Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми

«Я не знаю, как мои подписи появились под документами». В суде под делу экс-мэра Сыктывкара Зенищева выступил предприниматель Александр Бондаренко

Министр промышленности Коми Герасимов на суде: «Бондаренко и Веселов вели транспортный бизнес в Сыктывкаре в связке, но я не знаю, какие отношения у них были с Зенищевым»

На заседании Сыктывкарского городского суда по делу бывшего главы администрации столицы Коми Романа Зенищева, которого обвиняют в получении взятки от аффилированных с автоперевозчиками предпринимателей, 7 ноября свидетели рассказали о моральном облике некоторых фигурантов «дела Гайзера», а также об автомобилях, переданных крупным республиканским чиновникам. Корреспондент «7x7» выделил самое главное 

 

«Я рассказывал им о заповедях, в ответ меня оскорбляли»

В суде 7 ноября выступили несколько свидетелей. Первым пригласили брата предпринимателя Юрия Бондаренко Александра [предприниматель и предполагаемый член ОПГ «Айвенго»], который давал показания в присутствии своего адвоката Ризвана Садикова. Прокурор спросил его, какое отношение он имел к транспортным предприятиям «Рейс», «Гермес», «Курс», «Автоперевозчик», «Верас» и «Торас». Александр Бондаренко ответил, что был учредителем по крайней мере трех из них. 

— «Торас», «Автоперевозчик» и «Гермес» учредили в 2006 году. Я жил тогда с семьей в Абхазии, там у меня был сад, я занимался сельским хозяйством, — рассказал он. — Кроме меня учредителями были брат и Максим Лапков. В то время у меня с братом были сложные отношения, мы почти не общались. Иногда он присылал мне денег, 100–200 тысяч, я расценивал это просто как помощь старшего брата и не интересовался их происхождением. О том, что я учредитель этих фирм, я узнал только в 2009 году, когда оказался в СИЗО. Как мне потом объяснили, я был там в качестве заложника после конфликта моего брата с Александром Зарубиным [крупный бизнесмен, фигурант дела Гайзера]. Мне предложили подписать документы о том, что я ухожу из учредителей, и я их подписал. Не знаю, как появились мои подписи под документами, где я значился как учредитель, я их не ставил. 

Александр Бондаренко рассказал, что, в так называемом транспортном блоке, включавшем в себя разные предприятия по пассажирским перевозкам, большинство учредителей были номинальными. Руководил всем Николай Шлопов, а курировал — предприниматель и фигурант дела Гайзера Валерий Веселов. Свидетель вспомнил, что Веселов когда-то работал спасателем в Воркуте и не имел отношения к криминалу, но, переехав в Сыктывкар, изменился. 

— Этот человек сыграл негативную роль в моей судьбе, с 2006 года у меня с ним произошло полное расхождение. Я им говорил о своих мировоззренческих или даже философских взглядах, рассказывал им о заповедях, в ответ меня оскорбляли. В итоге я принял решение уехать в Абхазию. Со Шлоповым мы вместе работали в СПОГАТе [транспортное предприятие]: он был директором, а я его замом. Я увидел его отношение к людям, это пошла гордыня, и мы перестали общаться. Потом он использовал мои плохие отношения с Веселовым в каких-то негативных моментах, в подставах. В 2009 году, после того, как Веселов осудил нас по указке Зарубина, чтобы переписать доли предприятий на своих людей, мы с братом возобновили отношения, хотя у нас были расхождения по поводу его гордыни, я не хотел слушать о его золотых медалях и красных дипломах, я хотел просто жить и воспитывать детей.

Бондаренко рассказал, что брат Юрий упрекал его в том, что он создал проблемы в отношениях с Веселовым и Зарубиным, отказавшись «им служить». В результате конфликта, по его словам, началась война компроматов, к которой Зарубин привлек большие силы, после чего Юрий Бондаренко и Николай Шлопов обратились за помощью к Роману Зенищеву. 

