Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Рязанская область

«Она — мои ноги, я — ее руки». Для чего супруги с инвалидностью создали в Рязани благотворительный фонд «Большие дела»

О законах выживания, пожертвованиях и принципе «лучше дать сеть, чем рыбку»

Супруги Карина Авдеева и Денис Булдаков — оба с инвалидностью — когда-то сами получали помощь от других людей, потом «волонтерили» на благотворительных сайтах, а в 2014 году основали свой фонд помощи «Большие дела». Денис и Карина живут в поселке Мурмино под Рязанью, но помогают нуждающимся из других российских регионов и зарубежья. За 2017 год им удалось собрать для них чуть больше 6,5 млн руб., но они говорят, что это «капля в море». Как супругам удалось обеспечить 40 мурминских инвалидов компьютерами, собрать средства на лечение для десятков детей и взрослых — в репортаже «7x7».

 

«Постоянно требуется кого-то спасать»

Супруги живут в рязанском поселке Мурмино, который находится в 30 километрах от Рязани. В старом двухэтажном кирпичном доме с деревянными высокими ступеньками в подъезде. Не слишком новая иномарка Дениса припаркована во дворе, по которому гуляют соседские куры. «Транспорт» Карины — инвалидное кресло — стоит в подъезде под лестницей. Дверь в их квартиру почти всегда открыта: боятся, что гость может не дождаться, пока кто-то из них дойдет до двери и повернет ключ в замке.

 

 

Любого пришедшего встречают два золотистых ретривера Ричард и Рада. Он подпрыгивает на месте и энергично виляет хвостом, она едва переваливается: два года назад ее привезла дочь Карины Катя, прежние хозяева держали собаку на цепи в частном доме, кормили раз в сутки, месяц назад Рада перенесла операцию.

— Потому она и такая толстая: боится голода и ест, ест. Надо на диету сажать, — объясняет Карина и поворачивается к собакам. — Хватит прыгать, идите на место!

Оба ретривера укладываются на пол, но не сводят глаз с печенья и шоколадок на столе.

Карине и Денису — около сорока. Они еле ходят по квартире, придерживаясь за стены. По пути от кухни до комнаты к стенам прикреплены поручни, чтобы обоим было легче передвигаться. За пределами квартиры ходить сложнее. До недавнего времени они могли перемещаться по поселку только на такси, но надумали купить машину. Решили, что кредит выплачивать выгоднее, чем платить таксисту.

Карина ходит чуть лучше, у Дениса немного проворнее, чем у нее, работают руки, поэтому в семье есть негласное разделение обязанностей: жена выгуливает собак, а некоторые домашние работы — на муже.

— Она — мои ноги, я — ее руки, — смеется Денис. У обоих — труднопроизносимые приобретенные заболевания, о которых они предпочитают не рассказывать. Говорят только, что оба уже были «одной ногой на том свете», выжить помогли добрые люди, свое желание жить и клиника в Тибете. Карина отправилась туда в инвалидном кресле, вернулась на своих ногах: иглоукалывание, таблетки из местных трав, медитации и природа помогли ей за две недели.

 

 

 
 
 

 

— Я выжила, потому что сестры подарили мне ноутбук и подключили интернет. Я нашла людей с похожим заболеванием, с похожими проблемами. Они помогали мне советами и собрали деньги на поездку в Тибет — многие уже проходили там курс реабилитации. В интернете же познакомились с Денисом — сам он с Урала. Познакомились, долго переписывались. Впервые увиделись тоже в Тибете. Вернулись в Россию и поженились. Сколько к нам приехало друзей по форуму, — Карина округляет глаза и разводит руки широко в стороны, — не сосчитать!

Поженились и вскоре решили «отплатить добром за добро»: помогли выжить им — они должны помочь выжить другим. Тем более, к тому времени опыт сбора средств в сети был: Карина работала волонтером на благотворительном форуме «Помоги делом».

