Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Карелия

В Карелии прекращено дело о поджоге здания Зимней гостиницы на Валааме. Обзор «7х7»

Почему потерпевшие отказались от исков, а обвинение поддержало примирение

Сортавальский городской суд прекратил судебное разбирательство о поджоге здания-памятника «Зимняя гостиница» на Валааме в результате примирения сторон — бывшего жителя Валаама, обвиняемого Дмитрия Синицы и пострадавших — Валаамского монастыря и нескольких бывших соседей Синицы. Это произошло на первом же основном заседании 30 июля. Почти все участники процесса назвали такой исход неожиданным. Почему его нельзя считать неожиданным — в обзоре «7x7».

 

Когда случился пожар и что сгорело

Пожар на Валааме произошел 1 мая 2016 года, в пасхальное утро, в то время, когда братия и многие жители острова собрались в Спасо-Преображенском соборе на праздничную службу. Местные жители так его и называют — «пасхальный пожар» — и грустно шутят про «схождение благодатного огня».

В пожаре сильно пострадало здание — памятник архитектуры федерального значения, он же — многоквартирный дом, где располагались квартиры местных жителей. Здание было передано монастырю в 2006 году. В то время здесь жило несколько десятков человек.

Валаамский монастырь в последние годы добивался переселения людей из Зимней гостиницы на материк, в дома, построенные или реконструированные по заказу монастыря, в том числе за счет средств, выделенных из федерального бюджета. В отношении тех, кто не соглашался покидать остров добровольно, монастырь инициировал судебные иски о выселении. Суды позицию монастыря поддержали. Однако несколько человек отказывались выселяться из здания и вынуждены были сделать это только после пожара.

 

Что выяснило следствие

Следствие считает виновным в умышленном поджоге здания местного жителя Дмитрия Синицу. Он был взят под стражу в день пожара и провел в СИЗО полгода, затем был выпущен под подписку о невыезде. Следствие продолжалось более двух лет и завершилось в конце мая 2018 года.

По версии следствия, Синица поджог свою квартиру, находясь в состоянии алкогольного опьянения, из хулиганских побуждений и неприязненного отношения к Валаамскому монастырю. Поджог стал непосредственным результатом конфликта Синицы с работником монастыря Денисом Назиным, с которым они вместе употребляли спиртное в ночь перед пожаром. Впоследствии Назин дал показания против Синицы и назвал того виновником пожара. Назин проходил по делу в качестве свидетеля.

Признательные показания Синицы, данные им сразу после пожара, пожарно-техническая экспертиза и свидетельские показания, собранные следствием, позволили предъявить Синице обвинение в поджоге. Ущерб от пожара следствие оценило в 398 млн руб.

 

Позиция обвиняемого Дмитрия Синицы

Во время следствия и перед судом Дмитрий Синица называл себя невиновным. Он настаивал на том, что не мог поджечь свою квартиру, которая была его единственным жильем и в которой он незадолго до пожара сделал ремонт.

 

Дмитрий Синица

 

Сам пожар Синица называл провокацией и «подставой» со стороны Валаамского монастыря. В материалах дела есть обращения Синицы в прокуратуру, где он настаивает на своей невиновности и говорит о возможной причастности к пожару Дениса Назина, работника монастыря.

Свои признательные показания на этапе следственных действий и во время ареста в СИЗО Синица пытался оспорить, утверждая, что он дал их под давлением и под угрозой применения насилия со стороны оперативных сотрудников Сортавальского отдела МВД.

 

Как произошло примирение

На заседание суда 30 июля явились представитель потерпевшей стороны, Валаамского монастыря, Геннадий Козак, а также одна из потерпевших — бывшая соседка Синицы Наталья Шишкина.

 

 

В начале заседания Шишкина и Козак неожиданно заявили об отказе от претензий к Синице в связи с тем, что тот принес им извинения, и попросили прекратить преследование обвиняемого. О том же в письменной форме просили суд и другие потерпевшие. Все они одновременно отказались от гражданских исков о причинении ущерба, который до этого называли существенным для себя.

 

Андрей Михеев

 

Судья Андрей Михеев, обращаясь к подсудимому, специально подчеркнул, что не будет требовать от него признания вины. Синице разъяснили, что примирение сторон, если оно будет достигнуто, не означает, что подсудимый оправдан. Более того, никаких прав на реабилитацию за незаконное преследование и содержание в СИЗО у Синицы не будет.

Синица согласился на примирение и все его условия, вину он так и не признал. После заседания он сообщил «7x7», что не видел для себя другого выхода, потому что не верит в справедливость судебной системы и объективное судебное разбирательство. Более того, после получения обвинительного заключения Синица сам обращался к настоятелю монастыря Панкратию (Жердеву) с предложением о примирении. Выяснилось, что после выхода из СИЗО Синица вместе с некоторыми другими пострадавшими от пожара получил от монастыря материальную компенсацию в размере нескольких десятков тысяч рублей.

