Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Кировская область

«Не нравится — уходите отсюда». Как в Кировской области принимали регламент ОНК, запрещающий посещать колонии без согласия председателя

Репортаж «7×7»

В Омутнинске 7 июня состоялось заседание четвертого созыва Общественной наблюдательной комиссии Кировской области (ОНК) — второе за 19 месяцев с начала работы. На нем по предложению председателя комиссии Михаила Кузьминых приняли новый регламент ОНК: теперь посещать места принудительного содержания члены комиссии смогут только после разрешения председателя. Принятие документа проходило на фоне обострившегося конфликта между Кузьминых и его заместителем Артуром Абашевым. Последний считал новую редакцию незаконной и критиковал деятельность руководителя организации. Главный документ комиссии в итоге приняли большинством голосов, а Абашев снял с себя полномочия зама. Как это было — в репортаже «7x7».

 

«Помолчите, сейчас я говорю!» 

Заседание состоялось в одном из техникумов Омутнинска. Накануне в соцсетях журналисты и общественники обсуждали, почему его проводят в отдаленном районе, а не в Кирове. Многие предполагали, что это было сделано для того, чтобы часть членов комиссии не смогла приехать. В итоге на заседании присутствовали 19 правозащитников, для кворума требовалось 15 (половина состава). Михаил Кузьминых объяснил, что первое заседание четвертого созыва проходило в Кирове и многим членам ОНК из районов пришлось ехать в областной центр. Второе заседание решили провести там, где живут 11 из 30 членов ОНК. Председатель заверил присутствующих, что «никакой злонамеренности в этом нет».

— Цель комиссии — содействие организации государственной политики в области защиты прав человека в местах принудительного содержания, а не противодействие ей. Это я говорю для тех, кто этого не понимает. У нас тут у некоторых застряла в голове мысль, что все, что идет от государства, — это плохо. Вы зашли сюда согласно федеральному закону. Не нравится — уходите отсюда, занимайтесь другим. Сегодня совсем другой тренд. Президент и заинтересованные ведомства настаивают на всемерном укреплении взаимодействия ОНК и госвласти. В этом конструктивном русле и пройдет наше сегодняшнее заседание, — сказал Кузьминых.

 

Михаил Кузьминых

 

На повестке было три вопроса: отчет о работе ОНК, изменение регламента и этичное поведение внутри комиссии. Артур Абашев возразил, что по повестке должно быть проведено голосование, и упрекнул председателя, что тот не умеет вести заседание. Между ним и Кузьминых началась перепалка, длилась она довольно долго и изобиловала фразами «Помолчите, сейчас я говорю!», «Мы же не на базаре!» и «Вы действуете незаконно». Остальные члены комиссии тоже не отмалчивались, причем симпатии большинства были явно на стороне Кузьминых: кто-то обвинял Абашева в хамстве, кто-то просто сказал ему: «Мужик, хорош!»

В итоге все вопросы включили в повестку большинством голосов.

Кузьминых итоги работы подводить устно не захотел, а просто раздал отчеты, после чего предложил изменить регламент. Самые важные изменения в документе касались посещения колоний и тюрем: в новой версии регламента сделать это можно только с согласия председателя, проведение проверок по обращениям заключенных и публикация отчетов о посещениях тоже становится его прерогативой.

— Когда мы первый собрались, мы ничего не знали, у двух третей членов ОНК не было никакого опыта. При ближайшем рассмотрении документа мы убедились, что тот регламент, который был принят в ноябре 2017 года, не соответствует ни букве, ни духу закона. Регламент предусматривает, что субъектом общественного контроля являются исключительно члены ОНК. Как известно, у любой организации есть руководитель. У председателя не оказалось никакой возможности организовать работу. Новый регламент расставит приоритеты: кто и что обязан делать. Если вы проголосуете за этот регламент, вы не ошибетесь, ничьих прав здесь не ущемлено, — сказал Кузьминых.

