Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми

«Это ни в какую меру не ложится с теми показаниями, что я дал перед этим, но так складывается мир». На заседании по делу Гайзера допросили экс-руководителя СЛВЗ Сердитова

Экс-чиновник подтвердил, что давал взятки главе Коми Вячеславу Гайзеру и вице-премьеру Константину Ромаданову — более 50 млн руб.

В Замоскворецком суде Москвы 15 июня допросили экс-управделами администрации главы Коми Александра Сердитова и бывшего руководителя Сыктывкарского ликеро-водочного завода Владимира Тяпкина.

Сердитов рассказал, что платил 500 тыс. руб. в месяц, а еще 200 тыс. руб. ежемесячно тратил на представительские расходы бывшего главы Коми Вячеслава Гайзера. Свидетель отвечал на вопросы прокуроров и адвокатов очень путано и неуверенно, поэтому гособвинение зачитало показания, которые Сердитов давал во время следствия.

На допросах бывший чиновник рассказывал, что родился и вырос в Воркуте, учился в техникуме советской торговли, а затем дослужился до должности директора воркутинского ресторана. В 1993 году вместе с семьей он переехал в Калининград, где работал директором магазина. В 2003 году Сердитов приехал в Воркуту, чтобы посетить могилу отца. В это же время проходила предвыборная кампания на пост главы Коми, в которой участвовал Владимир Торлопов. С ним Сердитов познакомился еще во время работы в воркутинском ресторане, когда будущий глава был профсоюзным деятелем.

Сердитов в показаниях вспоминал, что Торлопов предложил Сердитову поучаствовать в его кампании. При этом на двух последующих допросах он сначала говорил, что сам предложил Торлопову агитировать за него в Воркуте, так как хорошо знал руководителей многих местных предприятий, а затем, что приехал из Калининграда именно по приглашению Торлопова. Во время кампании Сердитов познакомился с Александром Ольшевским, который был помощником кандидата, а также с Александром Уманским. После победы на выборах глава предложил Сердитову возглавить свое автохозяйство, тот согласился. Сердитов проработал в этой должности до 2008 года.

После переезда в Сыктывкар на новой работе Сердитов познакомился с Вячеславом Гайзером, который тогда работал замминистра финансов Коми. С еще одним фигурантом дела предпринимателем Валерием Веселовым свидетель познакомился в Воркуте в 1980 году, общение с ним на какое-то время прервалось, но затем продолжилось в Сыктывкаре — Сердитов и Веселов вместе ходили в баню.

В 2008 году по приглашению Ольшевского Сердитов перешел из автохозяйства на должность заместителя управляющего делами администрации. После того как директор Сыктывкарского ликеро-водочного завода Уманский захотел уволиться и переехать в Израиль, Сердитов предложил Гайзеру себя на эту должность, потому что хотел работать на производстве. Гайзер уточнил у Сердитова — сможет ли он работать при специальных условиях. Сердитов согласился, хотя по его словам, не знал, о каких условиях идет речь, и получил эту должность.

После этого, как рассказывал свидетель на следствии, Гайзер сказал ему, что на новой должности Сердитову предстоит ежемесячно передавать ему деньги через Константина Ромаданова. Последний объяснил ему подробности — Сердитов должен был платить 10% от выручки завода Гайзеру. Позже стороны договорились уже о фиксированной сумме в 700 тыс. руб. в месяц, из которых 200 тыс. руб. должны были тратиться на незапланированные расходы — подарки и банкеты. Сердитов в качестве примера на допросе вспомнил про золотую монету стоимостью в 100 тыс. руб., которую он купил для Гайзера. Кому глава планировал ее подарить, свидетель не знал. Сердитов вспомнил, что оплачивал мероприятия в резиденции главы в местечке Лемью.

Чтобы где-то брать наличные для взяток, Сердитов договорился с московским поставщиком бутылок и пробок для завода, что СЛВЗ будет покупать их по завышенной цене, а разницу в 700 тыс. руб. поставщик будет возвращать Сердитову. Наличные деньги он забирал при встречах в Москве или Сыктывкаре и затем передавал их Ромаданову. Свидетель на допросе говорил, что видел, как Ромаданов записывает поступление денег у себя на рабочем компьютере. Ему показался странным такой учет взяток, и он поднялся из кабинета Ромаданова в кабинет Гайзера и спросил, нормально ли это. Гайзер заверил Сердитова, что так надо.

Через какое-то время Гайзер предложил Сердитову перейти на должность управляющего делами администрации и подобрать себе приемника, чтобы и при нем ежемесячные платежи продолжали поступать. Как рассказал Сердитов на заседании, его оклад на СЛВЗ составлял около 150 тыс. руб. в месяц, а в администрации — менее 100 тыс. руб.

