Горизонтальная Россия
Собирается ежемесячно 17 309 из 50 000
  1. article
  2. Горизонтальная Россия

О насилии в семье, агрессии в обществе и давлении на правозащитников. Монолог председателя Союза «Женщины Дона» Валентины Череватенко

«Я вижу, как сокращаются возможности международного общения. И чемпионат мира по футболу — надежда на то, что это окно не захлопнется»

К началу чемпионата мира по футболу международная правозащитная организация Amnesty International запустила кампанию «Отвага» в поддержку российских правозащитников. На сайте проекта собраны истории 11 правозащитников, 10 из которых живут в городах, где будут проходить игры чемпионата. Интернет-журнал «7x7» публикует их монологи.

 

Валентина Череватенко, председатель Союза «Женщины Дона», Новочеркасск, Ростовская область

Мой город — Новочеркасск — это моя жизнь. Раньше, когда я заканчивала школу, я мечтала уехать. Но потом один раз уехала — и поняла, что этот город меня не отпускает. Это мой дом. В этом городе есть места, которые имеют огромное символическое значение. Одно из них — это Дворцовая площадь, где в 1962 году войска расстреляли мирную демонстрацию рабочих. На площади установлен памятный камень, а история тех трагических событий рассказана в экспозиции музея в Атаманском дворце, расположенного неподалеку. 

События 1962 года затронули буквально каждую семью, хотя в городе начали открыто говорить о них лишь 10–15 лет назад. Даже моя собственная мама только пять лет назад рассказала мне, что тоже пошла тогда на площадь вместе с группой переговорщиков и лишь по чистой случайности не пострадала, а ведь у нее на тот момент уже было двое детей. Оказалось, что к тем событиям я тоже по-своему причастна, именно эти события вдохновили меня на защиту прав человека.

Организация «Женщины Дона» начиналась как социальная, для поддержки тех, кому было тяжело, во время распада страны в начале 1990-х, в период полного коллапса и невозможности тем, кто был слабее, как-то устоять. Мы видели, через что проходят многодетные семьи, семьи, где мамы-одиночки воспитывали детей, где дети-сироты воспитывались у бабушек и начали им помогать. Мы еще не воспринимали это как защиту прав человека.

Мы с самого начала решили быть организацией, которая помогает всем. Нам можно позвонить в любое время. К нам могут прийти бывшие заключенные, те, чьи права нарушены сотрудниками правоохранительных органов. В долгосрочную работу мы берем дела, связанные с защитой прав человека, с урегулированием конфликтов и поддержкой людей в зонах вооруженных конфликтов

На меня очень сильно повлияли вооруженный конфликт и ситуация в Чечне. Это было первое, что навело меня на мысль, что так быть не должно, и мы начали проводить программы реабилитации. Помимо этого, мы сфокусировались на поддержке и защите прав женщин, так как проблема насилия над ними обрела серьезный масштаб в период чеченских войн и сразу после них. Осенью прошлого года к нам пошел новый вал обращений от женщин. Я не могу утверждать, что это связано с законом о декриминализации домашнего насилия. Но то, что увеличение обращений произошло, — это факт.

Буквально недавно обратилась одна женщина. Муж непьющий, работает в системе высшего образования, но избил ее так сильно, что потребовалась операция, у нее был разрыв внутренних органов. Она от него ушла. С ней долго работали психологи. А потом она к нему вернулась. Когда она пришла к нам опять, муж избил сына ремнем с пряжкой так, что у ребенка остались шрамы. Она обратилась в полицию, но в возбуждении уголовного дела было отказано. Мы с ней начали разговаривать, и выяснилось, что, например, чтобы приучить младшего ребенка ходить на горшок, муж его привязывал к горшку скотчем. У старшего ребенка начались изменения в поведении. Он стал замкнутым, прячется, над ним начали насмехаться в классе. А когда-то был лидером по натуре.  

На мой взгляд, рост агрессивности в нашем обществе отразился на семье даже сильнее, чем декриминализация домашнего насилия

Ситуация с Украиной катастрофически разделила наше общество на тех, для кого «Крым наш!», и тех, кто тихо говорит «Нет!». И это тихое «нет» вызывает взрыв агрессии у другой части. Но мы же должны найти какие-то слова, чтобы не увеличивать агрессивность, но при этом показать обратную сторону медали? Это безумно тяжело и требует огромных усилий. Тем более в том регионе, где я живу. У нас в Ростове поставили памятник защитникам Донбасса, то есть тем добровольцам, которые воевали на Донбассе. В этой ситуации ты всегда будешь врагом. И мы с этим уже столкнулись.

Полтора года назад к нам приехали представители Совета по правам человека при президенте. Они хотели понять, что у нас тут происходит, и провести очередное выездное заседание и обсудить проблемы местных некоммерческих организаций. О том, что они приезжают, было известно всем — от правительства Ростовской области до администрации Новочеркасска. Когда они к нам приехали, то рядом с офисом появилась группа протестующих — представители так называемого Национально-освободительного движения. Потом подъехали казаки. Они стояли в нескольких метрах от нашего офиса, с флагами, кричали, пытались привлечь внимание людей, проходивших мимо. Репортер издания «Славянские новости» Сергей Рулев, комментируя  этот протест, называл меня «врагом народа». Это было записано на видео и опубликовано в интернете.

Но люди всегда нас поддерживали. Например, когда в нашем офисе били стекла, расписывали стены здания, то мимо проезжавший бизнесмен увидел это и зашел спросить, что случилось. И когда мы ему рассказали, то уже через полчаса окна поменяли, и я смогла снова вернуться к работе в своем кабинете. Или когда приходят пожилые люди и бросают свои деньги в наш небольшой ящик для пожертвований. Там всегда есть то мелочь, то 100, то 500 рублей лежит. То, что эта помощь поступает, помогает нам прожить в эти трудные времена.

В июне-июле в России будет проходить чемпионат мира по футболу. Я очень позитивно отношусь к тому, что игры пройдут в том числе и в Ростовской области. Я очень хочу, чтобы этот чемпионат мира состоялся, чтобы его не бойкотировали. Я вижу, как сокращаются возможности международного общения. И чемпионат — надежда на то, что это окно не захлопнется. Для меня это очень важно. Я  бы хотела сказать нашим гостям: «Поддержите тех, кому сегодня труднее, даже если речь идет не о месте, где вы живете». Сегодня нужно поддержать Оюба Титиева. Я бы очень хотела, чтобы болельщики помнили об этом, надели майки, взяли флажки с его именем, чтобы было понятно, что его свобода важна для нас всех.

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Свежие материалы

Рубрики по теме

Права человека

Тюрьмы

СМИ

Дети

Казаки

Amnesty International

Украина-Россия

Политика

ЧМ-2018

Общество

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности