Собирается ежемесячно 44 912 из 250 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Оренбургская область
  2. Бывший руководитель Оренбургского отделения партии «Справедливая Россия» Владимир Фролов: Не может партия поддерживать Путина

Бывший руководитель Оренбургского отделения партии «Справедливая Россия» Владимир Фролов: Не может партия поддерживать Путина

«Меня убеждали накануне съезда, чтобы я не выступал»

Леонид Маслов
Владимир Фролов
Фото с сайта Законодательного собрания Оренбургской области

Бывший руководитель Оренбургского регионального отделения партии «Справедливая Россия», депутат областного законодательного собрания Владимир Фролов рассказал в интервью корреспонденту «7x7» об аресте мэра Оренбурга Евгения Арапова, пенсионной реформе и почему он вышел из партии «Справедливая Россия».

 

«Коррупционная система действовала не один год»

— Владимир Иванович, давайте начнем с самой громкой оренбургской сенсации последних недель — ареста главы города Евгения Арапова. Как вы можете прокомментировать этот арест и вообще ситуацию вокруг мэрии Оренбурга?

— Та информация, которая проходила до 14 августа [день задержания Евгения Арапова] и позже, до сегодняшнего дня, говорит о том, что следственные органы вели наблюдение за должностными лицами мэрии, в том числе за главой города, и вели его примерно в течение года. И если верить оперативной информации, то система сбора взяток от начальников управлений, заместителей главы города существовала и организована была давно. Поэтому то, что глава города Арапов непосредственно не был задержан с поличным, говорит о том, что он, может, никогда и не был бы задержан, потому что в мэрии, видимо, такая система, что получал эти взятки, допустим, Борисов или другие замы и приносили Арапову то, что ему причиталось. Можно ли верить тому, что говорит Борисов в отношении главы города? Я думаю, что это существовало реально. Перед тем, как его задержали, Арапов выходил в интернет, и я с ним общался…

— Вы общались в Facebook?

— Да. Я ему сказал: вашим оправдательным словам, что вы не знали, что Борисов берет взятки, и для вас его задержание полная неожиданность, — я нисколько не верю, уважаемый Евгений Сергеевич. Он ведь сразу лег в больницу после задержания Борисова и встречи с губернатором. Что тут скажешь? Почему-то вспоминают о своих болезнях только тогда, когда «запахло жареным», когда под тем или иным чиновником «стул горит». Вот тогда они вспоминают — и о медицине, и о врачах, и о том, что операцию надо делать. Конечно, если вы человек больной — значит, лечитесь вовремя, а не заявляйте, что вы больны, когда к вам должны «прийти». Тем более, у него были обыски и дома, и в служебном кабинете. У меня нет сомнений, что коррупционная система действовала не один год.

— Как, на ваш взгляд, события будут развиваться дальше?

— Здесь все зависит от команды администрации президента. Допустим, Бабича. Если будет команда на отстранение его от должности, то губернатор воспользуется своим правом и в соответствии с ФЗ №131 «Об общих принципах организации местного самоуправления» и отправит Арапова в отставку. Либо они будут дожидаться суда и приговора.

— А если Арапова оправдают?

— Я думаю, что его не оправдают. Доказательства у следствия, скорее всего, есть. Если бы их не было, то тогда его не стали бы арестовывать. Другое дело — какие доказательства: прямые или косвенные? Арапова могут приговорить и к штрафу, и к условному лишению свободы. Но штраф, я думаю, маловероятен. Скорее всего, приговорят к условному лишению свободы и запретят на какое-то время занимать руководящие должности в органах муниципальной и государственной власти.

 

«Этот вопрос задевает каждого гражданина России»

— На Совете Законодательного собрания вы голосовали против пенсионной реформы...

— Я инициировал рассмотрение этого вопроса на Совете 9 июля. Все отмалчивались, никто не хотел его поднимать. Я написал письмо председателю Законодательного собрания Сергею Грачеву и потребовал провести рассмотрение законопроекта о повышении пенсионного возраста. Я хотел, чтобы наша позиция была как-то услышана. Я понимал, что перебить фракцию «Единая Россия» мы не сможем, но каждый должен выразить свою позицию. Вопрос рассматривали на Совете так: зачитали мое письмо, и Грачев [председатель Законодательного собрания] предложил мне высказаться. Я 15 минут выступал. После этого выступили четыре председателя комитетов: Аверьянов, Хромушина, Ермакова, Шукурова. Их доводы были крайне неубедительны.

Вообще, перед рассмотрением этого вопроса на Совете была дана команда, чтобы все комитеты выразили свое отношение. Но так как в каждом комитете большинство депутатов состоят в «Единой России», все десять комитетов приняли решение поддержать этот законопроект. Кто голосовал против? Кроме председателей комитетов и руководства Законодательного собрания в Совет входят и руководители фракций. Понятно, как голосовала фракция «Единой России». Руководителей оппозиционных фракций — Максима Амелина (КПРФ) и Оксаны Набатчиковой (ЛДПР) — на Совете не было. Поэтому фактически против законопроекта о повышении пенсионного возраста проголосовал один я как руководитель фракции «Справедливой России».