— Решил перейти, потому что приказы не обсуждают. Если глава республики сказал, значит, должен перейти, — рассказал Сердитов.  

Себе на смену Сердитов предложил своего родственника Владимира Тяпкина, Гайзер одобрил его кандидатуру. При этом Сердитов продолжил неформально курировать завод и сам получал наличные для Ромаданова от московского поставщика. Сердитов, по его словам, воспринимал это как «необходимость, которая должна быть выполнена». Он платил в том же режиме, как и на посту руководителя завода.

После того как Сердитов сам стал фигурантом уголовного дела [Сыктывкарский городской суд 6 марта 2017 приговорил Сердитова к пяти годам лишения свободы условно, штрафу в 4,5 млн руб. и запрету занимать должности на госслужбе в течение трех лет за злоупотребления, растраты, незаконное предпринимательство и дачу взятки. Его родственник, бывший директор Сыктывкарского ликеро-водочного завода Владимир Тяпкин, также приговорен к лишению свободы условно на пять лет], он, как следует из протокола допроса, заявил, что хочет уточнить показания, которые он давал до этого дважды. Сердитов рассказал следователям, что передавал деньги не только Ромаданову, но и лично Гайзеру в его кабинете в течение года, а затем полностью признал себя виновным в даче взяток и выразил готовность сотрудничать со следствием. В своих следующих показаниях Сердитов сказал, что передавал деньги Гайзеру именно за то, чтобы не быть уволенным с должности управделами. Всего, по его данным, он передал около 52 млн руб., из которых 12 млн потратил на подарки и мероприятия.

— Я работаю в республике с 1975 года и лучше руководителя, чем Вячеслав Михайлович Гайзер, я не знаю. За это время страна развалилась, я был коммунистом, и я не могу сказать что-то отрицательное про Вячеслава Михайловича, потому что для меня это был эталон руководителя. Я понимаю, что это ни в какую меру не ложится с теми показаниями, что я дал перед этим, но, к сожалению, мы все прекрасно понимаем, что так складывается наш мир, — сказал на заседании Сердитов.

Защита обвиняемых обратила внимание на изменение показаний Сердитова, которые он давал на следствии, и попыталась выяснить связано ли это с уголовным делом в отношении него. Свидетель отказался отвечать на вопросы о своем уголовном деле и рассказал, что на него никто не давил и не инструктировал, какие показания нужно давать. Защита спросила, беседовали ли с ним оперативники ФСБ, на что Сердитов ответил, что беседовали, но разговор касался уголовного дела, по которому обвиняемым проходил его родственник Тяпкин. Свидетель даже запомнил фамилию оперативника — Носов, потому что она «как у писателя».

Несколько вопросов Сердитову задал и Гайзер. Он спросил, как рассчитывалась прибыль завода и какой на нее был налог, но получив невнятный ответ, обвиняемый стал объяснять, как устроено налоговое законодательство. Судья на это заметила, что заседание — не самое удачное место для этого.

Допрос Владимира Тяпкина оказался коротким и менее содержательным. Свидетель подтвердил, что должность директора СЛВЗ ему предложил Сердитов, и на заводе он занимался только производством. Тяпкин вспомнил, что предприятие выделяло спиртные напитки для банкетов экс-мэру Сыктывкара Ивану Поздееву и администрации главы Коми, а оформляли это как дегустации продукции завода.

На заседаниях 18 и 20 июня следствие продолжило изучение материалов дела. Прокуроры зачитывали различную хозяйственную документацию предприятий, фигурирующих в деле, а также справки и запросы, которые делало следствие во время расследования.

Например, ФСБ по запросу Следственного комитета устанавливало местонахождение нескольких иностранных граждан, по всей видимости, связанных с оффшорными компаниями, фигурирующими в деле. В материалах есть таблица с указанием дат, направлений и целей поездок этих граждан, которую предоставила пограничная служба. Также в распоряжении следователей была информация, в каких отелях они останавливались, и копии их паспортов.

Значительный объем документов, изученных на заседаниях, касался Сыктывкарского промышленного комбината. В деле содержится справка с информацией о создании предприятия и его финансах. Адвокаты обвиняемых посчитали, что по зачитанным документам невозможно сделать вывод — хорошо или плохо то, что перечислено в справке.

— В материалах дела нет каких-либо исследований, к которым можно было бы приложить данный, с позволения сказать, документ. Какое это имеет доказательственное значение, понять тоже не представляется возможным, — сказал адвокат бывшего замглавы Коми Алексея Чернова Карен Гиголян.

