Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми

«Слова „бандиты“ и „финансисты“ предложил написать следователь». По делу Гайзера допросили бухгалтера клуба «Релакс» и бывшего замруководителя администрации главы Коми

Экс-бухгалтер рассказал, что часть протокола допроса за него написал следователь, а бывший чиновник — о передаче денег журналистам и общественникам

В Замоскворецком городском суде 23 и 24 июля допросили Александра Мальцева — экс-бухгалтера компаний предпринимателя Валерия Веселова и семьи Александра Зарубина — и бывшего заместителя руководителя администрации главы и правительства Коми Анатолия Родова. Оба свидетеля внесли коррективы в показания, которые они давали на следствии. Подробности — в материале корреспондента «7х7».

 

Три направления ОПС Гайзера: власть, бизнес, силовой блок

Мальцев рассказал, что в 1996 году он начал работать в кредитном отделе «Комисоцбанка». С обвиняемыми по делу Гайзера он познакомился там же.

По словам свидетеля, еще он работал бухгалтером в компании «Релакс», владевшей одноименным ночным клубом в Сыктывкаре. Доли в этой компании принадлежали матери и сестре Александра Зарубина. Мальцев вспомнил, что предоставлял отчетность компании Демьяну Москвину [фигурант дела Гайзера, заключил досудебное соглашение, получил шесть лет колонии], который представлял интересы семьи предпринимателя. Еще одним учредителем «Реклакса» был он сам. Стать совладельцем его попросил Валерий Веселов [фигурант дела Гайзера], который также имел долю в компании. Денег за это он не получал, но и не делал никакой работы как совладелец этой компании.

У Мальцева была доля в компании, владеющей базой отдыха «Шишкин лес», соучредителем этой компании выступал «Сыктывкарский ликеро-водочный завод». Жена Мальцева, которая работала в «Фонде поддержки инвестпроектов», владела долей фирменных магазинов ЛВЗ в Сыктывкаре, но была номинальным держателем доли. Мальцев, по его словам, узнал об этом только перед разводом с супругой. 

Свидетель предположил, что Веселов не хотел оформлять компанию на себя, поэтому нужен был номинальный учредитель, а когда дочери Веселова исполнилось 18 лет, долю переоформили на нее. По словам Мальцева, «Релакс» приносил прибыль и вел бизнес законно. У прежних собственников были «грехи перед налоговой», он как бухгалтер исправил эту ситуацию.

После этого гособвинение огласило показания, которые Мальцев давал на следствии. В них он говорил, что Зарубин управлял «Комисоцбанком», выходцы из которого впоследствии стали руководителями республики. У Зарубина после отъезда из Коми остались бизнес активы: гостиница «Югор» и компания «Комикнига», доли в которой принадлежали матери бизнесмена. Управлять ими он поручил бывшему коллеге по «Комисоцбанку» Игорю Кудинову. Для этого бизнесмены купили компанию «Радонеж», которая торговала религиозной литературой, она стала управляющей компанией «Югора» и «Комикниги». 

В показаниях Мальцев рассказывал, что в 2003 году команда Зарубина разделилась на три направления: власть, бизнес и силовой блок.

Во власть пошли Вячеслав Гайзер, Владимир Тукмаков и Николай Смышляев [при Гайзере — министр архитектуры и коммунального хозяйства республики], в 2009 году к ним присоединился Эдуард Слабиков [при Гайзере — руководитель дорожного агентства], который до этого работал в «МДМ банке». Контрольно-счетную палату республики возглавила Ирина Борзик, которая работала заместителем Гайзера в «Комисоцбанке». Ее заместителем стал еще один выходец из банка Антонов. По словам свидетеля, Антонова быстро вынудили уйти с должности, так как он сообщил о фиктивных проверках, которые проводила КСП. Со временем к ним присоединились Алексей Чернов и Павел Орда. С этого времени все финансовые решения согласовывались с Черновым.

