Новости, мнения, блоги
Горизонтальная Россия

«Если бы встал весь Кузбасс, то был бы толк». Правозащитники вернули жителям кемеровского села изъятые для угледобычи земли

О «государственной необходимости», которая служит интересам коммерческой компании, и судебном прецеденте

На Кузбассе суд впервые признал незаконным изъятие земель для добычи угля коммерческой компанией. Жители села Менчереп отстояли свою землю у кемеровской фирмы «Стройпожсервис», которая намеревалась забрать у фермеров земли и начать разработку. О подробностях дела «7x7» рассказали жители села и юристы «Команды 29» Максим Оленичев и Анна Фомина, защищавшие их интересы в суде.

 

Предыстория конфликта

Село Менчереп находится в Кузнецком угольном бассейне не только территориально. По словам местных жителей, каменный уголь у них можно выкопать буквально на огороде. «Наше село стоит на угле», — говорят они. В 2016 году жители  узнали, что под ними около двух миллионов тонн угля, и компаний, которые интересуются этим углем, в регионе больше сотни.

Как рассказала активистка Менчерепа Марина Сатаева, обычно крупные угольные компании, чтобы работать на землях кемеровских фермеров, идут к ним с деньгами и договариваются. Это уже потом крестьяне жалуются, что их огород засыпан угольной пылью, но у них нет дороги назад, когда договор подписан:

— Продать-то люди продали свои земли, а дальше что? — сокрушается Сатаева. — Вон у телеутов [один из коренных народов Кузбасса] угольные отвалы окружили всю деревню, они ходят и жалуются. А что им сказать? Они же продали землю. Все. Мы все понимаем, что если продадим земли рядом с селом, то нам придется бежать отсюда. А куда нам бежать? Это будет крах. У нас даже не пытаются выкупить ничего. Просто хотят забрать. Никто не станет нас переселять, как в советское время, это тоже все понимают. А когда продавали лицензию на наше месторождение, никто даже не посмотрел, что рядом дамба Беловского водохранилища. Если она не выдержит взрыва угольщиков, то затопит весь Новосибирск.

 

Беловское водохранилище

 

Компания «Стройпожсервис» (ООО «СПС») получила лицензию на разработку полезных ископаемых в Беловском районе недалеко от одноименного водохранилища (запасы месторождения — около 120 млн тонн угля). С этим документом она обратилась в департамент недропользования по Сибирскому федеральному округу (Сибнедра). Там в декабре 2016 года изъяли несколько участков под Менчерепом общей площадью более 4 тыс. га «для государственных нужд Российской Федерации в связи с осуществлением недропользования». В самом селе об этом узнали только через полгода, когда от компании менчерепцам пришли документы на выкуп земли. По словам юриста «Команды 29» Максима Оленичева, который представлял интересы сельчан, после изъятия земли на госнужды стоит вопрос только о том, за сколько компания выкупит участок у крестьян. По его данным, некоторым менчерепцам предложили по 20 тыс. руб. за долю в участке земли.

Летом 2017 года Менчереп посещал спецкор «Новой газеты» Илья Азар, ему местные жители признались, что не готовы продавать свой гектар дешевле, чем за 5 млн руб. Тогда-то, спустя полгода после решения Сибнедр, менчерепцы узнали о том, что их земли отданы под разработку угольного месторождения. В селе проводились общественные слушания по поводу строительства угольного разреза, почти все местные жители были настроены против соседства с открытой добычей угля. На мероприятие в село приехал отряд бойцов Росгвардии, они пускали сельчан на слушания по паспортам и установили на входе рамки металлоискателей. Уговоры угледобытчиков не сработали в Менчерепе — около 100 сельчан на слушаниях выступили против угольного разреза.

— Нам говорили, что будем как у Христа за пазухой, если построят карьер. Глава района уже заключил соглашение о сотрудничестве с компанией, обещали нам и угольный паек каждому жителю, и освещение. Мы уже писали и в департамент угольной промышленности, и заместителям губернатора, и губернатору, тогда еще Аману Тулееву. Нам отвечали, что угольный карьер будет, ничего в этом страшного нет, все законы соблюдены. Конечно, в душе все за нас, потому что уже сил нет. Угольные компании уже весь Кузбасс разрушили, на угольных разрезах никакой рекультивации земель нет — всю плодородную почву в одну кучу сгребают. 

