Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми

«Если я захочу, я могу вас посадить». По делу Гайзера допросили бухгалтера «Агрохолдинга» и автора журналистских статей о коррупции во власти Коми

Бухгалтер Светлана Станина рассказала об угрозах следователя сделать ее членом преступного сообщества, а журналист Сергей Сорокин — об источниках для статей «Зарубинкорпорейтед»

В Замоскворецком суде Москвы продолжается допрос свидетелей по делу Гайзера. По видеосвязи из Сыктывкарского городского суда 20 июля допросили Светлану Станину — бывшего бухгалтера «Агрохолдинга» (дочерняя компания Фонда поддержки инвестпроектов Коми). Она заявила, что в ее показаниях «немного другие» формулировки, чем те которые она сообщала следствию на допросах. А журналист Сергей Сорокин рассказал, откуда брал информацию для серии разоблачительных статей с общим названием «Зарубинкорпорейтед», которые были опубликованы в газете «Красное знамя». Подробнее — в обзоре «7x7».

 

Показания бухгалтера

Светлана Станина рассказала, что в 1997 году по делам организации, в которой она работала, пришла в «Комисоцбанк», где встретила Игоря Кудинова, он тогда руководил отделом ценных бумаг. Он предложил ей стать бухгалтером в «Коми финансовой компании», она согласилась и проработала там до 2009 года.

После этого Станина перешла в ОАО «Агрохолдинг» на должность главного бухгалтера. Компания, по ее словам, занималась управлением предприятиями: молокозаводом, «Сыктывкарским ликеро-водочным заводом» и «Птицефабрикой Зеленецкая». Станина была не только бухгалтером, но и членом совета директоров акционерного общества, куда ее также пригласил Кудинов. Она рассказала, что не присутствовала ни на одном собрании совета из-за занятости и не знает, собирался совет директоров или нет на самом деле — она просто подписывала протоколы собраний, которые привозил юрист птицефабрики.

Также она была членом совета директоров хлебозавода, где не принимала никаких решений и также просто подписывала протоколы. Станина рассказала, что читала документы перед тем, как их подписать, и доверяла руководству, что ничего незаконного в них нет. Также она некоторое время по договоренности с Кудиновым была номинальным директором «Агрохолдинга».

Прокурор зачитал показания, которые Станина давала на следствии. В них, например, говорилось, что Кудинов согласовывал свои решения с Вячеславом Гайзером. Свидетель подтвердила, что давала их, но формулировки были «немного другими».

— Следователь говорил мне: «Ну, смысл же тот же, поэтому оставим так». Я была очень уставшая и вымотанная всем этим, поэтому возражения мои были слабыми, — вспомнила Станина.

Адвокат бывшего заместителя главы Коми Алексея Чернова Карен Гиголян спросил, говорил ли кто-то из следователей на допросе, что она может быть привлечена к уголовной ответственности как участник преступного сообщества.

— Мне об этом говорил Чехович [следователь управления Следственного комитета по Коми Дмитрий Чехович], конкретно это звучало так: «Если я захочу, я могу вас посадить», — рассказала свидетель.

По ее словам, следователь объяснил ей, что поскольку она была директором «Агрохолдинга», значит, она считается соучастницей. На допросе, когда ей это говорили, она была без адвоката.

 

Журналистское расследование

На заседании также допросили журналиста, автора серии статей «Зарубинкорпорейтед» о коррупции во власти Коми Сергея Сорокина. По его словам, ему как журналисту было известно о влиянии на экономическую, финансовую и политическую сферы республики предпринимателя Александра Зарубина, которого следствие считает организатором предполагаемого преступного сообщества.

Свидетель на вопрос адвокатов обвиняемых уточнил, что о том, что Зарубин оказывал влияние, известно ему из совокупности источников.

— У меня были информаторы, которые об этом говорили мне как журналисту, — рассказал Сорокин.

Лично с Зарубиным Сорокин, по его словам, общался только один раз — по телефону в течение часа. Республиканские власти игнорировали статьи Сорокина, никакого давления лично на себя он не испытывал, а просьб не публиковать какие-либо материалы не было.

Адвокаты попросили назвать источники информации, но Сорокин ответил, что не помнит их.

— У меня есть такое счастливое свойство: если человек не хочет, чтобы его ФИО фигурировало где-либо, то я сразу и напрочь забываю имя этого человека, — объяснил свидетель.