Бизнес-направлением руководил Игорь Кудинов. Со временем по инициативе Зарубина был создан «Фонд поддержки инвестпроектов Коми», в который вошли ликвидные республиканские предприятия.

В силовой блок входили Валерий Веселов и Юрий Бондаренко. В показаниях свидетель отмечал, что у Веселова в подчинении находилась организованная преступная группа «Айвенго», которая занималась «крышеванием» предпринимателей. Свидетель описывал и знакомство с ними: он как кредитный эксперт банка поехал для оценки на одно из предприятий, но его туда не пустили, он обратился к зампреду банка Анисимову, тот привлек для решения проблемы Веселова и Бондаренко. Они решили вопросы с допуском на предприятие. 

— Думаю, потому, что их знали как представителей организованной преступности, — рассказал свидетель.

По словам Мальцева, в клуб «Релакс», который принадлежал Веселову, приходили отдыхать представители ОПГ Пичугина. Раньше они отдыхали в заведении и не платили по счетам, из-за чего конфликтовали с охраной клуба. В показаниях Мальцев поименно перечислил членов преступной группы, входящих в «Айвенго».

Закончив читать показания, прокурор спросил, давал ли Мальцев эти показания. Свидетель ответил, что давал, но отметил, что большую часть из того, что изложено в протоколе, ему рассказал следователь, который показывал документы. Протокол допроса, по словам Мальцева, переделывали два или три раза.

— Вы читали протокол перед тем, как его подписывали? — спросил прокурор.

 — Я читал, просил его переделать, мы частично переделали, но следователь сказал, что суть одинаковая, поэтому оставили, хотя большая часть слов не мои. Слова «бандиты» и «финансисты» — это слова, которые предложил написать следователь, — сказал свидетель.

Мальцев подтвердил, что формулировки о трех подразделениях преступного сообщества, слово «прокладка» для описания некоторых компаний, о которых говорил свидетель, предложил использовать следователь. По его словам, следователь два раза исправил протокол допроса, но на третий раз отказался это сделать.

Также следователь показывал Мальцеву фотографии охранников «Релакса», посмотрев которые, свидетель подтвердил, что знает их, и следователь сам отнес их в блок бандитов. Никаких фамилий бандитов из «Айвенго» Мальцев не называл.

Мальцев утверждает, что эпизод показаний о том, что финансовые вопросы решались с разрешения Чернова, тоже вписал в протокол следователь, который его допрашивал. О существовании Чернова он узнал только после арестов в сентябре 2015 года, а о деятельности Зарубина знает только из статей в «Красном Знамени». 

После этого к допросу свидетеля на заседании подключилась судья, которая спросила Мальцева, читал ли он протокол перед тем, как его подписать.

— Вас во времени ограничивали? — спросила судья.

— Вообще-то было уже поздно, и в первый день меня допрашивали без протокола, подписывали уже во второй день, — ответил свидетель и добавил, что все, что было изложено в протоколе, противоречило его позиции.

 

Анатолий Родов — о своей работе

Суд допросил бывшего первого замруководителя администрации главы и правительства Коми Анатолия Родова, он находился в сыктывкарском суде. Он рассказал, что с 1998 по 2002 год работал в пресс-службе главы республики, куда его приняли по приглашению Юрия Спиридонова. С 2002 года он был в пресс-службе главы Коми Владимира Торлопова, затем начальником управления информации и общественных связей, после чего занял пост первого заместителя руководителя администрации главы и правительства Коми.

В администрации Родов, по его словам, курировал взаимоотношения с общественными объединениями, политическими партиями и муниципалитетами. Прокурор попросил рассказать его о поручениях Чернова и деньгах, которые тот передавал ему для общественных организаций и прессы.

