Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Кировская область

Кировский баркемп — 2018. Трансляция «7х7» 17 июня

Главные тезисы выступлений участников форума

9:35. Доброе утро! Мы начинаем трансляцию второго дня Кировского баркемпа. Если вы вчера пропустили все самое интересное, то можете прочитать, как прошел первый день. Мы вели текстовую трансляцию, опубликовали расшифровки выступлений юриста общественного проекта «РосКомСвобода» Саркиса Дарбиняна и создателя благотворительной блокчейн-платформы Михаила Палея.  

10:23. На баркемпе выступает руководитель отдела привлечения ресурсов питерского сообщества «Ночлежка» Влада Гасникова. Эта организация помогает бездомным. Спикер рассказала, как собрать деньги на хорошие дела.

Для того, чтобы у социальной или благотворительной организации были деньги, нужно две вещи: кропотливо работать и любить свое дело, транслировать свою любовь людям и вдохновлять их.

Бюджет ночлежки в 2017 году — 40 млн руб. Частные пожертвования — самая устойчивая часть пожертвований и приоритет сообщества. Вероятно, что могут поменяться условия для пожертвований от фондов, им все сложнее работать в России, с государственными деньгами тоже все очень непредсказуемо, поэтому «Ночлежка» сознательно от них отказывается.

В бизнесе решения о благотворительности тоже принимаются не системно, а на основе личных предпочтений. Поэтому частные пожертвования — это основа работы проекта.

 

Влада Гасникова

 

Фандрайзинг неразрывно связан с репутацией проекта. Доверие людей, которые дают деньги, — самый важный актив для любой некоммерческой организации, поэтому в это нужно вкладываться.

Человек, который дает деньги, не получает никакого товара или услуги, но у него есть ощущение важности своего действия. Это экономика впечатлений. Люди готовы вкладывать деньги в проект, если они чувствуют радость от того, что они помогли классным ребятам в их классном деле.

Для того, чтобы завоевать доверие людей, нужно по-человечески объяснять, в чем ценность проекта, как он делает мир лучше. В случае с «Ночлежкой» ее сотрудники не судят человека за то, что он попал в трудную ситуацию, и не выясняют, как это произошло. Главная задача — помочь ему. Важно транслировать это людям: дать информацию тем, кто хочет помогать, вежливо и доверительно, чтобы они понимали ценность уважения к человеку и заботу о нем.

Когда есть такое доверие, все остальные франдрайзинговые механизмы — это всего лишь инструменты достижения цели.

 

 

 
 
 

10:50. Тренер и методист Центра гражданского образования и прав человека Мария Горбач рассказала о роли и месте конфликта в общественной организации. Она построила выступление на диалоге с аудиторией. Она предложила обсудить образ сотрудников некоммерческих организаций и то, как их видят в обществе. 

— Как нас называют? — спросила Горбач. — Активист (у которого шило в одном месте), общественник, волонтер, человек с активной гражданской позицией. Я борюсь со СМИ, когда они называют меня общественником. Оно явно вызывает у большинства людей негативную коннотацию. Я специалист. Если не хотите называть специалистом, тогда — видный общественный деятель. 

Горбач назвала три вещи, которые всегда надо помнить, чтобы избежать конфликтов:

  • Все люди — люди. 
  • Люди меняются, как и обстоятельства.
  • Каждый сам себе дороже. 

По словам Горбач, главная задача в любом конфликте — не терять управление собой. Если вы чувствуете себя в хорошей форме во время конфликта — провоцируйте, разжигайте, советует Горбач. 

— Конфликт — это спектакль, который надо досмотреть, — рассказала Горбач. — Пусть человек полностью выпустит все, что у него накипело, но останется спокойным. Люди орут, потому что им больно, плохо и они не знают, что делать. Будьте выше этого. 

11:03Координатор «Теплицы социальных технологий» Влад Лавриченко и замредактора Наталья Баранова рассказали об обучающем проекте для социальных активистов «Теплосеть».

 

 
 
 

 

Лавриченко считает, что некоммерческие организации часто недостаточно гибкие, а общественные проблемы появляются часто и в разных местах. Поэтому на первый план выходят отдельные активисты. Поэтому «Теплица» разработала проект «Теплосеть». Это обучающий сайт для активистов. 

