Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми

О «списке условий» Марущака для КПРФ перед выборами 2015 года. Депутата совета Сыктывкара Богданова допросили по делу Гайзера

Документ был изъят у Марущака при обыске. Он настаивает, что не передавал его коммунистам

В Замоскворецком суде Москвы по видеосвязи с Сыктывкарским городским судом 24 и 26 июля допросили депутата совета Сыктывкара от КПРФ Илью Богданова и бывшего председателя правительства Коми Владимира Тукмакова. Богданов рассказал об условиях, которые выдвигал Марущак коммунистам перед выборами в Госсовет Коми в 2015 году, роли в этом действующего мэра Сыктывкара Валерия Козлова и влиянии Марущака на СМИ республики. Подробности — в материале корреспондента «7x7».

 

Разговор Марущака и Козлова с коммунистами накануне выборов 2015 года

Депутат Илья Богданов рассказал, что у него нет конкретных данных о том, что бывший начальник управления информации администрации главы Павел Марущак и замглавы Коми Алексей Чернов устраняли неугодных лиц с оппозиционными взглядами. В политических кругах, по его словам, всегда было известно, что Марущак отвечал за СМИ и мог влиять на освещение новостей.

В качестве примера свидетель рассказал об «информационной войне», развернутой против руководителя КПРФ в Коми Вячеслава Шулепова в 2011 году. Тогда, напомнил он, накануне выборов в Госсовет республики во многих СМИ республики были опубликованы материалы о том, что Шулепов якобы незаконно приватизировал здание детского сада.

— Практически все [издания] потом проиграли суды о защите чести и достоинства и дали опровержения, но это было уже после выборов, после того как результат был достигнут, — вспомнил Богданов.

— Известна ли вам причастность Марущака и Чернова к этой атаке? — уточнил прокурор.

Богданов ответил, что уверен — без указа сверху ни одно республиканское и районное СМИ никогда бы не опубликовало компрометирующие материалы про КПРФ и ее кандидатов.

Также свидетель рассказал, что в 2015 году, накануне избирательной кампании в Госсовет и совет Сыктывкара, Марущак пригласил его для беседы в свой кабинет. На встрече, кроме Богданова, присутствовали первый секретарь КПРФ в Коми Олег Михайлов и на тот момент заместитель главы администрации Сыктывкара Валерий Козлов (в настоящее время — мэр Сыктывкара). Богданову и Михайлову на встрече вручили небольшой листок с перечнем условий «для беспроблемного прохождения избирательной кампании». Согласно этому документу, коммунистам нужно было согласовать с Марущаком и Козловым списки наблюдателей и списки кандидатов от партии на выборах и исключить из выборного процесса члена партии, юриста КПРФ Юрия Князева (он вел судебные процессы, связанные с выборами). В случае выполнения этих условий Марущак и Козлов гарантировали Богданову «гладкое прохождение избирательной кампании и без грязи компроматов».

Прокурор предложил зачитать этот список, так как документ изъяли при обыске в кабинете Марущака и приобщили к материалам дела. В нем было также указано, что коммунистам, кроме прочего, предлагалось передать Марущаку копии протоколов голосования, согласовать список агитматериалов и своих мероприятий, а также передать список бригадиров и членов агитационной сети коммунистов.

Богданов также вспомнил, что Козлов на встрече спросил у него, сколько кандидатов коммунисты намерены провести в горсовет. Он ответил, что не менее четырех, Козлов на это заметил: «Посмотрим».

В итоге, по словам свидетеля, в совете Сыктывкара остался только он один, а в предыдущем созыве работали шестеро депутатов-коммунистов.

— Мы сразу отказались от данного предложения, потому что согласовывать какие-либо списки практически с политическими противниками [неприемлемо], — объяснил Богданов.