— Ярким пятном, вызвавшим лично у меня возмущение, стали высказывания представителей Сибнедр и «СПС» о том, что весь тот вред, который неминуемо будет от угольного разреза — это лишь домыслы, что пока ничего не случилось, а значит и переживать не стоит, — рассказала юрист Анна Фомина. — Однако почему-то Сибнедра даже не пытаются спрогнозировать, какой непоправимый ущерб может быть нанесен территории, жителям и государству. Необходимо вносить изменения в законодательство, чтобы при рассмотрении ходатайства недропользователя об изъятии земель государственный орган не подходил формально к этому вопросу, а проводил полный анализ ситуации с возможными последствиями, и государственная нужда действительно была доказана.

 

Творчество против угля

По словам местной активистки Сатаевой, менчерепцы протестовали против угольной разработки как могли — писали жалобы в прокуратуру, региональным и федеральным чиновникам, но даже местное телевидение не стало снимать сюжет про их проблему. Поэтому крестьяне взялись за съемки сами и выпустили два коротких ролика на YouTube.

 

 

 

В 2014 году о проблеме открытой выработки угля сняли документальный фильм «На угле» правозащитники организации «Экозащита».

 

 

А государственные ли нужды?

Под будущий угольный разрез попали земли 163 пайщиков Менчерепа, которым принадлежали доли бывшего колхозного поля. Активисты села обратились в организацию «Экозащита», а экологи нашли крестьянам адвокатов, готовых взяться за это дело и летать на каждое заседание через полстраны.

Юристы «Команды 29» Максим Оленичев и Анна Фомина признались, что их внимание к кемеровской проблеме привлек как раз фильм экологов «На угле». Масштаб и серьезность бедствия Оленичев, по его словам, понял, спустившись по трапу самолета — в Кемерово лежал черный от угольной пыли снег. Юристы менчерепцев предложили местным жителям выдвинуть нескольких активистов, чтобы те стали истцами, и с ними пойти в Беловский районный суд обжаловать изъятие земель. Сельчане выдвинули четверых: Наталью Анисимову, Владимира Пронина, Марину Сатаеву и Николая Новоселова.

На суде Оленичев и Фомина выяснили, что «государственная нужда» в менчерепской земле обусловлена лицензией компании «Стройпожсервис» и президентской программой развития угольной отрасли, на которую уповали коммерсанты.

— Государственная необходимость — это такая оценочная категория, которую устанавливает суд, опираясь на все доказательства. Мы говорили, что лицензии на недра недостаточно для признания государственного интереса.

Эту формулировку и стали оспаривать в суде юристы «Команды 29». Одно то, что государственная необходимость встала на службе интересов коммерческой компании, никого не смутило в 2016 году, но судья тем не менее учел это в итоговом решении. Оленичев и Фомина обратили внимание суда и на то, что земли, которые у крестьян изъяли Сибнедра, используются в сельском хозяйстве. Их взял в аренду местный фермер Виктор Шурбин и платит сельчанам зерном и мясом.

 

Угольный разрез на Кузбассе

 

Несмотря на эти доводы, по словам Марины Сатаевой, представитель угледобытчиков на суде вел себя «вызывающе»:

— Он так и сказал: «Я не собираюсь у вас ничего выкупать, я землю заберу просто так». Но у нас же много знакомых по району, нам рассказали, что до нас эта схема работала стопроцентно, а вот на Менчерепе они обожглись.

На стороне менчерепцев был глава их сельского поселения Николай Шурбин. Сторону угледобытчиков принял глава Беловского района Алексей Курносов.

Судья Виктор Иванов внял доводам истцов и признал незаконным приказ Сибнедр об изъятии земли у менчерепцев.

 

Выдержки из решения суда

«Административный ответчик не установил государственную нуждаемость в использовании земельных участков для государственных нужд, таких доказательств суду не предоставлено».