Обучение идет по нескольким направлениям: вводная часть, лидерство, интернет, работа с соцсетями, создание сообществ и социальные вызовы.

Например, активистов учат работать с текстами.

 

— Многие благотворительные организации пишут сухие пресс-релизы в стиле «прошло такое-то мероприятие». И что? Это не работает. Нужно давать журналистам инфоповод. Нужен небанальный стиль, — объясняет Баранова.

Сайт разрабатывался для молодых людей, от 16 до 30, но из-за хорошо структурированной информации им пользуются и люди старших возрастов, которые стали заниматься общественной деятельностью.

11:43Руководитель образовательного направления фонда «Нужна помощь» Ирина Евдокимова рассказала, как доверять и жертвовать деньги благотворительным организациям.

По ее мнению, в России очень много неравнодушных людей. Их проект проводил опрос, который выяснил, что только 53% людей.

Большинство пожертвований происходят импульсно — например, кого-то зацепила история отдельного человека — 18% руководствуются репутацией организации.

 

Ирина Евдокимова



Благотворительные НКО нуждаются в разной помощи. При финансовой поддержке лучше использовать систему регулярных взносов, когда от вашей зарплаты пожертвования отчисляются каждый раз. Это позволяет организации планировать свой бюджет, нанимать профессионалов за зарплату, поскольку хорошие работники должны работать полный день. За 50 тысяч в месяц хороший фандрайзер соберет в несколько раз больше денег, чем волонтер.

Ирина Евдокимова рассказала, как проверить благотворительную организацию:

  • Не должно быть сбора на личную карту клиента;
  • Должны быть указаны проекты;
  • Должен быть финансовый отчет организации.


Верификацией благотворительных фондов занимаются несколько проектов, в том числе «Нужна помощь», где можно проверить организацию.

Напоследок она рассказала про сбор денег через своих друзей. Есть проект «Пользуясь случаем», через который можно собирать деньги в честь своего дня рождения или другого праздника. Этот формат не требует грустной истории, и можно собирать деньги на проблемные темы, например на реабилитацию наркоманов, на которую трудно собирать деньги.

 

 
 
 

 

11:53На баркемпе состоялась дискуссия «Есть ли место гражданскому образованию и правам человека в школе?».

Спикеры начали с определения понятий. Тренер Центра гражданского образования и прав человека из Перми Мария Горбач спросила слушателей дискуссии, что такое гражданское образование. Предлагались разные варианты: «права и обязанности», «взрослость», «ответственность и критическое мышление», «нерелигиозное образование», «свободное от государства». Уполномоченный по правам ребенка в Кировской области Владимир Шабардин сказал, что гражданское образование — это термин, который нельзя внести в рамки, его наполнение у каждого своего. В его версии, это образование, где высока степень свободы принятия решений.

Горбач предложила участникам разделиться на два лагеря: на тех, кто считает, что гражданское образование в школе необходимо, и на тех, кто полагает, что в школе оно не нужно, им можно заниматься в других местах.

Аргументы против:

  • государство его навязывает
  • школа и так слишком загружена
  • некому преподавать, мало компетенций
  • нет единой системы критериев гражданского образования
  • слишком много политики
  • слишком много мнений

 

 
 
 

Аргументы за:

  • это ценность, которая должна существовать вне институтов
  • воспитание гражданина
  • развитие критического мышления
  • образование дает безопасность, уверенность внутри общества, правила игры
  • помогает взрослеть
  • это получение опыта под присмотром учителей, в юном возрасте можно ошибаться без критических последствий

Ответственный секретарь международной школы прав человека и гражданских действий Лада Бурдачёва сказала, что правильно ответить на этот вопрос невозможно. Но его задавать нужно постоянно — себе. Она уточнила, что лично для нее этот вопрос не стоит — гражданское образование должно быть. Но стоят другие, более конкретные вопросы, которые должны прояснить механизмы организации гражданского образования. Должен ли быть это отдельный предмет или это должно быть культурой взаимодействия? Кто это будет делать: государство или человек, который сам стоит на гражданских позициях?