— Да и что бы мы еще смогли делать? Вот так сидеть дома и охать по своим болячкам? Так и правда умереть можно. А сейчас, когда фонд уже работает, когда понимаешь, что помог выжить ребенку, такая радость охватывает, такой прилив сил! Я даже лучше ходить начинаю, — уверяет хозяйка.

Во время разговора она периодически берет в руки смартфон, что-то кому-то пишет. Денис делает замечание: мол, в доме гости. Руководитель фонда втолковывает мужу, что она должна быть постоянно на связи, что к ней многие обращаются за советом.

Денис переводит разговор на другую тему:

— Вот еще одно наше лекарство — Рич с Радой. Утром просыпаешься и не знаешь, как больное тело с кровати поднять. Погладишь их, поговоришь, уже и легче становится. Наверное, передают часть своей энергии. Такая у нас «собакотерапия». К нам даже одна семья с детьми ездит: свою собаку пока завести не могут, поэтому с нашими ходят гулять. Играют, купаются в озере Велье — оно ж у нас практически во дворе, в двадцати метрах.

Говорит, что есть еще «лечебный» кот, но он свободолюбивый и сейчас ушел гулять. А недавно Катя нашла в роще недалеко от дома котят. Их засунули в пакет и повесили на дерево. Выходить удалось только одного, и его пристроили в хорошие руки.

— У нас этот процесс не прекращается, постоянно требуется кого-то срочно спасать, — смеется Денис.

Каждый шаг дается мужчине с трудом, но он настойчиво продолжает «ухаживать за дамами»: подливает кофе, предлагает попробовать козьего молока, которое берут у соседей.

 

«Все достойны жизни»

Когда супруги почти четыре года назад зарегистрировали фонд «Большие дела», такие же маломобильные знакомые из Украины помогли им сделать сайт. Сейчас его работу поддерживают волонтеры из Луганска и Донецка. Часто они находятся вне зоны доступа: по словам Карины, им «то интернет разбомбят, то еще что-то случается».

— Сначала дело не пошло. Мы ведь не пытаемся «давить на жалость», мы просто описываем ситуацию. Помогаем не только детям, которым срочно требуется лечение, но и одиноким старикам, которым, к примеру, нужно сделать ремонт в квартире — из-за маленьких пенсий и отсутствия родственников они не могут это сделать сами. Помню, у одной женщины из Луганска во время боевых действий взрывной волной выбило все окна, и она всю осень мерзла. Потом все же удалось ей помочь деньгами — люди собрали, — вспоминает Авдеева.

— Странное это чувство, — подхватывает муж, — когда за других радуешься так, как за себя никогда не радовался. Вроде и не видели этих людей, знакомы только по интернету, но они становятся как родные. Со многими потом поддерживаем связь, когда уже у людей минует кризис.

Чрезмерное сопереживание и стремление помочь однажды вышло боком. Женщина из другого региона познакомилась с рязанцем и приехала к нему с двумя детьми. Родила от него третьего. Новый муж оказался далеко не принцем на белом коне, женщина с детьми осталась одна, денег на обратную дорогу не было. Довольно долго она жила у организаторов фонда и однажды попалась на краже денег — вытащила деньги из сумочки Карины. Ей указали на дверь.

— Каринка еще месяц рыдала от такого предательства. Да и детей жалко было, — объясняет Денис.

Сейчас собирают средства на дорогостоящее лечение нескольким детям и взрослым, на ремонт жилья инвалидов по проекту «Добрый ремонт». Готовятся начать сбор средств для 16-летней Лилу из Санкт-Петербурга и рязанского общества детей-инвалидов «Росток».

— Помните громкий случай, когда девочка в Питере выбросилась с 10-го этажа после того, как ей в сотый раз позвонили коллекторы? Это Лилу. Она выжила, но стала калекой. Мы только что вернулись из Санкт-Петербурга, виделись с ней. Лилу — глубокий инвалид, но какое у нее чувство юмора! Ей требуется серьезная реабилитация, — продолжает Денис.