Прокурор спросил у Марущака, передавал ли он Богданову этот лист со списком требований, обвиняемый коротко ответил: «Нет». Его адвокат Сергей Егоров попросил подзащитного в следующий раз согласовывать свои ответы с ним и заявил, что словом «нет» Марущак отказался отвечать на вопрос прокурора. Последний настоял, что это был все-таки ответ на вопрос.

 

Ботанический сад

О том, что Марущак принимал участие в решении вопроса с ботаническим садом в Сыктывкаре, Богданов, по его словам, узнал из СМИ. Свидетель вспомнил, что спустя две недели после того, как вопрос начали рассматривать в совете города, в офис коммунистов пришел гендиректор компании «Модулор» и представил план застройки участка, который предполагал сохранение примерно 50% площади ботсада.

По словам свидетеля, на тот момент территория сада представляла собой «непролазное нагромождение кустарников и деревьев» и надо было облагораживать территорию. После разговора с директором «Модулора» депутаты согласились, что проект будет полезен городу и что там будут построены всего два дома. После этого в администрации города был представлен другой проект с другими параметрами, но фракция все равно его поддержала.

Адвокат Марущака Сергей Егоров поинтересовался, почему коммунисты доверились человеку, который представил проект. Богданов ответил, что это был единственный проект и других вариантов не было, но также они советовались с экологами и специалистами, которые отозвались о проекте положительно.

 

«Рубеж Севера»*

Богданов предположил, что националистическая организация «Рубеж Севера»* (запрещена и ликвидирована по решению суда в ноябре 2016 года) была создана по инициативе администрации главы республики (про это можно прочитать в расследовании «7x7» «Стирая „Рубеж“»). По его словам, организация стала известна после акций «Оккупай-педофиляй» и кормления людей «чуть ли не с лопат хлебом» (подразумевалась акция по бесплатной раздаче хлеба в сыктывкарском районе Лесозавод).

Запрещенный и ликвидированный в России «Рубеж Севера»*, по словам свидетеля, был организацией со своей иерархией и структурой. Националистов в Коми в свое время возглавлял политический активист Юрий Екишев, который был осужден в 2006 году и отбывал наказание. После этого они оказались без руководства, и в связи с этим, возможно, было решено создать организацию и сделать ее максимально подконтрольной властям.

 

Вопросы Марущака и Чернова Богданову

Далее о своем личном участии начал расспрашивать свидетеля сам Марущак.

— Были ли случаи, когда списки не регистрировали? — спросил обвиняемый.

Богданов ответил, что таких случаев не было и условий подобных тем, которые были озвучены на встрече в 2015 году, не было.

— Из каких источников известно, что Колегов — проект? — спросил Марущак.

По словам свидетеля, о Колегове и его связях с администрацией главы он знает из косвенных источников и публикаций «Красного знамени». Также ему известно, что пакет акций издания бывшая супруга Марущака передала Колегову.  

— А моя супруга являлась представителем администрации главы и правительства Коми? — спросил Марущак.

— Нет, — ответил свидетель.

Богданов также рассказал, что в 2015 году была организована информационная блокада деятельности коммунистов в Коми. Несмотря на то, что всем кандидатам гарантировано равное освещение в СМИ, у «Единой России» «все материалы выходили в дневное время, а у КПРФ и других партий — после часа ночи».

Защита обвиняемых поинтересовалась, почему КПРФ не оспаривала результаты выборов. По словам свидетеля, с учетом действий власти они не видели в этом перспективы, так как предполагали, что суды также подконтрольны администрации республики.

Адвокат Егоров попытался поймать Богданова на противоречии, сначала спросив, был ли «Рубеж Севера»* за или против Марущака, а затем про случай, когда националисты устроили провокацию, ворвавшись на собрание «Мемориала». Когда Богданов ответил, что «Рубеж Севера»* был за Марущака, Егоров попросил его объяснить, почему в таком случае они напали на «Мемориал», членом которого являлся его подзащитный. Богданов объяснил, что к тому моменту Марущака уже исключили из «Мемориала» (в апреле 2012 года Марущак был исключен из «Мемориала», а нападение на членов организации состоялось в мае 2013 года).