«Принудительное изъятие не может производиться только или преимущественно в целях получения выгоды другими частными субъектами, деятельность которых лишь опосредованно служит интересам общества».

 

Итоги процесса

По словам Оленичева, угольная компания, скорее всего, обжалует решение Беловского суда в вышестоящей инстанции. Он предположил, что судья встал на сторону истцов потому, что сам живет недалеко от Менчерепа. Юрист уверен, что такой вердикт Беловского суда — это важный прецедент для жителей Кузбасса, участками которых заинтересовались угледобытчики. По данным Оленичева, кузбассцы уже неоднократно пытались в судах обжаловать решения об изъятии земель, но безуспешно.

— Это решение суда — прецедент не только для Кемеровской области, но и для России. Судья довольно тщательно разбирался в процессе. Сибнедрам после того, как суд признал их приказ незаконным, ничего не будет. Но сам факт этого признания очень важен. Обычно кемеровские суды вставали на сторону угледобытчиков, потому что у них есть лицензия, но никто не ставил под сомнение государственную необходимость. (...) Никто никогда в госучреждении не признает такой случай дисциплинарным проступком, потому что нет четких критериев, что такое государственная нужда. Реальных последствий для чиновников Сибнедр не будет.

 

Юристы Анна Фомина и Максим Оленичев после победы в суде

 

Как рассказала Сатаева, у менчерепцев «нет эйфории» от этого решения, хотя из-за него к ним снизошла-таки местная телекомпания и все же сняла сюжет о победе в суде. Местные жители чувствуют, что борьба за землю еще не окончена. Неожиданным итогом для Сатаевой стало появление среди односельчан «предателя». Одна из ее соседок созвала сельский сход и предложила выбрать «доверенное лицо» для того, чтобы договариваться с угледобытчиками о поблажках от лица всех пайщиков земли. Ее словам менчерепцы тогда не вняли и решили отстаивать свои права на землю.

Отдельные надежды сельчане возлагают на нового главу региона, который пришел на смену Аману Тулееву.

— У нас же врио губернатора Сергей Цивилёв открыл себе страничку «ВКонтакте», у него уже больше 14 тысяч подписчиков, и все ему шлют прошения. Не знаю, когда он будет все это читать. Мы свое тоже отправили. Все, что у нас было по проблеме, мы все отправили, но он пока не прочитал, — говорит Марина Сатаева. — Хочется надеяться на нового главу, надеемся-то мы на лучшее, а готовимся к худшему. Представляете, какие деньги у них крутятся? Кто мы для них? Да никто, мошки какие-то, козявочки. Мы даже боимся надеяться, хотя я считаю, что если бы встал весь Кузбасс и сказал: «Не нужно больше разрезов!», то был бы толк. Но люди у нас все какие-то инертные.


13 апреля глава Кузбасса Сергей Цивилёв приостановил перевод сельхозугодий в категорию земель, пригодных для промышленности.

Роснедра с марта 2016-го могут изымать любые земли для государственных нужд. На сайте их сибирского филиала опубликовано более 50 приказов об изъятии земель, все они касаются участков в Кемеровской области.

В 2013–2014 годах после того, как коренной народ Кузбасса шорцы отказались продавать землю в своей родной деревне Казас одной из угольных компаний, у них сгорело несколько домов. Полиция отказалась расследовать поджоги. В 2018 году правозащитники-шорцы Яна и Владислав Таннангашевы эмигрировали из России.

В 2016 году «7x7» организовывал блог-тур на Кузбасс для привлечения внимания к проблеме открытой разработки угольных месторождений.

Даниил Кузнецов, фото Максима Оленичева, «7х7»

Последние новости

Комментарии (3)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
путник
26 апр 2018 23:26

Этот бардак по всей стране. Изменений в ближайшие 6 лет не ожидается.

Анна
01 май 2018 08:50

"землю заберу просто так" - до чего самоуверен! какой же беспредел там творится, что люди себя чувствуют настолько смело?

01 май 2018 10:15

Потому что мы сами такие - на всё согласные !