— То есть вы хотите нарушить часть первую статьи восьмой закона об общественном контроле в местах принудительного содержания, в котором четко сказано, что регламент общественной наблюдательной комиссии принимается на ее первом заседании? Вы низкоквалифицированный юрист, потому что призываете членов ОНК нарушить закон, — заметил Артур Абашев.

 

Артур Абашев

 

— Я не собираюсь с вами дискутировать, — ответил председатель и тут же начал дискутировать. Он обвинил Абашева в невежественности и бессильной злобе и не поверил, что у оппонента есть высшее образование.

— Вы посмотрите, как он себя ведет с человеком старшего возраста, — обратился Кузьминых к остальным членам комиссии.

— Если человек — старый маразматик, это не значит, что ... — начал Абашев.

— Неплохо сказано, — не обиделся Кузьминых. За него обиделись другие члены ОНК, в основном выходцы из системы ФСИН.

— Ты кого маразматиком назвал? Это мелкое хулиганство называется, — возмутился один из членов комиссии.

— Вы себя противно ведете, — укорил Абашева другой.

Артур Абашев отвечал каждому, настаивая на том, что Кузьминых ведет себя не лучше, публикуя на втором сайте ОНК оскорбительные по отношению к другим членам комиссии тексты. Перепалка длилась минут 10, пока присутствующие пытались читать текст обновленного регламента. После этого секретарь комиссии Сергей Медведев предложил принять его за основу и проголосовать. Правозащитник Олег Ткачёв голосовать отказался, его поддержал Абашев, заявив, что в противозаконных действиях не участвует.

— За основу предложенный текст принимать нельзя, необходимо указывать, какие пункты на какие меняются, — объяснил Ткачёв.

— Я понимаю, что вы приехали сюда, чтобы саботировать наше заседание. Но будет так, как решит большинство. Большинство решило принять в новом варианте, — ответил ему Кузьминых.

 

 

 

 
 
 

 

После очередной дискуссии новый текст регламента приняли большинством голосов: 15 человек проголосовали за, Ткачёв и Абашев не голосовали, юрист Денис Шадрин высказался против, один человек воздержался.

Кузьминых предложил проголосовать за то, чтобы принять регламент окончательно. Пункт о получении согласия председателя на посещение колоний и тюрем не обсуждали вообще, хотя такой вопрос задавали. Кузьминых сказал, что в документе «все написано» и что никаких препятствий чиниться не будет. Результаты голосования были практически идентичными: 16 человек проголосовали за (воздержавшаяся ранее женщина решила присоединиться к большинству, чтобы «не разводить дискуссии»), Денис Шадрин был против, Абашев и Ткачёв в голосовании не участвовали.

— Все, с этого момента мы руководствуемся этим регламентом, дискуссии по этому поводу закончены, — резюмировал председатель.

 

«Не надо мне эти шняги распространять»

После принятия регламента Кузьминых решил отчитаться о работе комиссии. Он не стал комментировать цифры в отчетах, которые раздал ранее, а в довольно длинном монологе рассказал о собственном стиле в роли правозащитника.

— Я считаю себя профессионалом, человеком, наделенным ответственностью. Совершенствование системы наказания является лучшей защитой прав и интересов граждан в местах принудительного содержания. Это золотыми буквами должно быть написано в сердце каждого, кто ходит в эти учреждения. Не расшатывание системы, не рассказывание баек, а совершенствование. Я не буду говорить, в чем конкретно заключается моя работа, некоторые считают, что я хожу там без толку. Я, конечно, не пишу, что надо лампочку вкрутить. Зачем? Я иду, меня сопровождают люди. Я просто посмотрю: о, что-то лампочка не горит. Мне не надо ничего нигде писать, за мной идет сотрудник учреждения и записывает. Уже через час эта лампочка будет вкручена. Вот такой у меня стиль работы. Не надо мне эти шняги распространять, какие-то там рекомендации. Просто люди знают, кто туда пришел. Вот так надо работать! Я занимаюсь крупными проблемами, связанными с совершенствованием системы.

Кузьминых несколько раз во время выступления пожаловался, что его как председателя «постоянно шельмуют» некоторые члены ОНК, не забыв упомянуть, что особенно часто это происходит в эфире радиостанции «Эхо Москвы в Кирове».