— Выборы состоялись 13 сентября, 19 сентября так называемая действующая власть была арестована. Что вам мешало оспорить ее действия в условиях, когда в республике появилась новая власть? — спросил Чернов.

По словам свидетеля, формально выборное законодательство было соблюдено, а если «что-то происходило — то происходило до выборов». Манипуляции приводили к искажению результатов голосования, сказал он, напомнив о проекте по спаиванию потенциальных избирателей «Огненная вода» в Инте.

— Вам в Инте кто-то мешал работать и организовать посиделки в гаражах? У вас были препоны? — спросил Чернов. Свидетель ответил, что не было.

В показаниях, которые Богданов давал во время следствия, он говорил, что редакции СМИ боялись Марущака в силу «авторитета занимаемой им должности». Он мог сделать жизнь любого гражданина, должностного лица или организации невыносимой, представить в негативном свете, уверен Богданов. Так, например, произошло с коммунистом Вячеславом Шулеповым, который нашел подтасовки на выборах в пользу «Единой России».

Большинство депутатов горсовета Сыктывкара и Госсовета республики, по словам свидетеля, также находились под влиянием Марущака. Например, он вызывал к себе депутата горсовета Надежду Цветкову и говорил, какие именно надо принимать решения. Взамен Марущак обеспечивал лояльность к депутатам «желтого дома» (администрации главы Коми), а также гарантированное избрание на следующих выборах. Если кто-то отказывался, он мог делать информационные вбросы и подтасовывать голоса, чтобы депутат не смог переизбраться.

 

ПАРНАС, партия Навального и наблюдатели «Голоса»

Богданов подтвердил суду свои показания, данные следствию, но заметил, что некоторые высказывания были излишне эмоциональными. После этого стороны вновь перешли к вопросам свидетелю.

Чернов попросил рассказать о взаимодействии КПРФ с ассоциацией «Голос» по вопросам предоставления наблюдателей на выборы в Коми. Также его интересовали подробности о создании протестной группы во «ВКонтакте» с семью тысячами участников, в которую вошли представители КПРФ, ПАРНАСа, партии Навального и наблюдательского движения «Голоса». По словам Чернова, группа была создана «с целью организации митингов, направленных на дискредитацию прошедшей избирательной кампании и политической системы Российской Федерации».

По мнению Богданова, дискредитация выборов происходила силами участковых избирательных комиссий, когда были переписаны большинство протоколов с участков Сыктывкара. Результаты, которые получили наблюдатели от КПРФ, существенно отличались от данных, введенных в ГАС «Выборы». Поэтому, по словам свидетеля, началась протестная кампания «по поводу этого беспредела».

Чернов спросил, правильно ли он понимает, что КПРФ привлекала к наблюдению на выборах организации, которые финансируются из иностранных фондов (подразумевая «Голос»). Богданов ответил, что «иностранным агентом» «Голос» признали значительно позже.

 

Допрос Тукмакова

Также допросили бывшего председателя правительства Коми Владимира Тукмакова. Прокурора интересовало время, когда он входил в совет директоров «Фонда поддержки инвестпроектов».

Свидетель рассказал, что в совет директоров он вошел в 2010 году, когда глава Коми Вячеслав Гайзер предложил ему должность своего заместителя. Сначала Тукмаков был заместителем по вопросам инвестиционного развития, а затем занимался блоком экономических вопросов. В должности замглавы Коми он также вошел в правительство республики, затем был министром финансов, а после — председателем правительства до 2015 года. Сейчас Тукмаков в поисках работы.

С Гайзером свидетель знаком 25 лет, они вместе работали с 1993 года. В создании фонда он участия не принимал, так как работал в это время в Росфиннадзоре. По словам Тукмакова, решения фонда принимались коллегиально и каждый из членов принимал решение самостоятельно.

