Новости, мнения, блоги
Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия

«Из-за политической ситуации люди объединяются вокруг своего лидера»

Интервью с руководителем Дагестанской региональной еврейской национальной культурной автономии Игорем Пинхасовым

Общественный деятель Игорь Пинхасов руководит еврейской автономией Дагестана больше десяти лет — с 2005 года. Несколько лет назад он был избран депутатом городского собрания города Дербента. В интервью «7x7» Игорь Пинхасов рассказал прошедших выборах президента, культуре горских евреев и своей работе в Дагестане.

 

О прошедших выборах и о себе

— Здравствуйте, Игорь Юшваевич. Большая часть наших читателей находится достаточно далеко от Кавказа, в средней полосе России. И они не так хорошо знают о жизни на Кавказе, в том числе в Республике Дагестан. Расскажите, как много в Дагестане евреев?

— В Дербенте сейчас осталось где-то две с половиной тысячи евреев или три, в Махачкале — это столица республики — где-то от полутра до двух тысяч. В общей сложности где-то около пяти тысяч.

— Вы руководите региональной национальной культурной автономией в республике и являетесь депутатом города Дербента.

— Да. Давайте немного о себе расскажу.  После восьмого класса уехал учиться в Тамбов. С красным дипломом закончил сначала техникум, затем поступил в политех в Тамбове. Потом уехал в армию. Так как мои родители жили в Дербенте, то я приехал после армии сюда и устроился в отдел архитектуры, поработал немножко, потом ушел в свободное плавание, потому что времена были тяжелые. Где-то в конце девяностых годов в Дербент приехали представители комитета абсорбции [занимается содействием реализации государственной политики Израиля в области иммиграции], которые предложили заняться еврейскими общественными делами. Тогда я открыл культурный центр, а в 2005 году — национальную культурную автономию.

С тех пор я являюсь руководителем «Дагестанской региональной еврейской национально-культурной автономии» — общественной организации, которая занимается проведением праздников, изучением традиций и языка. А четыре года назад меня избрали депутатом в городское собрание Дербента, поэтому я занимаюсь политической и общественной деятельностью.

Сейчас мы провели выборы на качественном уровне, с хорошей посещаемостью. Мой избирательный округ в Дербенте, за который я отвечал, находился в школе. Как известно, все дети сейчас и все родители сидят в [интернет-мессенджере] Whatsapp. Мы с директором школы и учителями стали каждый час посылать сообщения «Приходите на выборы». И таким образом организовали явку в 95 процентов.

— В этом году было очень много агитации за посещение избирательных участков.

— Была очень хорошая агитация по телевидению. Потом эта общая политическая обстановка в мире, которая сложилась… Эти нападки англичан, все остальное — конечно, люди объединяются, начинают поддерживать своего лидера. Многое повлияло, люди шли сознательно, понимали, что нужно проголосовать. Здесь больше шли голосовать не за президента, а за страну, чтобы показать оптимизм.

 

Потерянное колено

— Расскажите, как и когда евреи пришли на Северный Кавказ?

— Они пришли на Кавказ очень давно, это было еще при Персии. Наши евреи, которые находятся на Кавказе, — это испанские евреи. Говорят, что это одно из тех колен, которое пропало. Наши евреи, которые здесь, — они шли через Иран, многие затерялись в Грузии. Говорят, что это как раз то колено, которое не могут найти до сих пор. По дороге с Ирана они оставались на этих территориях — кто в Азербайджане, кто в Дагестане. Они пошли дальше, в Нальчик, в Пятигорск… Это как бы одно колено, так называемые горские евреи.

 

Говорят, что это как раз то колено, которое не могут найти до сих пор

 

— Такое долгое соседство с горными народами как-то сказалось на традициях, культуре?

— Конечно. Даже наш горский еврейский язык взял очень много слов от кавказских народов. Обычаи… Очень много блюд. Мы-то считаем их своими, но это чисто кавказские блюда. Те же самые шашлыки, плов — мы считаем своими блюдами, еврейскими, а это чисто азербайджанские блюда.

— Брачные какие-то обычаи?

— Брачные да, тоже есть кое-какие обычаи, которые взяли от кавказцев, но все равно, по большей части, это еврейские обычаи. Только, может быть, традиции танца, знакомства. Вот это взято у кавказских народов. А в остальном это еврейские обычаи: регистрация в синагоге, разбитие стакана. Свадьбы чисто еврейские, кавказское тут только веселье. Свадьбы у нас общие, нет раздельных свадеб. Невеста тоже находится на свадьбе.

 

Гендиректор ФЕНКА Игорь Дабакаров и глава еврейской автономии Дагестана Игорь Пинхасов

 

Про дружбу народов

— Ваша организация поддерживает дагестанского скульптора Татьяну Мусаханову. Расскажите про ее работы, пожалуйста.

— В том году мы написали грант от ФЕНКА, выиграли его и проводили выставку скульптора Мусахановой. Она сама родом из Дербента. Она закончила скульпторское училище сначала в Махачкале. Потом — скульпторское училище в Москве и Питере. У нее такие работы, которые показывают жизнь и быт Дагестана. То, что она выражала в своих работах, можно назвать ностальгией по Дагестану. Мы провели большую выставку в Музее мировых религий.

Еще на один грант от ФЕНКА мы провели детский межнациональный лагерь «Единство наций». У нас город очень многонациональный. Две недели 30 человек жили в лагере. Мы разбили участников на группы по национальностям. И было три конфессии, в каждой конфессии мы тоже разбивали на подгруппы. Например, из христиан у нас было три армянина и трое русских. Мусульмане — по три человека от азербайджанцев, лезгин и табасаранцев. Ну и, соответственно, евреи. За эти 14 дней мы изучали с детьми различия религий и их общие моменты, то, как они взаимосвязаны. Также было много экскурсий, дети остались довольны.

