевич Титов. Он сказал, что надо «проследовать в отдел для составления протокола за участие в несанкционированном шествии». Я сказала: «Окей, пройдeмте». Это его сильно удивило. Видимо, он думал, что я начну сопротивляться, требовать повестки. Но я, если честно, уже так устала за две недели беготни и споров, когда шли задержания других активистов… Все достало просто. И я сказала: «Поехали! Давайте быстрее уже с этим разделаемся». Сотрудник полиции в очередной раз удивился и даже переспросил: «То есть добровольно сейчас проследуете?» Я еще раз кивнула, и мы поехали.

— Жизнь сделала из вас правозащитника, и вы много раз мчались в полицию, чтобы обеспечить задержанным юридическую защиту при составлении протокола. Причeм в последнее время полиция стала часто отказывать в допуске защитника. Как можете оценить работу сотрудников полиции, которые составляли протокол в отношении вас?

— Нарушений там много. Когда меня привезли в отдел, протокол был уже составлен. Причeм, судя по подписи, составлял его мужчина, а со мной работала женщина. Я сразу указала в протоколе на эти нарушения и добавила, что перед его заполнением мне не разъяснили мои права. Причeм сотрудники полиции до такой степени торопились, что отдали мне копию протокола без своей подписи. Потом опомнились и попытались эти бумаги вырвать из моих рук. Но я не отдавала.

Мне говорят: «Что вы себя так неадекватно ведете?»

Я говорю: «Да вы на себя посмотрите! Это мои бумаги, вы мне их выдали. И я вам свои бумаги уже не отдам».

В результате у моего протокола последний лист всмятку и три куска оторваны. Уже через час меня поместили в камеру, и я ночевала там в ожидании суда.

 

Ольга Жулимова в суде

 

«Полицейские — тоже люди. Просто они ничего не решают»

— Какие были условия в камере?

— Камера размером два на четыре метра. Дверь железная, окон нет, и сверху горит лампа. Причeм меня ещe пощадили — лампа горела тускло, периодически мигала. А вот в соседней камере под потолком висели две ярчайших лампы, под которыми, как я понимаю, уснуть вообще невозможно. Хорошо, что в это утро я заранее надела удобные вещи и взяла надувную подушку для путешествий. Кроме того, ребята привезли мне маску для сна и газеты, которые я постелила на голые доски.

— Вы первая девушка, кого задержали за участие в шествии. До этого задерживали только мужчин. Чувствовалось ли особое отношение?

— Отношение было нормальное. Мне сразу сказали: ты не наркоманка, не алкашка, и специально не заселяли ко мне никого из женщин. Им даже сотрудники ППС ночью звонили, хотели кого-то доставить. А они говорят: «Не надо нам сегодня никого из женщин». И я провела эту ночь спокойно, одна. С утра мне выдали завтрак. Смотрю: а там пакетик чая. Я ещe удивилась, спрашиваю у дежурного: и кипяток, что ли, можно? Он говорит: «Для тебя найдeм». Так что чаем напоили. После этого заходит тот самый Титов Сергей Дмитриевич, который меня доставлял. Начал вести со мной беседу: «Для чего вы всe это делаете, Ольга Игоревна? Вам надо замуж, мужика хорошего найти и детей рожать. Стране нужны дети. И вы мне как женщина симпатичны». А я лежу такая на этих голых досках: «О! Спасибо!» «Но у меня, — говорит, — жена, дети».

— Как лично на вас повлияла эта ночь в камере?

— Примерно такой же вопрос мне задал дежурный утром: устала ли я? А я, наоборот, выспалась! За эти две недели, что задерживали участников шествия, я постоянно моталась по отделам полиции, судам и спецприeмникам. Вот там я устала. А тут легла и проспала всю ночь. До этого думала, что будет ужасно. Но на самом деле я очень легко перенесла заключение. Я даже отдохнула. А уже утром 21 сентября был суд. Я сразу заявила отвод судье Наталье Прошиной, поскольку за два дня до этого она дала пять суток моему отцу. Но мне отказали. И назначили штраф в размере 10 тыс. руб. Уже в обед я была на свободе.

