Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми

На суде по делу экс-мэра Сыктывкара Романа Зенищева выступил последний свидетель

Бывший следователь СК Константин Беляков рассказал о сборе доказательств

В Сыктывкарском горсуде 4 сентября по делу экс-мэра Сыктывкара Романа Зенищева, обвиняемого в том, что он за деньги предоставлял выгодные маршруты автотранспортным предприятиям, допросили бывшего следователя Следственного комитета Константина Белякова. Он рассказал о добытых в ходе расследования доказательствах, сломанных дисках с выписками по счетам фигурантов дела Гайзера, в частности, одного из «финансистов-технологов» уже покойного Антона Фаерштейна. Следователь не смог вспомнить большое количество подробностей, так как прошло много времени. За допросом наблюдал корреспондент «7x7».

 

«Если написано, что он не смог ознакомиться, значит, он не смог»

Сторона защиты в начале заседания уточнила, запрашивал ли Беляков в банках выписки по счетам обвиняемого Зенищева, а также обвиняемых по делу Гайзера Юрия и Александра Бондаренко, Антона Фаерштейна, Валерия Веселова, Игоря Кудинова и Александра Зарубина. Свидетель ответил утвердительно и рассказал, что информация из банков была предоставлена на дисках предположительно с 2007 года, но не смог вспомнить, в каких банках. По словам Белякова, минимум один диск был поврежден после осмотра, но это «не имеет значения».

— Она бы распечатывалась и приобщалась только в том случае, если бы там было хоть что-нибудь значимое для уголовного дела, — прокомментировал следователь. Он объяснил, что на момент получения выписок из банков следствие выяснило, что взятки передавали двумя способами: наличными деньгами и передачей предприятий ЖКХ «подконтрольным Зенищеву лицам».

Беляков рассказал, что при ознакомлении подсудимого с материалами дела диск не читался. Следователю неизвестно, была ли там имеющая значение для стороны защиты информация. Он повторил, что диск не имел отношения к расследуемому делу, поскольку деньги передавали наличными. Свидетель также добавил, что обвиняемый отказался от ознакомления с дисками, так как они не читались. Прокурор уточнил у Белякова, могла ли сторона защиты ознакомиться с выписками из банков.

— За пределы протокола я не могу выйти. Если написано, что он не смог ознакомиться, значит, он не смог, — ответил следователь. В ходатайстве защитника о повторном запросе сведений из банков Беляков отказал, потому что выписки «ничего не значили».

Прокурор спросил, откуда Зенищеву могло быть известно о перечислении денег от предприятий ООО «Автоконтроль»  и ЗАО «ФПА» Фаерштейну.

— Я не знаю. Открывался этот диск или не открывался... — ответил Беляков.

— А ему это вообще известно? — перебил прокурор. Следователь ответил, что не знает.

 

«Лично для меня все было понятно»

Второй темой допроса было приобщение предоставленных другим свидетелем, бывшим директором государственного унитарного предприятия «Парк» Николаем Шлоповым, таблиц о переводе денежных средств. Беляков объяснил, что их приобщили к материалам дела, потому что на них ссылался Шлопов, когда давал показания. Следователь проверял информацию, только допрашивая свидетелей.

Защитник напомнил, что, по словам предпринимателя, информация из таблиц хранилась на его персональном компьютере. В связи с этим адвокат спросил у следователя, почему компьютер Шлопова не осмотрели. Беляков не смог вспомнить:

— Возможно, я спрашивал по поводу первоисточника носителя данной информации. Если она не была изъята, то, скорее всего, у Шлопова на тот момент ее и не было.

Адвокат спросил, почему следователь не допросил директора ООО «Автоконтроль» Николая Апанасевича.

— Исходя из наличествующих материалов уголовного дела, лично для меня было все понятно. Как и для других правоохранительных органов. Там можно было вообще много кого еще допрашивать, — ответил Беляков.

 

Конкурсная документация

На вопрос судьи следователь рассказал, что изучал конкурсную документацию по двум конкурсам 2007 и 2009 годов. Оригиналов, по его словам, не было даже у перевозчиков из-за срока давности. Предоставленные начальником оперативного подразделения управления ФСБ по республике Павлом Павловым документы приложены к материалам дела, потому что Беляков хотел «хотя бы какие-то подтверждения, что эти конкурсы вообще проводились».

Зенищев уточнил, почему в обвинительном заключении следователь ссылается на отсутствующее в материалах дела постановление главы администрации Сыктывкара от 29 января 2007 года №1/123 («Об организации пассажирских перевозок автомобильным транспортом»).

— Данное обвинение на чем-то должно было строиться. Выдумывал ли я какие-либо сведения, указанные в обвинении? Нет, — возмутился Беляков.

В конце заседания сторона защиты ходатайствовала об исключении из материалов дела предоставленных Шлоповым таблиц, потому что первоисточник не осмотрели. По словам адвоката, проверку информации из таблиц Беляков не подтвердил, так как ни в одном из протоколов не указано ее предъявление. Прокурор возразил, что Шлопов подтверждал свои доказательства, а Уголовно-процессуальный кодекс не запрещает приобщать к делу материалы свидетеля.

Судья перенес решение по ходатайству на следующее заседание 21 сентября и предложил сторонам готовиться к прениям.


В конце марта 2016 года бывший директор государственного унитарного предприятия «Парк» Николай Шлопов и находящиеся под стражей предприниматели Валерий Веселов, Юрий Бондаренко и «финансист-технолог» Антон Фаерштейн одновременно написали явки с повинной и сознались, что они собирались монополизировать пассажирские перевозки в Сыктывкаре.

В июле 2017 года экс-мэра Сыктывкара Романа Зенищева обвинили в том, что он за деньги предоставлял выгодные маршруты автотранспортным предприятиям города. На заседании 12 апреля 2018 года огласили показания умершего в СИЗО Антона Фаерштейна: он признался в посредничестве при передаче денег и объяснил, зачем Зенищеву понадобились предприятия ЖКХ.

В начале мая 2018 года Роман Зенищев начал рассказывать, как была устроена система власти при двух бывших главах республики — Владимире Торлопове и Вячеславе Гайзере. Экс-глава Коми Вячеслав Гайзер 17 июля отказался давать показания по делу Зенищева, а 14 августа начальник оперативного подразделения управления ФСБ по республике Павел Павлов рассказал о получении конкурсной документации «в смежном подразделении в результате наведения справок».


Следите за последними новостями «7x7» в нашем Telegram-канале «Возбужденная Коми».

Нина Попугаева, фото автора, «7х7»

Комментарии (2)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Vova
07 сен 2018 19:22

Банковских выписок нету, наличных никто не видел, свидетель таинственно скончался, а следователю "всё ясно"... А зачем и почему мужики писали "явки с повинной" - совершенно не ясно... Наверное, и не надо было ничего такого писать... А вот написали почему-то!... Очень странно это всё...

Зирка
26 сен 2018 17:03

Одни показания ,возможно и фальшивые...Деньги ,где деньги ?Где миллиарды Зенищева?Все деньги сто пудов он носил в клюве в ЕР

Последние новости