— Я заявляю — никакого конфликта нет, не было и быть не может. Во-первых, нет никакой почвы для конфликта, работы хватит всем. Во-вторых, я — человек, склонный к компромиссам. Неужели вы полагаете, что я буду с ним конфликтовать [Кузьминых указал на Абашева]. Кто он и кто я!

 

 

Кузьминых напомнил, что на первом заседании нового созыва сам предложил назначить Артура Абашева заместителем, и сказал, что это было жесточайшей ошибкой.

— Он с первых дней вступил в яростную войну со мной, видимо, надеясь, что сможет подвинуть меня с этой позиции и занять ее сам. Это было совершенно нелепое утопическое желание, — продолжал председатель.

— Облегчу вам задачу, — прервал его Абашев. — Я сам не против сложить с себя полномочия заместителя председателя, это даже не нужно выносить на голосование. Я только за то, чтобы меня меньшее с вами связывало.

Тут в заседании наступил единственный момент единения членов ОНК: Кузьминых поблагодарил Абашева, а все остальные поддержали его решение. На место заместителя и одновременно ответственного секретаря комиссии назначили Сергея Медведева.

 

«Нарушением этики злоупотребляли оба фигуранта»

В повестке оставался вопрос о соблюдении этики. Член комиссии Сергей Кропачёв — выходец из системы ФСИН — сказал, что когда он шел на первое заседание ОНК, то ему казалось, что «будет тесное взаимодействие между людьми с правозащитным опытом и людьми с опытом работы в учреждениях». Обращался он к Артуру Абашеву.

— Вначале были попытки взаимодействие наладить. Но это оказалось неприемлемым. Мне показалось, что вся проблема для вас — это то, что бывшие сотрудники УФСИН пришли. Для нас не проблема, что вы имеете правозащитный опыт. Мы такие же граждане России, но вам это говорить бесполезно, вы все равно будете считать, что бывшие сотрудники — это все равно что враги. Вы даже ничего о нас не знаете, вы просто зациклены. Я лично возмущен вашим выражением, что мы ездим в колонии пить чай. Вы посмотрите отчеты! Когда вы на радиостанции говорите про тот второй сайт, вы говорите, что мы участвуем в парадах, а вы следующий раздел посмотрите, там есть отчеты, новости. Одна общественная организация, а как будто две группировки. Призываю вместе работать, а не противодействовать друг другу, — сказал он.

 

Сергей Кропачёв

 

Олег Ткачёв тоже высказался:

— С самого начала действия ОНК этого созыва произошел межличностный конфликт между председателем и заместителем. Это привело к тому, что два человека разорвали комиссию на части. Большое им за это спасибо. Общественная наблюдательная комиссия окончательно себя дискредитировала. Я уверен, что вы даже не успели прочитать этот регламент и осознать, что там написано. Приняли без обсуждений. Я общался с обеими сторонами конфликта, не всегда гладко. Мне не удалось примирить их, другим тоже. У председателя не хватило мудрости преодолеть конфликт и договориться о целях и миссии ОНК. Вместо этого он создал еще один сайт, на котором стал публиковать тексты, чья фразеология меня глубоко возмущает. В публичном пространстве такими словами говорить нельзя. Нарушением этики злоупотребляли оба фигуранта. Артур Абашев не очень комфортный человек, нагловатый, грубоватый, неудобный. Он может нахамить, но Михаил Михайлович [Кузьминых] подхватил это и стал делать больше провокационных текстов, возбуждая различные эмоции не только у него. Предлагаю выдать ему предупреждение за нарушение кодекса этики.

 

Олег Ткачёв

 

В качестве независимого эксперта оценить ситуацию пригласили члена Общественной палаты региона Дмитрия Захваткина. Спокойным выступление не вышло.