По словам Сорокина, информация появлялась в статье, только если ее подтверждали как минимум два источника.

Свидетеля также спросили, знакома ли ему Дарья Шучалина, и попросили ее охарактеризовать. Сорокин ответил, что знакома — это журналист и член Общественной палаты Коми, но давать характеристику он ей не будет, потому что это не имеет отношения к делу.

— Известно ли вам, что она выполняла какие-то заказные задания? — спросил адвокат бывшего начальника управления информации главы Павла Марущака Сергей Егоров.

— Одно время она возглавляла газету «Красное знамя Севера», которая, насколько я знаю, была создана специально, чтобы часть читателей отнять у газеты «Красное знамя». Она была выполнена по дизайну и по форме очень похоже до степени смешения с газетой «Красное знамя».

По словам свидетеля, у «Красного знамени» были долги перед типографией, редакция переезжала с места на место. Когда редакция располагалась в здании республиканской типографии, у ее директора возникли проблемы, его попросили не продлевать аренду и удалить газету с площадей типографии.

Чернов спросил у Сорокина, известно ли ему о том, что агентство «БНКоми» публиковало ответ властей на один из материалов про коррупцию, но свидетель ответил, что не считает, что это был ответ по существу — в нем не было ответа на конкретные факты. Также Сорокин сказал, что не знает о том, что республиканская прокуратура проводила проверку, но не нашла нарушений в действиях руководителей республики, о которой на заседании сообщил Чернов.


Организованное преступное сообщество, которое, по данным следствия, состояло из членов правительства и Госсовета Коми, действовало с декабря 2005 года по сентябрь 2015 года. Следствие считает, что фигуранты дела действовали в составе группы, которую создал предприниматель, экс-советник Торлопова Александр Зарубин для получения имущества, принадлежащего республике, получали взятки и похитили 100% акций птицефабрики «Зеленецкой». Ущерб от этого оценили в 3 млрд 346 млн 500 тыс. руб.

За время следствия и рассмотрения дела в суде два фигуранта дела Гайзера погибли. В 2016 году в СИЗО умер директор компании «Метлизинг» и фигурант дела Антон Фаерштейн. Основной версией следствия было самоубийство. 7 мая 2018 года под колеса машины попал Алексей Соколов, который был генеральным директором компании «Комплексное управление проектами» (КУПРО) и доверенным лицом бывшего зампредседателя правительства Коми Константина Ромаданова.

Владимир Прокушев, «7х7»

Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
след
23 июл 2018 09:11

Не оставляет сомнений, насколько серьезна ситуация с обвинением столь крупного преступного сообщества в Коми, где руководителями были высокие государственные чиновники, а «прикрытием» силовые структуры откровенных бандитов типа Айвенго… и настолько же ясно, что «без боя» эти уголовные ребята не сдадутся…
«Дружная» сменяемость показаний обвиняемыми, «дружные» доводы обвиняемых на «забывчивость» свою и свидетелей по делу, «дружные» ссылки на «угрозы следствия» в период проведения следственных действий, на «недостаточность доказательств» и прочие уловки «высоскоинтеллектуальных разбойников» этого ОПС, действовавших многие годы, делают работу суда по рассмотрению уголовного дела в отношении этого одного из крупнейших преступных сообществ в современной России не просто сложной, но фактически сложнейшей за всю историю уголовного права в Российской Федерации.
Смертность двух основных обвиняемых по делу, произошедшая при «странных обстоятельствах» также вносит сомнение, что все члены этого крупнейшего преступного сообщества попали в поле зрения Правосудия… что и является основанием некоторым журналистам, в том числе Сергею Сорокину, не только не оглашать своих осведомителей, но занять откровенно «вялую позицию…».
А откровенная «несознанка», «забывчивость», «неучастие в Совете Директоров», и прочие «отфутболивания» бухгалтером Станиной вопросов государственного обвинителя, совершенно явно устанавливают умышленное замалчивание известных ей фактов, которых не могла не знать бухгалтер одного из основных «инструментов» мошеннических операций Агрохолдинг-Метлизинг-ОФФШОР…
Полагаю, что у суда еще будет возможность применить в таких случаях такой инструмент правосудия как – ВНУТРЕННЕЕ УБЕЖДЕНИЕ СУДА при вынесении ПРИГОВОРА в отношении столь изворотливых высокоинтеллектуальных мошенников ….