— Я отказался сотрудничать с этими людьми, попал в СИЗО, получил судимость. Роман Валерьевич в то время много встречался и с Веселовым, и со Шлоповым, для меня очевидно, что он оказывал им какую-то поддержку. Но оплачивалась ли она, я не знаю. В тот период я слышал от брата о каких-то фирмах ЖКХ. Что там было, не знаю, но не удивлюсь, не слишком опять под моими документами окажутся мои подписи. Меня не ставили в известность о том, что по бумагам я стал учредителем какой-то фирмы, чтобы я не задавал лишних  вопросов. Теперь с этими людьми я общаюсь только в судах, жаль, что в их словах много лжи.

Представитель стороны обвинения заявил, что в показаниях свидетеля есть противоречия — следствию он говорил о получении прибыли транспортными предприятиями и оплате услуг Зенищева, якобы предоставившего за плату более выгодные маршруты. Защитник экс-мэра Антон Косырев возразил, что это свидетель рассказывал, когда был обвиняемым, и его не предупредили об ответственности за дачу ложных показаний. Его поддержали два других адвоката и сам Зенищев.

— Свидетель уже сам рассказал вам, что такое СИЗО, я могу много рассказать, я знаю, что там может быть давление, — сказал он.

Судья согласился со стороной защиты и не стал зачитывать предыдущие показания.



«Бондаренко и Веселов были в связке, но я не знаю, какие отношения у них были с Зенищевым»

Следующим выступил министр промышленности, природных ресурсов энергетики и транспорта Коми Николай Герасимов. Он рассказал, что поддерживал отношения с Зенищевым с 2005 по 2008 годы, они носили рабочий характер. В то время он занимал должность министра промышленности, транспорта и связи. Прокурор спросил, что Герасимову известно о государственном унитарном предприятии «Парк». 

— Предварительно вопрос передо мной не ставился, и раньше я показаний не давал, — ответил министр, объясняя, что, может быть, не все вспомнит. 

В ответ судья Антон Панкратьев напомнил Герасимову о его показаниях, данных следствию.

— ГУП «Парк» не относился к компетенции Минпрома, — объяснил чиновник. Шлопов на каком-то этапе был его гендиректором. Должность согласовывалась с министерством, но кто предложил его кандидатуру, уже не помню.

Прокурор поинтересовался, могли ли принять участие в назначении предприниматели Валерий Веселов и Юрий Бондаренко. Герасимов согласился, что рекомендовать Шлопова на должность мог Веселов, но заметил, что Шлопов отвечал за муниципалитет, а министерство занималась междугородними перевозками.

— Бондаренко и Веселов вели транспортный бизнес в Сыктывкаре в определенном уровне связки, но я не знаю, какие отношения у них были с Зенищевым. Я не наталкивался на эти вопросы в ходе своей деятельности, — закончил Герасимов короткое выступление.

 

Toyota для Марущака и Honda для Саттарова


Следующим свидетелем стал Алексей Гриняев, который, по его утверждению, поддерживает товарищеские отношения с Романом Зенищевым с конца 80-х годов. Представитель стороны обвинения поинтересовался, участвовал ли Гриняев в приобретении автомобилей Toyota Land Cruiser для Павла Марущака [бывший начальник управления информации администрации главы Коми] и Honda Pilot для Вагиза Саттарова [экс-заместитель прокурора Коми]. Гриняев рассказал, что автомобиль Toyota он купил в 2006 году, затем на нем ездил Роман Зенищев, после того, как администрация города заключила с ним контракт на аренду. После того, как водитель Зенищева попал в ДТП и повредил машину, Гриняев продал ее Павлу Марущаку меньше чем за миллион рублей. 

— Это была реальная цена. Зенищев никак не участвовал в сделке, — объяснил Гриняев суду.

