Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Костромская область

«Закрывается только помещение, сам штаб продолжит работу»

Координатор костромского штаба Навального — о том, что сделано за год и что будет дальше

В костромском штабе Алексея Навального 30 марта состоялась прощальная встреча. Активисты подвели итоги, вспомнили самые интересные моменты, обсудили дальнейшие планы, попрощались с помещением. О том, как штаб Навального повлиял на ход президентской избирательной кампании в Костромской области, корреспонденту «7x7» рассказала координатор штаба Анна Вершинина.

 

Немного о себе

— Чем вы занимались до открытия штаба Алексея Навального в Костроме?

— Я окончила школу, 11 классов, никуда не стала поступать, так как нет денег на платное обучение. Работала официантом, продавцом-консультантом. С последней работы меня уволили в августе после суда за незаконный пикет. После этого не могла найти работу. В ноябре мне предложили должность координатора штаба.

— В какой роли — рядового активиста или координатора — вам комфортнее?

— И когда я была волонтером, и когда стала координатором, я реализовывала какие-то идеи. Сказать, что у меня появилось больше возможностей, когда я возглавила штаб, будет неверно. Скорее, стало больше ответственности. Я продолжила заниматься тем же, чем занималась раньше, только прибавились организационные вопросы.

 

 

— Какую зарплату вы получали как координатор регионального штаба? Кто еще кроме вас получал зарплату?

— Моя зарплата была 30 тысяч. Вторая оплачиваемая ставка была у заместителя координатора.

— Часто слышали в свой адрес определения «пятая колонна», «агенты Госдепа»? Как еще вас называли?

— Подобное я слышала от наших костромских «нодовцев» [члены Национально-освободительного движения, борющегося за восстановление суверенитета России]. Но меня больше задевали даже не такие обзывательства, а то, что многие спрашивали, есть ли нашим активистам 18 лет. Как будто чтобы иметь свою гражданскую позицию, нужно непременно быть совершеннолетним. Еще часто наших волонтеров спрашивали: «Сколько вам платят за то, что вы делаете?», хотя они помогали штабу абсолютно бесплатно.

 

О штабе

— Насколько самостоятельны региональные штабы Навального? Вы только следовали инструкциям или могли принимать какие-то решения без согласования с Москвой?

— Во всем, что касалось реализации наших собственных идей, проведения различных акций, создания движухи в городе, мы были полностью самостоятельны. Примерами могут служить массовые пикеты или недавняя акция в поддержку Кемерова. Мы не согласовывали ее с федеральным штабом, это была чисто наша инициатива.

— Кто был для вас союзником, а кто — непримиримым противником?

— Главным противником была городская администрация, которая на протяжении всей работы штаба активно нам препятствовала. Из политических организаций я уже говорила про НОД, но они только подкидывали свои газеты к двери штаба. Какой-то другой активности они не проявляли. С другими политическими силами мы в той или иной мере сотрудничали, поддерживали отношения, ходили на акции друг к другу.

— Сколько человек были завсегдатаями штаба?

— У нас сложился костяк активистов человек двадцать. Если я сегодня напишу, что надо в чем-то поучаствовать, как-то помочь, они соберутся. Если мы организуем масштабную акцию, например, митинг, то рассчитываем уже на численность от ста человек. Если же говорить обо всех наших сторонниках, то по Костромской области это более тысячи человек.

— Большинство активистов штаба очень молодые люди — студенты и даже школьники. Не возникало ли из-за этого проблем у штаба и у самих активистов?

— Мы сталкивались с фактами давления на наших несовершеннолетних волонтеров со стороны школьных администраций. В этих случаях мы пытались пойти на контакт с родителями, чтобы объяснить им, что мы не занимаемся незаконной деятельностью, не вовлекаем их детей во что-то аморальное. К сожалению, некоторые родители отказывались от общения.

 

 
 
 

 

— В продолжение темы о молодежи и политических взглядах. Как координатор штаба как бы вы отнеслись к тому, что кто-то из ваших активистов-юношей встречается с девушкой, например, состоящей в «Молодой Гвардии» «Единой России»? Есть ли какие-то писанные или не писанные правила на этот счет?

— Симпатии и политика? Не могу себе представить такой ситуации, так как считаю, что людей объединяют какие-то общие интересы, общие взгляды.

— Но не обязательно политические...

— По крайней мере, у нас таких примеров не было. Мы в штабе придерживаемся близких позиций, и это нас сплачивает, делает одной командой.

 

Об итогах

— Какую из акций вы считаете самой успешной?

— Очень масштабной и яркой стала акция 12 июня, потому что она была согласована. На площадку в Заволжье пришло много людей, в том числе тех, кто не ходит на несогласованные акции. Например, был один депутат областной думы.

Еще одной удачной акцией я считаю шествие «Забастовка избирателей» 28 января. Люди, понимая, что чиновники отказывают нам в согласовании под совершенно надуманными предлогами, нарушая наши конституционные права, активно присоединились к нашей акции.

— Каков «итог» работы штаба в количестве активистов, привеченных к административной ответственности? В сумме присужденных штрафов?

— К административной ответственности привлекались восемь человек, в том числе я дважды и Александр Зыков три раза. Общая сумма наложенных штрафов составила 530 тысяч рублей. Плюс 130 часов общественных работ, 120 из которых у Александра Зыкова. И у него же пять суток ареста перед выборами.

— Больше всего от властей, судей и полицейских (дело о разбитой брови) досталось вашему заместителю Александру Зыкову. Он специально вызывал огонь на себя или так само получалось?

— Александр по складу характера такой человек, что он не может оставаться в стороне, когда видит несправедливость. Нет, какой-то тактики у нас не было, мы всегда действовали командой и каждый из нас готов был брать на себя ответственность, прийти на помощь товарищам.