Родов рассказал, что в республике происходило становление институтов гражданского общества, общественные организации не могли финансироваться из бюджета из-за законодательных норм. В это же время им и членам региональной Общественной палаты нужно было ездить в командировки, оплачивать проживание и питание. Деньги, по словам Родова, просили у вице-губернатора Чернова. Он помогал финансово не только общественникам, но и некоторым журналистам.

По словам Родова, все выборы в Коми проходили в соответствии с законом. Власть привлекала спонсорские деньги, за счет которых проводила агитацию. По словам свидетеля, проверку этих расходов проводили республиканские УФСБ и МВД, они не нашли нарушений.

Перед выборами кандидатов в депутаты проверяли на наличие судимостей и проблем с законом. Родов вспомнил, что были случаи, когда на этапе формирования списков на выборы таких людей снимали, а Чернов никогда не давал указаний игнорировать результаты таких проверок.

Чернов спросил Родова, известен ли ему Дмитрий Несанелис. Свидетель подтвердил, что знаком и что он привлекался на выборы как специалист-технолог, у которого была своя социологическая служба. Выборный проект «Попади в десяточку» тоже, по мнению Родова, был законным и не мог повлиять на конкретный политический выбор граждан. Его проводила общественная организация, проект был рассчитан только на активизацию избирателей.

Чернов спросил у свидетеля об уголовном деле против бывшего главного редактора газеты «Красное знамя» Евгения Горчакова, которое, по словам последнего, инициировал вице-губернатор [в редакции газеты обнаружили нелицензионный софт]. Родов ответил, что слышал о деле от самого Чернова, но не знает деталей. По его словам, Чернов просил главного редактора газеты «Трибуна» Владимира Сумарокова поговорить с владельцем «Красного знамени» Владимиром Губаревым и объяснить, что он не причастен к уголовному преследованию.

Родов рассказал о появлении газеты «Красное знамя Севера». По его словам, перед ее запуском проходили фокус-группы для того, чтобы выяснить, будет востребована газета или нет. Этому, по воспоминаниям Родова, предшествовали письма и обращения в администрацию главы с недовольством тем, что «Красное знамя» перестала быть выразителем мнений пожилых людей. Газеты при этом отличались друг от друга по верстке, шрифтам и цветам.

Далее Чернов продолжил расспрашивать свидетеля о работе региональных СМИ, в частности, о государственных изданиях — информагентстве «Комиинформ» и газете «Республика». Свидетель рассказал, что знаком с бывшим главным редактором «Республики» Евгением Хлыбовым, газета была «в оппозиции учредителю по каким-то ситуациям», но никаких последствий для него из-за этого не было.

— [Хлыбов] Был тяжелым персонажем, но с ним работали, — сказал Родов.

По словам свидетеля, газета для пенсионеров [«Красное знамя Севера»] не привлекательна для рекламодателей, которым не интересна пожилая аудитория. С рекламой ни Родов, ни кто-либо из администрации главы не работал, совещаний с руководителями рекламных служб компаний, работающих в республике, а также согласований с администрацией главы рекламных бюджетов не было.

Свидетель вспомнил, что прокуратура Коми проводила проверку по статьям в «Красном знамени» о коррупции в руководстве региона. Потом Чернов разместил на сайте «БНКоми» открытое письмо со своими пояснениями. По воспоминаниям свидетеля,  во время выборов Чернов указаний публиковать информацию о личной жизни кандидатов не давал.

Бывшего начальника управления информации администрации главы Павла Марущака Родов охарактеризовал как креативного, «с хорошими идеями», но он, по его словам, не отличался дисциплиной и не умел реализовывать свои идеи.

Следующий вопрос задал сам Марущак, но Родов не расслышал, кто его задает, и бывший чиновник повторил свою фамилию.

— Добрый день, Павел Олегович! Вы не думайте, что я вас забыл, не надейтесь, — сказал Родов.