13 августа я поставил на Совете вопрос о рассмотрении поправок к законопроекту, которые я внес. На тот момент другие фракции поправки не внесли. Шла дискуссия. Высказывались Амелин, Набатчикова. Им сказали: ну вы же не представили поправки, поэтому на рассмотрение этого законопроекта на профильном комитете [по социальной и демографической политике] мы пригласим только Владимира Ивановича. Заседание комитета назначено на 27 августа, тогда и будут рассмотрены мои поправки. Я знаю, что КПРФ и ЛДПР в срочном порядке сейчас делают поправки, потому что оказались в неудобном положении. Может быть, уже сделали и направили. Надо сказать, что и поправок фракции «Единая Россия» нет. Я задавал вопрос Олегу Димову, зампреду Законодательного собрания: как же так, вы заверяли, что собираете мнения людей, парторганизаций — а где же поправки-то? Он отвечает: еще не готовы. Интересно! Этот вопрос задевает каждого гражданина России, а они еще до сих пор не сформировали поправки. Димов, правда, сказал, что они будут вносить, но я сомневаюсь, честно говоря.

— А что предложили вы?

— Я предложил начать повышать пенсионный возраст с 1 января 2035 года. До этого нужно начать пенсионную реформу. И решать вопросы, которые давно стучатся, но по ним нет нормативно-правовой базы. Вопрос повышения пенсий, вопрос пересмотра самого законодательства пенсионного, потому что у нас есть категории граждан, которые получают пенсии ниже прожиточного минимума. Есть такой термин — получение социальной пенсии. То есть, когда у человека пенсия ниже прожиточного минимума, разницу ему доплачивает государство. Вот у нас в Оренбургской области более 60 тысяч пенсионеров получают пенсии ниже прожиточного минимума. Значит, надо принять закон, чтобы пенсия была выше прожиточного минимума, допустим, 150% [от него]. Потом, вопрос выплаты пенсий при потере кормильца. Это тоже вопрос из вопросов: 30% платится, мы настаиваем на 50%. И многое другое. То есть пенсионная реформа, заявленная уже давным-давно, с точки зрения подходов к изменению самой системы выплаты пенсий никак не решается. Кроме того, что обещают добавить по 1000 рублей, если повысить пенсионный возраст, но это глупо и смешно, конечно. Поэтому все эти вопросы должны быть решены до 1 января 2035 года. То есть повышение пенсионного возраста — точно не вопрос сегодняшнего дня.

 

«Не оказывать политическую поддержку Путину»

— В конце мая — начале июня в Оренбурге произошло то, что вы назвали «разгоном регионального отделения „Справедливой России“». Вы были руководителем этого отделения. Каков сейчас ваш статус?

— Я руководитель фракции «Справедливой России» в Законодательном собрании. Но в партии не состою. 1 июня я написал заявление Сергею Миронову [председателю партии «Справедливая Россия»] о добровольном выходе из партии, а также письмо и отправил его в президиум Центрального совета. Вернее, я писал не только лично ему, а хотел, чтобы это письмо прочитали все партийцы. Первопричина разгона нашего отделения в том, что оно — единственное из 85 региональных отделений, которое приняло четкое решение: не оказывать политическую поддержку Путину, если съезд партии решит поддержать его кандидатуру на выборах президента. Это решение приняла региональная партконференция 25 ноября 2017 года. За него проголосовало 27 делегатов, против — четыре. Мы это решение направили в президиум Центрального совета партии. Меня убеждали в Москве в декабре прошлого года, накануне съезда, чтобы я не выступал.

— Кто конкретно вас убеждал?

— Руководитель центрального аппарата, его заместитель, некоторые депутаты Госдумы подходили. Сценарий был таков: все единогласно должны были поддержать выдвижение Путина. Присутствовало там 40 телекамер, сотрудники администрации президента. Но я сказал, что буду выступать, я записан и мнение регионального отделения до съезда доведу. Потому что перед съездом я пытался достучаться до Миронова, высказал ему лично, при всех руководителях реготделений, что мы не имеем права рассматривать вопрос о политической поддержке. Съезд может только выдвинуть своего кандидата в президенты или вообще не участвовать в этом. То есть съезд мог принять решение, что нет у нас кандидатуры, не хочет Сергей Михайлович [Миронов], чтобы, допустим, Олег Шеин или другой человек пошел на выборы президента от партии «Справедливая Россия». Почему не хочет? Много причин, но главная та, что Миронов не хочет создать себе соперника в самой партии. Он это делает давно, «зачищает» поле. Ушли самые известные люди из партии за последние три года, например, Оксана Дмитриева и Иван Грачев. На предыдущих выборах президента Миронов получил менее 2% голосов и поэтому, с моей точки зрения, боится конкуренции, что выйдет Шеин и возьмет, допустим, 5% и его рейтинг побьет. И тогда встанет вопрос на съезде, что нужен другой лидер партии. И вообще я считаю, что Миронов решал свои личные вопросы с помощью этого съезда.

— Какие?