— Как следует из вашей истории, в стенах отдела сотрудники полиции — обычные люди, которые и комплимент могут сделать, и девушку чаем угостить. Что же такое происходит с ними, когда они задерживают активистов? Того же организатора шествия Антона Струнина?

— Я уверена, что к Антону специально применили провокацию, потому что статья за организацию шествия не подразумевает арест. А его надо было «по-любому» арестовать, заковать в наручники и т. д. Поэтому и устроили такую провокацию, чтобы человек начал недоумевать и сопротивляться. На самом деле это не полиция решает — им указывают. И мы доподлинно про это знаем, нам рассказывали люди. У них было чeтко расписано, что надо арестовать Струнина, Финогеева и моего отца. Всем остальным — штрафы. Такая была установка.

 

Ольга Жулимова с соратниками у здания суда

 

«Власть пытается нас запугать и получает обратный эффект»

— Эти провокации и задержания достигли своей цели? Они напугали кого-то?

— Нет. Мне кажется, абсолютно не напугали. Мне кажется, наоборот… До сегодняшнего момента, когда полтора года работал штаб [Навального], мы думали, что будут задержания, штрафы, и зачем нам на эти конфронтации идти? Но за эти пару дней, когда арестовали моего отца и меня, я столько поддержки ощутила! Я даже предположить не могла, что на самом деле такая большая поддержка. Наоборот, мы сейчас стали гораздо… Ну штрафуйте, сажайте, делайте что хотите — наоборот, это только ещe больше подстeгивает. А когда люди видят такое отношение чиновников и полиции… Не зря же такое выражение: видишь мента — переходи на другую сторону. Люди всe это видят. Когда они слышат: где-то что-то… А когда это происходит в твоeм городе, с людьми, которых ты, возможно, знаешь — то, наоборот, это ещe больше подстeгивает и ещe больше злит. Они добьются просто обратного эффекта, нежели того, на который рассчитывали. И то, что они делают... С одной стороны, нам это на руку. Вы думаете: вы нас посадили, мы испугались и будем теперь прятаться? Нет, наоборот, мы будем ещe больше выходить и просто поймeм, что на самом деле ничего страшного: ну посидел человек 10 суток, отдохнул… Я посидела сутки в обезьяннике — я отдохнула.

 

Ольга Жулимова с друзьями у спецприемника

 

— Поделитесь ближайшими планами движения «Открытая Россия» в Пензе.

— Мы задумали проект под названием «Люстрационный список». Это такой ответ на «расстрельный список» Викулова, где мы будем рассказывать про каждого судью, чиновника, полицейского — что он сделал и т. д. Это будет, скорее всего, короткий видеоформат. Будем готовить свой «список люстрации». И, конечно же, будем помогать тем, кого преследуют за участие в протестных акциях. К нам уже обращаются люди. Сегодня звонила студентка: в университете начинают угрожать. Она мне аудиозаписи скинула, мы будем это обязательно публичить. И наша правозащита будет обязательно помогать и обжаловать все незаконные решения, вплоть до ЕСПЧ. 

 


Координатор движения «Открытая Россия» в Пензе Ольга Жулимова родилась в 1992 году в Ростове-на-Дону. Окончила Южный федеральный университет по специальности «Психология». В  2017 году возглавила региональное отделение движения «Открытая Россия» в Пензе. С 2017 по 2018 год была региональным координатором движения «Весна». В октябре 2017 года выходила с пикетом, приуроченным ко дню рождения Бориса Немцова. За этот пикет Ленинский районный суд Пензы назначил ей штраф 20 тыс. руб., но Пензенский областной суд признал это решение незаконным и отменил штраф. С 2017 года Жулимова участвовала в протестных акциях в Пензе и защищала тех, кого преследовали по политическим мотивам.

Евгений Малышев, фото автора, «7х7»

Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Молодец девчушка!
26 сен 2018 11:22

А про человеческие качества полицаев забудь. Они понимают что правда за тобой и что по сути они выполняют преступный приказ. Но людишки они мелкие, у них воли не хватает этому противостоять. Потому компенсируют свои душевные муки "добрым" отношением к таким как вы. Пройдёт время и они поймут, что муки гораздо эффективнее глушатся ненавистью и садизмом.
Сил вам и терпения!

Последние новости