 

Мы изучали с детьми различия религий и их общие моменты, то, как они взаимосвязаны

 

— По поводу дружбы народов. Какой-то антисемитизм существует сейчас на Кавказе?

— Только если на бытовом уровне. Кто-то где-то поругался: «Ты — еврей», «Ты — мусульманин»… Но на общественном уровне, на государственном в данный момент антисемитизма мы не ощущаем. 

 

Про проблемы девяностых

— Я, когда готовился к интервью, посмотрел фильм Кантемира Балагова «Теснота». Там рассказывается про евреев, которые живут на Северном Кавказе, в Нальчике.

— Я этого фильма не видел. Но нальчинские евреи — почти что те же, что и у нас здесь.

— Там похищают молодую пару, а еврейская община ищет деньги, чтобы выкупить вот этих молодых людей.

— Это, наверное, девяностые годы.

— Действие фильма происходит в 1998 году, да. Снят он был в 2017 году.

— У нас в девяностые годы было то же самое. У нас община тогда была около 25 тысяч человек. Сейчас пять.

— Куда уезжали люди?

— В Израиль, в Москву. Кто-то по экономическим причинам уехал в Москву, кто-то для объединения семьи — в Израиль. В девяностые годы, конечно, были случаи [похищения].

— Как еврейская община реагировала на похищения?

— В те годы молодые ребята объединялись в группу, собирались в синагоге, предлагали свою поддержку общине. Сейчас на кладбище несколько могил молодых ребят, которые погибли в девяностые. Но это было по всей стране и было связано с экономическими проблемами. В то время к нам в Дербент как раз назначили начальником милиции Адельгирея Магомедтагирова знаменитого, который, конечно, порядок навел. Вот как маршал Жуков в фильме «Ликвидация» к себе всех воров в законе вызвал, вот тот почти также действовал. Потом его из Дербента забрали министром внутренних дел Дагестана!

 

Культура горских евреев

— Какие мероприятия проводит еврейская автономия в Дагестане?

— С 2005 года мы числились только на бумаге. Нужно было когда поехать на съезд — нас приглашали, нужно было куда-то поехать на конференцию — нас приглашали. А такой работы особой не было. Буквально пять лет назад, когда президентом стал Владимир Штернфельд, работа  задвигалась! В последние два года нам удается получать гранты ФЕНКА. Другого источника денег на мероприятия у нас нет. В 2015 году мы проводили фестиваль еврейской культуры, такое большое мероприятие. Обидно, что республика не разыгрывает никаких грантов. Министерство национальной политики Дагестана могло бы тоже предложить какой-нибудь грант. Хотя республика, конечно, дотационная, денег тут не так много. Национальные организации сами ищут какие-то возможности.

— Как взаимодействует дагестанская община с государством Израиль?

— Дербент является побратимом израильского города Хадера. Когда у нас был день города — 2000 лет четыре года назад отмечали! — приезжала очень большая делегация из Хадеры. Три мэра Израиля — Хадера, Ор-Акива, и Парте-Хана. Были встречи на уровне города.  Потом наша делегация от города поехала туда, где-то месяца через два-три. А так у нас очень тесное взаимодействие, потому что у каждого в Израиле брат, сестра, дядя или тетя, мама или папа.

 

Блиц

— Есть у вас любимый еврейский праздник?

— На всех мероприятиях, конференциях, когда езжу на какие-то собрания в Москву, я всегда рассказываю: помню с детства, что у нас в Дербенте всегда была действующая синагога, всегда было кошерное мясо. Когда мы приходили к моей бабушке, которая была из Украины, на Песах, то она проводила его так, как и положено евреям. Она нам давала какую-то денежку, мы искали какие-то свои подарочки. Вот Песах для меня всегда был такой веселый! У моей бабушки было пять сыновей, и у каждого двое-трое детей. Вот все собирались. Взрослые сидели за столом, мы игрались… Праздник Песах, конечно, остается в памяти.

 

Вот Песах для меня всегда был такой веселый! У моей бабушки было пять сыновей, и у каждого двое-трое детей. Вот все собирались

 

— А любимая шутка про евреев?

— В одной еврейской семье приходит пожилой еврей домой и ложится в кровать. Так лежит пару дней. Жена говорит: «Вставай, поешь!». Он не реагирует.  Позвала детей: «С отцом плохо, умирает». Пришли дети и стали плакать: «Вставай, не умирай, так дорого тебя хоронить, такие мероприятия недешевые погребальные...». Услышал отец и вспомнил, как много лет назад, когда дети были маленькие, он сильно заболел. Собрались тогда все дети и стали плакать: «Не умирай, мы с голоду без тебя умрем». Никто ни тогда, ни сейчас не сказал, какой он хороший и заботливый. И понял он, воистину говорят: родители для детей, а дети — для себя. Встал он и сказал жене: «Накрывай нас стол!».

 

Опубликовано на правах рекламы

Денис Стрелков, фото предоставлены Игорем Пинхасовым, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (2)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
02 апр 2018 17:23

На правах рекламы?! Что за фигня... Хороший материал.

Шульберт
03 апр 2018 00:16

Резня евреев в Дагестане была жуткая. Убивали просто так, выбрасывали из квартир, похищали. А в статье как-то все сглажено.

Последние новости