— А общество «Росток»? — вступает супруга. — Я сначала даже не поняла: как это — общество детей-инвалидов, а такие огромные деньги за коммунальные услуги в их помещении платят. Здесь бы государству им помочь: с детьми в обществе занимаются рукоделием, развивают их всесторонне — они под присмотром. Но… ну как-то так все у нас. Мы не смогли пройти мимо их проблем, постараемся облегчить их существование.

Как получилось, что начали помогать людям изо всех регионов, даже очень отдаленных — сами не знают. Говорят, «всех жалко, все достойны жизни». Смеются: о фонде уже узнали люди почти по всей стране, а в родном поселке даже не догадывались. До того момента, пока Булдаков не нашел возможность обеспечить детей-инвалидов компьютерами.

— Одна иностранная компания списала компьютеры через три года их работы, передали нам. Мы расклеили объявления по всему поселку, что можно к нам обратиться, если у вас ребенок — инвалид. Сначала не верили, что «раздаем за просто так», потом потянулись к нам. Это хорошо, что ребята получили компьютеры. Если их использовать с умом, а не только для игр, можно для себя открыть весь мир, даже сидя в инвалидном кресле, — рассуждает он.

 

 

«Стали жертвовать по 50 и даже 20 рублей»

Одно время супруги старались развивать на сайте важное направление — «ярмарку услуг». Это раздел, в котором маломобильные люди предлагают свои знания и умения: компьютерный дизайн, репетиторство, вязание игрушек и вещей на заказ, написание поздравительных стихотворений или праздничных сценариев.

— Понятно, что сбор средств — это одноразово, на лечение или реабилитацию. А как быть взрослым инвалидам? На какие средства жить, если пенсии не хватает даже на лекарства? И здесь дело даже не на все сто процентов в деньгах. А в том, что человек должен чувствовать свою нужность, что его умение кому-то пригодится. Как говорится, лучше дать сеть, чем накормить рыбкой, — поясняет свою мысль Авдеева.

По ее словам, «дело идет не очень». И не понимает, почему за одной и той же услугой люди чаще обращаются в разрекламированные агентства, чем к инвалидам, у которых этот же заказ будет стоить гораздо дешевле.

— То ли к инвалидам у нас до сих пор какое-то предвзятое отношение — мол, все равно как следует не сделает, то ли просто не хочется с ними лишний раз общаться. Но людям с проблемным здоровьем гораздо приятнее сделать работу на совесть и получить за нее деньги, чем просто забрать благотворительную финансовую помощь. Каждый из них мог бы претендовать на благотворительный сбор, но надеется заработать своими руками или головой, — продолжает она свою мысль.

Карина расстраивается: пришлось прекратить заниматься этим направлением, потому что фонду пришлось бы платить налог на прибыль. Даже если прибыли нет, «налог нас нашел бы». Осталась только тема в их группе в социальной сети «ВКонтакте». Там заказчик имеет дело напрямую с исполнителем. Рекламы нет, на это у фонда нет средств. Организаторы имеют право и по уставу, и по закону оставлять себе небольшой процент с собранных сумм, но эти деньги Авдеева с Булдаковым передают Рязанскому обществу слепых на проведение ежегодных праздников.

— Если уж совсем честно, то и сборы сейчас тяжело идут, — замечает супруг. — Раньше такого представить не могли, а сейчас люди стали жертвовать по 50 рублей, по 30, даже 20. Тут то ли умиляйся от осознания того, что людям трудно выживать, но они понимают, что инвалидам еще тяжелее. То ли ужасаться от того, насколько всем нам стало хуже в материальном плане.

В 2017 году фонду «Большие дела» удалось собрать чуть больше 6,5 млн руб.

— Это — капля в море, — признают супруги. — Нуждающихся людей столько, что и подумать страшно, охватить всех просто невозможно. Но если не помочь, они могут умереть. И как тут быть?

Екатерина Вулих, фото автора и из личного архива героев, «7х7»

Последние новости

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.