 

 
 
 

 

— Что удалось сделать в части организации наблюдения на выборах?

— После того как Алексей Навальный назвал предстоящие президентские выборы нелегитимными и объявил забастовку избирателей, в первые дни мы боялись, что сторонников станет меньше. Но мы ошибались, их стало даже больше.

Что касается наблюдения, мы проделали большую работу. Мы в штабе обучили более 100 наблюдателей и направили на участки в Костроме и области более 120 человек. Причем все они работали наблюдателями на общественных началах, не получая за это деньги. Наши наблюдатели оказались самыми грамотными и активными, именно они выявили и пресекли большое число различных нарушений.

— Какое влияние работа штаба оказала на явку на президентских выборах в регионе? Если бы штаба не было, явка была бы больше, меньше, такой же?

— Я думаю, что именно работа нашего штаба вызвала такую реакцию властей, как давление на бюджетников, на студентов с целью повысить явку. К нам практически каждый день приходили люди, рассказывающие, что их заставляют идти на выборы.

 

О Навальном

— В прошлом году Алексей Навальный побывал в Костроме лишь однажды — на открытии своего штаба. Почему так?

— В декабре мы много раз подавали уведомления в администрацию города о проведении встречи жителей с Алексеем Навальным. В плане поездок у него Кострома значилась, но наша мэрия раз за разом не согласовывала место проведение встречи, посылая на окраину города, куда сложно добраться. Мы пытались судиться, но нам отказывали из-за того, что мы не направили копию иска в администрацию, хотя это должен делать суд. Когда мы приезжали на площадки, на которые подавали заявки, то убеждались, что в то время, которое мы указывали, там никого не было. Хотя отказы были мотивированы тем, что это площадка уже кем-то занята.

Тогда мы стали искать частную площадку, обращались к собственникам, но кто-то сразу отказывал, кто-то сначала обещал, потом перезванивал, говорил, что не сможет. Причины отказов назывались самые разные.

— Если бы Навальный участвовал в выборах, какой результат он получил бы в Костромской области?

— Сложно сказать, думаю, что он мог бы набрать больше, чем Павел Грудинин.

 

 
 
 

 

— Полгода назад в интервью «7x7» вы сказали, что во взглядах Алексея Навального вас ничего не смущает. Сегодня позиция не изменилась?

— Я много разговаривала со сторонниками Алексея Навального, с посетителями нашего штаба о его действиях. Идеальных политиков не бывает, и у меня есть ряд критических мыслей по отношению к некоторым решениям Алексея Навального. Но я здесь для того, чтобы что-то делать, как-то влиять на нашу жизнь, на страну. И единственный политик, который дает мне такую возможность, это Алексей Навальный.

— То есть Навальный не является для сторонников каким-то непререкаемым авторитетом. С ним можно не соглашаться, его действия можно критиковать?

— Мы в штабе часто спорили, проводили круглые столы, на которых обсуждались самые разные темы и высказывались различные точки зрения. К нам приходило много людей, которые критично относятся к Навальному, к его поступкам, к его программе. Но тем не менее они приходят в штаб, потому что их не устраивает сегодняшняя ситуация в стране, не устраивает нынешняя власть.

 

О закрытии штаба

— Каковы причины закрытия костромского штаба?

— Прекращение финансирования. Президентская кампания завершилась, люди теперь не так активно будут донатить [жертвовать деньги]. Но закрывается только помещение, сам штаб продолжит работу, просто в другом виде. Теперь мы будем собираться в общественных заведениях, у кого-то дома или даже на свежем воздухе в теплое время года. Будем активно общаться через соцсети, продолжим организовывать и проводить акции. А ближайший к нам штаб будет работать в Ярославле.

 

 
 
 

 

— Вы планируете участвовать в избирательной кампании Алексея Навального через шесть лет?

— Сложно сказать, что будет через шесть лет. Наверное, не стоит загадывать. Сейчас мне это интересно. Но и люди меняются, и ситуация меняется. Наверное, нужно просто работать, не пытаясь заглядывать далеко в будущее.

— А не думаете, что через шесть лет вы можете оказаться на другой стороне баррикад? Например, станете чиновницей мэрии, борющейся с несистемной оппозицией и прочими смутьянами?

— Нет, такого никогда не будет.


Штаб Алексея Навального открылся в Костроме 22 апреля 2017 года. Но первая организованная штабом акция — прогулка против коррупции состоялась раньше — 26 марта. А 12 июня в сквере Юбилейный в заволжской части Костромы прошел единственный согласованный властями митинг, организованный штабом Навального.

В течение лета полицейские регулярно задерживали участников пикетов, а суды штрафовали активистов за нарушение правил проведения публичных акций.

В августе на Октябрьской площади сотрудник полиции в штатском Эдуард Волков разбил бровь заместителю координатора штаба Навального Александру Зыкову. В сентябре региональное управление Следственного комитета возбудило против Волкова уголовное дело. Суд 27 марта приговорил Волкова к трем годам условно за превышение должностных полномочий с применением насилия.

В октябре штаб организовал акцию в поддержку Алексея Навального.

В конце ноября новым координатором штаба стала Анна Вершинина.

В конце января в Костроме прошла «Забастовка избирателей. А 27 марта активисты штаба участвовали в траурной акции в память о жертвах пожара в кемеровском торговом центре «Зимняя вишня».

Алексей Уханков, фото Алексея Молоторенко, «7х7»

Последние новости

Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

у костромичей прессинг со стороны силовых структур был жестче, чем в Ярославле. Выстояли, не сломались. Респект