Марущак спросил свидетеля, мог ли он на кого-то давить, поощрять, наказывать или влиять на прессу. Родов ответил, что не мог, все взаимодействие с кем-либо не выходило за рамки регламентов. По мнению Родова, Марущак не мог формировать состав региональной Общественной палаты. Не чинил препятствий Марущак, по словам свидетеля, и при аккредитации прессы на официальные мероприятия потому, что по закону она носит уведомительный характер.  

— Обладал ли я неограниченной властью над Государственным советом и муниципальными советами городов и районов? — спросил Марущак, цитируя фрагмент из обвинения.

— У вас какая-то мания величия, Павел Олегович, за три года успели заболеть этим? Нет, не обладали, — пошутил Родов.

В показаниях, которые свидетель давал на следствии и которые зачитал прокурор, Родов рассказывал, что Марущака до его прихода на работу в администрацию главы он не знал. После трудоустройства ему перешла часть полномочий Родов: вопросы финансов и кадров. Марущак занимался назначением руководителей СМИ, консультациями при избрании руководителей общественных организаций, организацией и финансированием прессы. Родов же стал заниматься только взаимодействием с общественными организациями и политическими  партиями и Избиркомом.

В 2004-2005 году руководители СМИ и общественных организаций жаловались Чернову на недостаточное финансирование их работы. Чернов решил финансировать их за счет средств внебюджетных фондов. Откуда эти деньги, Родов, по его словам, не знал. Чернов передавал наличные деньги в конвертах Родову, а тот передавал их изданиям и общественникам. Этими деньгами в том числе оплачивали командировки, проезд, проживание и питание журналистов и общественников. Такая схема работала до сентября 2015 года.

Деньги в конвертах Родов передавал главному редактору «Красного знамени Севера» Дарье Шучалиной, главному редактору «БНКоми» Алексею Лазареву, руководителю «Эхо Афгана» Андрею Виноградову, членам Общественной палаты Коми, а также корреспондентам газеты «Трибуна». Журналисту Любови Воробей он передавал деньги для финансирования поездок в муниципалитеты.

Сам Родов получал около 200 тыс. руб. наличными от Чернова в виде премии за переработку во время выборных компаний. В 2009 году Родов купил квартиру в Сыктывкаре на деньги, которые занял у Чернова, и потом полностью с ним расплатился.

Следствие на допросе в 2016 году спрашивало у свидетеля, передавал ли он деньги лидеру националистического движения «Рубеж Севера»* Алексею Колегову (организация ликвидирована по решению суда в ноябре 2016 года), политологу Евгению Вологину и общественнику Семену Мостуненко. Родов ответил отрицательно и объяснил, что с  этими людьми постоянно взаимодействовал только Марущак, это было его направление деятельности, так как Мостуненко и Вологин были членами Общественной палаты. Свидетель сообщил, что никогда не передавал денег общественнику и совладельцу интернет-журнала «7x7» Дмитрию Несанелису, соучредителю «7x7»  Леониду Зильбергу, журналистам Борису Суранову, Валерию Черницыну и Сергею Сорокину, бывшему мэру Воркуты Игорю Шпектору и бывшему заместителю Марущака Захару Волокитину.

 

Как создавали «Красное знамя Севера»

В 2008 году по инициативе Чернова и по просьбе ветеранов появилась газета «Красное знамя Севера», но ее созданием и финансированием он не занимался, так как это была компетенция Марущака. Почему газета получила именно это название, свидетель не знал, но создавалась она для замещения оппозиционного «Красного знамени». Родов помогал с подпиской на эту газету через местные советы ветеранов и администрации. Учредителем газеты было некоммерческое партнерство «Эхо Афгана», которое по госзаказу финансировало республиканское агентство по печати.