— Из разговоров в кулуарах съезда мне стало понятно, что Миронов претендует на должность президента Олимпийского комитета России. Как раз должен был этот пост покинуть Александр Жуков. И вот мне работники центрального аппарата говорят: ты сейчас Миронову подножку поставишь. Но я считаю, что нельзя решать свою судьбу за счет партии. На съезде мне все-таки дали слово. Я вышел и сказал, что не может партия поддерживать Путина, потому что он является ярым представителем олигархического капитала и обеспечивает в России власть крупного капитала. Я предложил кандидатуру Олега Шеина. Было голосование по этой кандидатуре. Да, мы не собрали необходимое количество голосов. Но против поддержки Путина выступили вместе со мной 17 делегатов съезда. И я понял, что мне это не простят.

Уже 19 января 2018 года на заседании Президиума партии был поставлен вопрос о расформировании Оренбургского реготделения. Но тогда была предвыборная президентская кампания, поэтому вопрос был отложен на время после выборов. Мне объявили 25 января строгий выговор. Тут еще надо понимать, что в «Справедливой России» существует очень жесткая вертикаль: кандидатуру руководителя регионального отделения может выдвигать только президиум центрального Совета партии. И мы после президентских выборов ждали, когда они эту кандидатуру выдвинут. 7 апреля не выдвинули, фактически сорвали проведение региональной партконференции. Мы перенесли партконференцию по их предложению на 26 мая. И только 25 мая вечером они все-таки представили кандидатуру Сергея Яцыны. А ее большинство делегатов рассматривать отказалось. Мы приняли обращение к Миронову, избрали руководящие органы. Я отказался быть председателем, потому что дальше работать с Мироновым не получалось.

 

«В нас просто плюнули»

— С Мироновым у вас были конфликты и до этого?

— Три конфликта было, учитывая нынешний. Еще два — в 2014 году на выборах губернатора и в июне 2016 года на выборах депутатов Госдумы. В 2016 году мы на съезде узнаем, что в список территориальной группы перед нами поставили двоих неизвестных людей. И я задаю вопрос Миронову: кто же это такие? Выяснилось: это помощник депутата и жена одного богатого человека из Татарстана, ее в тамошнюю территориальную группу не включили. И когда мы это узнали, то написали заявления о том, что снимаем с выборов свои кандидатуры, все пять оренбургских кандидатов в депутаты. Из-за нашего массового снятия с выборов и был конфликт. А в 2014 году нам вообще запретили участвовать в губернаторских выборах, отстранили региональное отделение от выборов губернатора. Тогда мы «ослушались» и поддержали единогласно на своей партконференции кандидата в губернаторы Катасонова.

Все это накапливалось… 30 мая все полномочия руководства Оренбургского отделения «Справедливой России» были прекращены постановлением президиума центрального Совета партии, было назначено проведение новой партконференции. Я с этим не согласился, потому что конференция, которую мы провели 26 мая, была полностью легитимной. Короче говоря, в нас просто плюнули. Тогда я вышел из партии, написал заявление на имя Миронова, что не только не могу руководить региональным отделением, но и вообще находиться в партийных рядах. 14 июня были разогнаны все первичные отделения и половина местных, а 7 июля провели якобы конференцию. Но они не могли это сделать, потому что большинство членов партии не участвовало в избрании делегатов на эту конференцию! В областном управлении юстиции нам ответили, что все прошло по закону. В общем, не захотели разбираться. Я направил во многие региональные партийные организации письмо о том, что Миронов разогнал наше отделение, чтобы они это знали.

Я в «Справедливой России» состоял семь с половиной лет, пять с половиной лет возглавлял региональное отделение партии. Мы прошли самые сложные времена, где-то, может быть, ошибались, не без этого, но самое главное — мы сами себя не предавали. Я продолжаю работать с местными партийными организациями, помогаю им решать их проблемы. Что дальше будет — решит съезд в декабре.


Владимир Фролов родился 30 июля 1954 года в Оренбурге. В 1975 году окончил Оренбургское высшее военное авиационное училище имени Полбина. С сентября 1997 года он руководитель Оренбургского регионального отделения общероссийского политического движения «В поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки», с марта 1998 года — личный помощник депутата Госдумы генерал-лейтенанта Льва Рохлина, депутат Законодательного собрания Оренбургской области. Впоследствии его избирали депутатом Заксобрания еще четыре раза. С 2006 года — руководитель областной организации партии «Патриоты России», с февраля 2013 года возглавлял областное отделение «Справедливой России», с июня 2018-го — беспартийный. Отмечен почетным знаком Государственной думы «За развитие парламентаризма в России», почетной грамотой Законодательного собрания и почетной грамотой председателя партии «Справедливая Россия» Сергея Миронова.

Материалы по теме
Мнение
10 дек 2021
Анатолий Цыганков
Анатолий Цыганков
В следующем созыве Заксобрания Карелии может не оказаться депутатов от оппозиционных партий?
Мнение
27 дек 2021
Лев Саламатов
Лев Саламатов
Итоги недели 20–26 декабря в Кировской области
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
КоррупцияПутинСправедливая РоссияОренбургская областьВыборыПенсии
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!