Владимир Шабардин сказал, что начать образование любого ребенка с образования взрослого. Для него главный критерий ценности гражданского образования — кто будет обучать. Вторая проблема: разные взгляды на гражданское образование, прийти к единому мнению по этому вопросу — невозможно, считает он. Делать обязательным этот предмет не стоит, но факультативные занятия могут существовать, сказал Шабардин.

Мария Горбач сказала, что гражданское образование — это системные действия по созданию демократических ценностей. Гарантировать, что большинство педагогов разделяют их, нельзя. Невозможно отследить способы взаимодействия педагога и ученика и насколько они соответствуют демократическим ценностям. При этом нельзя все гражданского образование отдать гражданским активистам, потому что у них нет выхода на целевую аудиторию и нет достаточных компетенций. Поэтому необходима золотая середина — сотрудничество школы и НКО.

12:28. Старший преподаватель Факультета права Высшей школы экономики Валентин Шельменков выступил на тему «Данные в эпоху цифровых технологий».

Спикер считает, что понимание данных только как персональных данных, например имени, фамилии, национальности и другого, неверно. Данные — это большие массивы информации. Цель не в том, чтобы все это хранить, а в том, чтобы извлекать из них какой-то смысл. 

— Проблема в том, что мы не можем определить, что такое «данные», — считает Шельменков. — Вторая проблема — технологии для работы с ними. Рост данных сейчас — около 40% в год. Сейчас информации столько, что ее даже не подсчитать, как звезды в небе. 

Одна из проблем в бизнесе — это то, что любая компания в соглашениях пишет, что она имеет право обрабатывать ваши персональные данные. Если вы захотите забрать их назад, например, удалить с сайта — это не получится. 

 

 

 
 
 

Один из участников баркемпа спросил о «праве на забвение» в интернете. Шельменков сказал, что закон перенят с западных стран, но там он работает иначе: информация не удаляется из интернета по прошествии нескольких лет, ее просто больше нельзя передавать третьим лицам.

Шлеменков рассказал о пользе информационных технологий в образовании: если учебники будут издаваться в электронной форме, можно будет актуализировать их постоянно без нужды каждый год переиздавать — все изменения будут вноситься сразу.

Мария Горбач спросила, наступит ли момент, когда люди перестанут обращать внимание на передачу данных, махнут рукой, и все будут иметь право на все. 

— Сейчас и так данные — это общественное достояние, — ответил Шельменков. — Идет активная цифровизация всего. Недавно появился законопроект под названием «Цифровое право», где раскрывается понятие «базы данных». Там сказано, что это не просто база данных, а совокупность тех данных, которые мы можем хранить, обрабатывать и применять. Понятие стало шире. Вопрос манипуляции данными становится все важнее. Сейчас этот законопроект в Госдуме в первом чтении. 

12:32. Кировский баркемп завершился. Организаторы благодарят участников, спикеров и волонтеров. По их примерным подсчетам, на баркемп приехали около 300 человек (278 из них зарегистрировались). 

Все прощаются, организаторы обещают повторить баркемп в 2019 году. Пока!

Фото Кирилла Шейна, Сергея Юферова, «7х7»

Комментарии (2)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Евгений Юшков
18 июн 2018 23:51

Лучший баркемп в моей жизни. Пока. Надеюсь будет ещё много, хороших и разных. Было весело и вольготно. Даже по своей несуразности оставил фотоаппарат на зарядке у командной палатки... Прошу вернуть за вознаграждение - бутылку вятского кваса с великого мероприятия. Стоит в холодильнике, ждёт своего часа. Штука - сытная, спасательная здоровью. О... В истории предлагаю именовать нынешний баркемп - Квасовым вятским...?

Евгений Юшков
21 июн 2018 07:44

Рекламация к Вятскому Квасовому баркемпу. До сих пор не вернули фотик с зарядкой. Ну верните, Христа ради... Да, я дворянин баркемпова двора, да этот двор, похоже меня разжаловал..., разжалобил? Это не угроза. Могу ли я, забрав свои доспехи, в явочном порядке, уйти к другому сюзерену? Надеюсь, его юрисдикция меня прикроет, когда вы потребуете моей выдачи. Или не прикроет... На всякий случай лучше жить дружно в этом мире и других...

Последние новости