Прокурор попросил вспомнить хотя бы один случай, когда совет директоров собирался и обсуждал какой-либо вопрос. Тукмаков рассказал, что очно для обсуждения работы все члены собирались раз в год в кабинете Гайзера. Руководитель фонда Игорь Кудинов докладывал о работе за год, после чего обсуждались итоги и ставились задачи. Текущие решения, по словам свидетеля, принимались, как правило, заочно — каждый из членов совета самостоятельно рассматривал протоколы и подписывал. Лично Тукмакову протоколы приносил кто-то из сотрудников фонда, он их изучал и, если были вопросы, то обсуждал их с Кудиновым или сотрудником фонда Владимиром Голдиным, а после этого подписывал. Заочное голосование было прописано в уставе организации.

Тукмаков также рассказал, что не знает деталей приватизации «Птицефабрики Зеленецкой», потому что в ней не участвовал, но сейчас это высокорентабельное предприятие, которое занимает значительную долю рынка мясной продукции в Коми.

Отвечая на вопросы адвокатов обвиняемых, Тукмаков рассказал, что Гайзер никогда не обманывал его и не использовал его доверие, чтобы принять то или иное решение. С предпринимателем Александром Зарубиным Тукмаков встречался один раз в 1996 году, когда Гайзер предложил ему работу в «Комисоцбанке» — в то время Зарубин был председателем правления. Обвиняемого Валерия Веселова свидетель назвал «хорошим, надежным товарищем», с которым он также знаком со времен работы в банке.

Бывший замглавы Коми Алексей Чернов, по словам свидетеля, также никак не влиял на него, и ему неизвестно, что Госсовет республики и его спикер Игорь Ковзель лоббировали интересы преступного сообщества.

Гайзер, в свою очередь, спросил у свидетеля, упрощала ли процесс управления предприятиями структура, созданная фондом, и делала ли она их более прозрачным для инвесторов. Тукмаков ответил, что это было полезно и упорядочило работу фонда. Кроме этого, фонд поддерживал много важных социальных проектов, например, помогал покупать новые вагоны для пассажирских поездов, оказал поддержку в покупке судов для переправы в районе Вуктыла, а также помогал в модернизации «Коми тепловой компании». Говорить о выведении через фонд республиканского имущества, уточнил он, неверно, так как оно все равно принадлежало казне республики.


Организованное преступное сообщество, которое, по данным следствия, состояло из членов правительства и Госсовета Коми, действовало с декабря 2005 года по сентябрь 2015 года. Следствие считает, что фигуранты дела действовали в составе группы, которую создал предприниматель, экс-советник Торлопова Александр Зарубин для получения имущества, принадлежащего республике, получали взятки и похитили 100% акций птицефабрики «Зеленецкой». Ущерб от этого оценили в 3 млрд 346 млн 500 тыс. руб.

За время следствия и рассмотрения дела в суде два фигуранта дела Гайзера погибли. В 2016 году в СИЗО умер директор компании «Метлизинг» и фигурант дела Антон Фаерштейн. Основной версией следствия было самоубийство. 7 мая 2018 года под колеса машины попал Алексей Соколов, который был генеральным директором компании «Комплексное управление проектами» (КУПРО) и доверенным лицом бывшего зампредседателя правительства Коми Константина Ромаданова.

* - Организация запрещена и ликвидирована в России как экстремистская. 

Владимир Прокушев, «7х7»

Комментарии (3)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Vova
30 июл 2018 19:42

понравилась фраза: "Практически все [издания] потом проиграли суды о защите чести и достоинства и дали опровержения, но это было уже после выборов, после того как результат был достигнут"
Так и тут, подсудимых можно хоть оправдывать, ведь результат уже достигнут :)

Член КПСС до 1991
30 июл 2018 22:32

А мне понравилось, что активно- пассивные позеры из блеющих недорослей псевдокоммунистов ходили и договаривались!!!! И ранее вскрыли сейф партийный и передали документы избирательной кампании.

Vova
30 июл 2018 22:53

Это же партийная дисциплина! Обком Партии же :)))

Последние новости