 

Контроль «Рубежа Севера»*

После ареста Юрия Екишева [В 2006 году Юрий Екишев, возглавлявший на тот момент Союз национального возрождения (СНВ) Коми, получил полтора года колонии-поселения за разжигание национальной розни, а в 2017 года Дорогомиловский суд Москвы приговорил его к полутора годам колонии по делу об экстремизме] националисты остались без руководителя, после чего его соратник Алексей Колегов создал «Рубеж Севера»*. Чтобы каким-то образом контролировать это движение и не допустить националистических и расовых проблем в республике, по словам Родова, было принято решение сохранить влияние на ее деятельность. После этого началось взаимодействие с Колеговым через Марущака. Колегов стал появляться в администрации главы, но как именно они взаимодействовали, Родов не знает.

После того, как прокурор закончил читать показания, Родов подтвердил, что давал такие показания, но захотел внести уточнения: когда он говорил о деньгах для журналистов, он «машинально по-чиновничьи» сказал, что деньги брались из внебюджетных фондов, тогда как эти деньги Чернов давал из своей зарплаты. Он уточнил, что создание «Красного знамени Севера» инициировало именно «Эхо Афгана», а Чернов только поддержал это. Кроме того, газету создавали не для замещения «Красного знамени», как он говорил на следствии, а потому, что на рынке на тот момент не осталось изданий для ветеранов, которые были бы востребованы.

Родов вспомнил, что, возможно, все-таки передавал деньги Волокитину, пока Марущак был в отпуске.


Организованное преступное сообщество, которое, по данным следствия, состояло из членов правительства и Госсовета Коми, действовало с декабря 2005 года по сентябрь 2015 года. Следствие считает, что фигуранты дела действовали в составе группы, которую создал предприниматель, экс-советник Торлопова Александр Зарубин для получения имущества, принадлежащего республике, получали взятки и похитили 100% акций птицефабрики «Зеленецкой». Ущерб от этого оценили в 3 млрд 346 млн 500 тыс. руб.

За время следствия и рассмотрения дела в суде два фигуранта дела Гайзера погибли. В 2016 году в СИЗО умер директор компании «Метлизинг» и фигурант дела Антон Фаерштейн. Основной версией следствия было самоубийство. 7 мая 2018 года под колеса машины попал Алексей Соколов, который был генеральным директором компании «Комплексное управление проектами» (КУПРО) и доверенным лицом бывшего зампредседателя правительства Коми Константина Ромаданова.

* - Организация запрещена и ликвидирована в России как экстремистская.

Владимир Прокушев, «7х7»

Комментарии (10)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
28 июл 2018 16:44

А почему он не сидит?

Шахову
28 июл 2018 17:08

Где-то мелькнуло ( или ошибаюсь?) , что они приплачивали и авторам "Трибуны"...правда?

28 июл 2018 20:39

"Трибуна" - уникальное издание... И даже я считаю честью считаться её автором. Но я от Родова денег не брал)) мамой клянусь))

Vova
28 июл 2018 20:53

Самая мерзкая и позорная газетёнка.

Vova
28 июл 2018 17:45

Очень просто. Одни сидят, другие сажают. А ты попробуй не попасть ни в те, ни в эти ;)

Михаил
28 июл 2018 22:52

Виталий, всё же просто! У последышей Феликса всё расписано, как по нотам! Кто-то свидетель, кто-то член опс, а кто-то судья и т.д. И даже троли прописаны. Поэтому кто-то сидит, а кто и показания дает. Представляешь, если бы были одни обвиняемые или свидетели. Пример с Женей и юрой )))

Сергей Морохин
28 июл 2018 20:30

Интересно получается, что оказывается КЗС создавали не для замещения КЗ, тогда почему логотип сперли? Выходит, что случайно. Также "случайно" Желтый дом работал с рекламодателями КЗ, с арендодателями, два года выгонял из Дома печати...

28 июл 2018 20:50

Да врёт он все... это ж понятно... Думает... как свою такую "жисть" оправдать... Многие так живут... За жопу берут не всех))

Vova
28 июл 2018 20:53

Тебя не взяли у Вечного Огня? ... Это зря...

30 июл 2018 18:45

Эт0 точно((

Последние новости