— В вашей комиссии нету сладу. И в этом «заслуга» всех членов, но ответственность должна быть на председателе. Вам совет: решить вопрос по организации работы. Идеальная работа любой организации или человека — когда форма соответствует содержанию. Это касается, Артур, вас. Мне показалось, что вы главенствующей делаете форму, а не содержание. Вам наплевать на заключенных, да гори они синим пламенем, зато мы тут устроим шоу…

— А разве мы сейчас с осужденными здесь общаемся? Их тут нет, — парировал Абашев.

— Вы поймите, есть такой закон этики — поступай с людьми так, как хочешь, чтобы поступали с тобой. Первое, что я от вас тут услышал, когда председатель сбился при подсчете голосов: «Вы что, до 19 посчитать не можете?» Это оскорбление человека. Еще обсуждение не началось, а мы уже плюем человеку в харю. Я считаю, человеческие отношения должны начинаться здесь, а уже потом нужно идти на зону и проверять, какие отношения там, — сказал Захваткин.

Абашев начал возражать, что плевком в его лицо было то, что изменили регламент, Захваткин предложил ему заткнуться, сообщил, что является профессиональным убийцей, может выбить зубы, и предложил собеседнику сначала «не выступать», а затем не обижаться. Завершил свое выступление Захваткин повторением фразы про необходимость построения человеческих отношений.

По итогам обсуждения вопросов этики Михаил Кузьминых пообещал смягчить тон формулировок на сайте при условии, что «другие будут вести себя прилично». На этом заседание завершилось. 


Общественная наблюдательная комиссия — это объединение правозащитников, которые контролируют соблюдение прав заключенных и осужденных, а также оценивают работу полиции. Они посещают колонии, тюрьмы и следственные изоляторы, рассматривают обращения и жалобы осужденных и их родственников, вносят представления о нарушениях и требуют у властей их устранить.

В ОНК Кировской области состоят 30 человек, это одна из самых многочисленных комиссий в России. Новый состав региональной комиссии был сформирован в конце октября 2016 года. Накануне избрания некоторые члены ОНК опасались, что не попадут в новый состав, так как Общественная палата региона отказалась рекомендовать федеральным коллегам нескольких правозащитников. Опасения не оправдались.

В ноябре 2016 года ОНК Кировской области возглавил выходец из МВД Михаил Кузьминых. Летом прошлого года он создал второй сайт комиссии, на котором в 2018 году стали появляться публикации с критикой других членов ОНК, имена которых Кузьминых называть отказывался. Он обвинял их в подрыве работы комиссии и использовании СМИ против него.

Катерина Клепиковская, фото автора, «7х7»

Комментарии (3)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
12 июн 2018 11:35

Журналисты имеют право на основе закона обществу предлагать репортажи с места событий, но данный репортаж изобилует мнением журналиста, но не является репортажи с места заседания ОНК Кировской области, что и происходит в течении длительного времени, когда членам ОНК предоставляется время на обсуждение деятельности ОНК, но мнение не отражает сути, общество получает недостоверную информацию.
Такое положение зависит от редакционной политики средства массовой информации.
А по сути заседания ОНК Кировской области следует, что вмешательство в деятельность ОНК средств массовой информации дискредитирует не только членов ОНК, но и средства массовой информации, редакционную политику средства массовой информации, так как общество не может получить информацию достоверную, что вызывает напряженность среди членов ОНК, не даёт исполнять целенаправленную, полезную деятельность на защиту прав сограждан, которые отбывают наказание в соответствии с решением суда в местах принудительного содержания.

16 июн 2018 11:51

Ждем версию от журналистов "Вятского Края", которые были там же. Если кстати вам кажется что журналисты что-то неправильно написали, так не молчите, прямо тут в комментариях напишите что не так.

22 июн 2018 19:21

Сергей Федорович, Вы же точно знаете, что сила ОНК - в рассказе о своей работе общественности, как можно более чаще, и максимально открыто. С привлечением любых доступных каналов - СМИ, блоги, сайты . Иного рычага воздействия на ситуацию у ОНК по нынешнему законодательству просто нет. Так где эти килобайты комментариев 30 членов ОНК Кировской области, стремящихся рассказать о своей работе на благо общества?

Последние новости