Синица сказал, что не будет оспаривать решение суда, но надеется на то, что правозащитники, общественность и СМИ продолжат освещать тему нарушения прав местных жителей.

 

 

Позиция основного пострадавшего — Валаамского монастыря

Адвокат Геннадий Козак, представлявший Валаамский монастырь, подал заявление пострадавшей стороны о прекращении уголовного дела в связи с примирением. В разговоре с корреспондентом «7x7» адвокат сказал, что не уполномочен говорить от имени монастыря. Он упомянул, однако, что материальный ущерб монастырю «с божьей помощью, а также с помощью пожертвований юридических и физических лиц» возмещен полностью, поэтому никаких материальных претензий монастырь Синице не предъявляет. Какие юридические и физические лица направляли пожертвования, адвокат уточнить отказался.

 

Геннадий Козак

 

Позиция государственного обвинения

Прокурор города Сортавала Николай Терешков, представлявший государственное обвинение, поддержал примирение сторон. Корреспонденту «7x7» он сообщил, что для прокуратуры такое развитие событий стало неожиданностью, но стороны имеют на это право. Длительное следствие и подписанное ранее прокуратурой обвинительное заключение не стали препятствием для поддержки примирения.

— Это и право сторон принимать такое решение, и наше право в рамках закона это решение поддержать. Преступление совершено более двух лет назад, эмоции схлынули, извинения Синица принес, ущерб возмещен. Поэтому я не удивлен, что так это закончилось. Вопрос о виновности Синицы остался „за кадром“, но это не так важно, — заключил прокурор.

 

Николай Терешков

 

Что о примирении думают свидетели

На заседание суда 30 июля явился только один свидетель — Олег Яровой, историк, бывший сотрудник валаамского музея-заповедника. В связи с примирением сторон его не опрашивали. Однако после заседания рассказал корреспонденту «7x7» о том, что у него остались вопросы к следствию, которые он хотел задать на суде. По мнению Ярового, постановление о прекращении разбирательства нельзя считать правосудным потому, что суд должен был разобраться в тех вопросах, в которых не разобралось следствие, и, возможно, отправить дело на новое расследование, в том числе с участием следователей ФСБ.

Примирение сторон по делу о поджоге и фактическом уничтожении памятника архитектуры федерального значения, находившемся под защитой государства, Яровой считает нонсенсом, называя поджог «Зимней» преступлением против государства. По его мнению, судебное разбирательство должно было продолжаться до тех пор, пока не был бы установлен истинный виновник или виновники пожара. Для этого необходимо было внимательно допросить тех свидетелей, которых не допросило следствие. В их числе — учредитель ООО «СЭНТ», который был фактическим владельцем здания, эконом Валаамского монастыря Ефрем (Мухин), директор ООО «СЭНТ» Вера Скобелева и другие представители монастыря. Кроме того, суду необходимо было разобраться и с действиями пожарных и других должностных лиц. Он выразил надежду, что этими вопросами займутся следственные органы и правоохранительные структуры в рамках других судебных процессов, связанных с конфликтом между местными жителями и Валаамским монастырем.

Глеб Яровой, фото автора, «7х7»

Последние новости

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
29 мар 16:41

Продолжение суда не устраивало в основном монастырь и следствие. Я не знал, что делать до последнего момента. Следствию мировая понравилась - мотив остается скрыт. Оно не хотело смелости и переступить грань которая может привести к ужасающим открытиям... Понять суть и цели людей, которые привели к десятилетним издевательствам и демонтажем жизней людей и семьей на маленьком острове. Это логично привело к трагедии пожара дома жителей и разрушению поселения всего за один день в Пасху. Двух зайцев сразу... Огнем! Причины предательства уходят к 2006 году. Выводы неутешительны. Монастырь, как выгодоприобретатель ни в каком случае не желал (а получил втрое больше чем пострадал) широкой огласки, со стороны защиты, причин двух разрушений одновременно: дома местных жителей и социума поселения. И связанность этих причин в расследовании пожара. Все было очевидно, и это было тем, что "нельзя называть вслух". Если кто-либо пожелает добраться до истины, то нужно немного времени и просмотреть события по демонтажу светского Валаама с 2006 г. Вывод придет один и сам собой. Кто именно этого добивался не сложно догадаться. Но все молчат. А если говорят, то пускают нагло пыль в глаза или не в курсе. Мое следствие и обвинение закономерный ход выгодоприобретателей этого странного союза. Если бы не было мировой, то правда обнажалась бы с ужасающей ясностью. И на случайный пожар уже было бы не списать. И мне бы тогда уж точно несдобровать. Это жесткая и беспощадная сила в защите своих новых ценностей и интересов. Суд был не нужен никому. Дело сделано. Они получили желаемое. Поселение разрушено. Жителей острова нет. И нужно было бы (а то еще и придется) стеной стоять что бы защищать интересы и личности выгодоприобретателей и скрывать многолетние преступные действия против прав общины жителей на острове и изгнание уже огнем с мест ставших родиной. Мировая прошла формально. Дело по сути не закончено..