Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Ульяновская область

«Это революционное дело, до сих пор такого не было». Следствие по делу об оскорблении ульяновского губернатора продолжается

«Ни одна цивилизованная страна таких законов не вводила»

В уголовном деле об оскорблении губернатора Ульяновской области Сергея Морозова подозреваемых нет, но расследование продолжается, сообщил 29 августа старший помощник руководителя регионального Следственного управления СК РФ по связям со СМИ Евгений Словцов. Юристы считают, что оснований для возбуждения этого уголовного дела не было. Подробности — в обзоре корреспондента «7x7».

 

«Формировали негативный образ» с помощью усов

28 июня следователь по особо важным делам Следственного управления СК РФ по Ульяновской области Кузовенков возбудил уголовное дело по статье 319 Уголовного кодекса РФ («Оскорбление представителя власти»). Поводом стало заявление губернатора Морозова, которое он направил прокурору области Сергею Хуртину. В постановлении о возбуждении уголовного дела излагается суть преступления: в социальных сетях «ВКонтакте» и Facebook неизвестные лица публично и «с целью формирования негативного образа в глазах общества» опубликовали фотографии с изображением Морозова «в оскорбляющем образе Адольфа Гитлера». Следователь ссылается на психолого-лингвистические исследования, признающие изображение и надпись под ним порочащими честь и достоинство Сергея Морозова как губернатора.

Морозов в своем заявлении обвинил в произошедшем депутата Госдумы Алексея Куринного (КПРФ), на страницах которого в соцсетях появилось карикатурное изображение губернатора с характерными «гитлеровскими» усами. Плакат с этим изображением коммунисты несколько раз демонстрировали в апреле и мае на протестных акциях против переименования площади Ленина в Ульяновске в Соборную площадь. Как объяснил Куринный, он разместил это изображение в своем интернет-отчете о проведенной акции протеста против переименования площади.

 

«Наши юристы не нашли никаких нарушений»

17 августа с санкции суда прошел обыск в квартире помощника депутата Куринного, партийного видеооператора Александра Глибина.

— К нему пришли в 6:30 утра, изъяли жесткий диск личного компьютера, — рассказал депутат Законодательного собрания области Айрат Гибатдинов. — Почему именно к нему пришли — непонятно: Глибин не проходит по делу ни как подозреваемый, ни как свидетель. Следствие, очевидно, посчитало: раз он помощник депутата и технический сотрудник обкома КПРФ, то мог изготовить этот плакат. В прессе была информация, что обыски прошли в отделении КПРФ, но это неправда. Все изъятое Александру через несколько дней вернули.

Гибатдинов уверен, что уголовное дело прекратят за отсутствием состава преступления:

— Правоохранительные органы пошли на поводу у губернатора. Любое большое коррупционное дело требует от правоохранителей длительной раскачки, а тут — какие-то усики, а дело быстро возбудили. Да, губернатор носит усы, тут ему их кто-то просто «укоротил».  Наши юристы не нашли никаких нарушений, мы разослали соответствующие жалобы. Совершенно не понимаю Морозова: он публичный человек, не только его одного критикуют.

— Это, безусловно, революционное дело, до сих пор такого не было, — сказал корреспонденту «7x7» управляющий партнер московского бюро Коллегии медиаюристов Фёдор Кравченко. — В отличие от среднеазиатских республик, где, как правило, высшие должностные лица страны защищены средневековыми законами об оскорблении, ни одна приличная цивилизованная страна таких законов не вводила.

 

«Чиновника критиковать можно»

Юрист пояснил, что 319-я статья УК используется для особых ситуаций, когда оскорбление нанесено не по политическим мотивам и не в отношении политических деятелей, а в отношении сотрудников правоохранительных органов, когда те выполняют свои непосредственные обязанности, связанные с защитой правопорядка. Эта статья призвана поддерживать их авторитет и оградить от оскорблений в связи с выполняемыми функциями:

— Это может касаться защиты судьи в процессе или полицейского на митинге, чтобы их не послали матом, но это не касается политической критики. Во множестве решений Европейского суда по правам человека записано, что представители власти, публичные фигуры, особенно политики, обладающие публичными полномочиями, могут подвергаться критике как в СМИ, так и в более широком смысле, пусть даже эта критика оскорбительна или вообще не соответствует действительности. Конечно, пределы у этой критики есть, но они шире, чем в отношении обычного человека, обывателя, которого кто-то будет критиковать такими же словами. Европейская конвенция является частью нашего законодательства и имеет приоритет над национальными законами. Другими словами, там, где обычного человека критиковать нельзя, чиновника — можно, потому что губернатора нельзя считать таким же представителем власти, как полицейского: губернатор является главой исполнительной власти и в этом смысле он сам — орган власти. 

 

СК РФ: «Ошибки нет, следствие ведется»

Толкование понятия «представитель власти» дается в примечании к 318-й статье УК: «Представителем власти в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости».

Это толкование совпадает с мнением медиаюриста Кравченко. Однако представитель СК Евгений Словцов сказал корреспонденту «7x7», что ошибки в квалификации правонарушения нет: «Если бы была неправильная квалификация, то решение о возбуждении уголовного дела по этой статье было бы признано незаконным, но оно не было отменено. Постановление о возбуждении уголовного дела может отменить прокуратура либо суд. В настоящее время следственные действия по делу продолжаются».

Сергей Гогин, фото автора, «7х7»

Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Илья Благодатский
31 авг 2018 09:00

Какой ужас.

Последние новости