Часть документов, которые читает следствие, по мнению адвокатов, не имеет отношения к делу, и следствие этим намеренно затягивает процесс, «исследуя доказательства, которые доказательствами на самом деле не являются».

По словам Гиголяна, в материалах дела содержатся документы, которые подтверждают экономическую целесообразность создания СПК. Например, приказ Минпромторга России от 2009 года о включении проекта по созданию предприятия в перечень приоритетных инвестпроектов в области освоения лесов. Министерство в свою очередь исполняло распоряжение правительства России, что означает, что экономическая целесообразность была подтверждена и на федеральном уровне.

По мнению защиты, в материалах дела есть большое количество документов, которые предоставляли в Минпромторг в качестве обоснования целесообразности СПК, что говорит и о том, что все делалось в соответствии с законом.

— Это противоречит версии следствия о том, что СПК создавался для того, чтобы впоследствии быть дорого проданным Фонду поддержки инвестпроектов, — заключил адвокат.

Адвокаты нашли в материалах дела документы, подтверждающие, что деньги, которые Федерация футбола Республики Коми (ее контролировал Ромаданов), оседали в компаниях, аффилированных с Ромадановым и его родственниками, а не шли в кассу преступного сообщества. Это, по словам защиты, подтверждают выписки о том, кто является учредителями этих компаний.


Организованное преступное сообщество, которое, по данным следствия, состояло из руководства Коми, действовало с декабря 2005 года по сентябрь 2015 года. Следствие считает, что фигуранты дела действовали в составе группы, которую создал предприниматель, экс-советник Торлопова Александр Зарубин для получения имущества, принадлежащего республике, получали взятки и похитили 100% акций птицефабрики «Зеленецкой». Ущерб от этого оценили в 3 млрд 346 млн 500 тыс. руб.

За время следствия и рассмотрения дела в суде два фигуранта дела Гайзера погибли. В 2016 году в СИЗО умер директор компании «Метлизинг» и фигурант дела Антон Фаерштейн. Основной версией следствия было самоубийство. 7 мая 2018 года под колеса машины попал Алексей Соколов, который был генеральным директором компании «Комплексное управление проектами» (КУПРО) и доверенным лицом бывшего зампредседателя правительства Коми Константина Ромаданова.

Владимир Прокушев, «7х7»

Комментарии (13)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Vova
24 июн 2018 07:04

Кто-то погиб, кто-то исчез, и про то, кому в Маскве шли денежки, никто не скажет... Концы в Темзу :)

в Маскве
25 июн 2018 15:41

В "Маскве" денежки шли Юрию Бондаренко, которому Антоша Фаерштейн после 2010 года миллионы привозил

Хм...
25 июн 2018 16:22

А от Юры Саше... А от Саши?

вове
25 июн 2018 13:05

А вот концы то как раз и начинают проступать... Например бывший участник банды ОПС Гайзера себе в Москве в центре элитную квартиру прикупил, несколько дорогущих импортных авто )Мерседес, Ягуар, Рейнж ровер), жену озолотил. Так что еще не вечер... про "темзу" сказывать

Vova
25 июн 2018 13:56

Ладно, намекну. Зарубин в последнее время под Вексельбергом ходил. А раньше под Зурабовым. Ещё раньше под Адамовым. Сашенька про очень высокий уровень, не хухры-мухры :)

он и есть
25 июн 2018 15:43

Это и есть нынешний сиделец-первоходка Юрий Бондаренко

Vova
25 июн 2018 14:38

Всё это бессмысленно. Бессмысленно помогать одному преступному клану в борьбе против другого преступного клана. Жаль только, люди страдают...

клан
25 июн 2018 15:39

Преступный клан один - клан бандитов Зарубина-Гайзера-Веселова-Бондаренко. Это основные "прихватизаторы" путем перераспределения доходных госпредприятий в свою собственность. А добропорядочные граждане страдали именно в тот период, а не сейчас, когда этих преступников судят.

Vova
25 июн 2018 16:20

Это как с убийством Немцова - исполнители посажены, а заказчик никому не известен, хотя у всех на виду. Масква... Как много в этом слове :)))

Зирка-
25 июн 2018 16:57

Поиздержался Сердитов на взяткахно видать своювыгоду имел и знал за что денежки носил

Vova
25 июн 2018 17:11

Приятно, что качество продукции СЛВЗ оставалось неизменно высоким при вполне умеренных ценах. Респект. Слава СЛВЗ!!! :)

Гы...
25 июн 2018 17:50

Не понял... Ты что, хочешь, чтобы люди работали без выгоды? ... Ну и ну...

Зирка
25 июн 2018 18:36

Не хочу,вот стенать тогда не надо!

Последние новости