По просьбе Зенищева он также купил в Москве на свое имя автомобиль Honda за наличные деньги, которые ему передал экс-мэр. Согласно его показаниям, при сделке присутствовал родственник Вагиза Саттарова, который потом переправил машину экс-заместителю прокурора республики. 

Представитель стороны обвинения спросил у свидетеля, не предназначался ли этот автомобиль в подарок или как оплата долга кому-либо, но тот отвечал, что ничего не знает.

Прокурор заявил, что следствию Гриняев дал более подробные показания и попросил судью зачитать их. В этих показаниях свидетель утверждал, что у бывшего первого заместителя главы Коми и Романа Зенищева были доверительные отношения. При этом бывший мэр не говорил, что должен Чернову 20 миллионов рублей или другую сумму, а также не упоминал ни о каких взятках.

На заседании 7 ноября должен был дать показания бывший руководитель Агентства Республики Коми по управлению имуществом Владимир Беляев. В августе 2014 года его признали виновным в злоупотреблении служебным положением и крупной растрате. В январе этого года он получил условно-досрочное освобождение (УДО). Беляеву были отправлены повестки, но в суд он так и не явился. По месту прописки его также не нашли.

 Эта информация удивила представителей стороны защиты, которые напомнили, что освободившиеся по УДО обязаны отмечаться в полиции. Представитель прокуратуры заявил, что делается все возможное, чтобы найти свидетеля. Следующие заседание по делу экс-мэра Романа Зенищева пройдет 21 ноября.


В ноябре 2015 года Сыктывкарский городской суд приговорил экс-мэра Сыктывкара Романа Зенищева к девяти годам колонии строгого режима за взятку, растрату и злоупотребления полномочиями. В июле 2017 года против него возбудили новое уголовное дело о взятке. Следствие утверждает, что Зенищев мог предоставлять выгодные маршруты компаниям-перевозчикам в обмен на деньги. В ходе рассмотрения дела в суде были выдвинуты версии, что деньги предназначались на предвыборную кампанию «Единой России» и должны были передаваться бывшему первому заместителю главы республики Алексею Чернову. Взамен бизнесмены, связанные с первыми лицами республики, якобы в 2009 году передали по номинальной цене компании ЖКХ Полине Головановой, бывшей на тот момент гражданской женой Зенищева. 

В сентябре 2017 года свидетелей по делу Зенищева братьев Юрия и Александра Бондаренко осудили как участников ОПГ «Айвенго» за хранение оружия и приговорили к трем годам условно.

В деле около ста свидетелей, предполагается, что показания самых значительных из них будут заслушаны в декабре этого года. 

Елена Соловьёва, «7х7»

Комментарии (5)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Vova
10 ноя 2017 10:53

Все эти многочисленные "автопредприятия" на самом деле одно великое и ужасное Пассажирское АТП. Все они находились под единым управлением. А создавались они исключительно в целях снижения налоговых выплат. Собственно, благодаря этому дроблению и удавалось держать приемлемые для горожан тарифы за проезд в городском транспорте...
Читаю в статье о разборках и дрязгах и понимаю, что судят, пишут, обсуждают совсем не о том, что было важно в реальной жизни и на самом деле...

справедливость
11 ноя 2017 13:23

Не согласен
Все эти «многочисленные предприятия» с одними и теми же учредителями в лице Веселова, обоих братьев Юрия и Александра Бондаренко, Шлопова, являлись источником получения криминальных денег организованных преступников и их покровителей в Администрации Коми, и использовались для дачи взяток и незаконного обогащения в обход налогообложения. Удивляет лишь мягкость приговоров этим уголовникам братьям Бондаренко по различным уголовным делам в отношении них в настоящее время. При этом сам Александр Бондаренко продолжает вводит суд в заблуждение, что «не знал», о том, что является учредителем этих предприятий, и утверждает, что ему «не известно» чем занимался Юрий Бондаренко с Валерием Веселовым до той поры, пока они не стали обвиняемыми по многочисленным уголовным делам. Удивляет также, насколько действия этих уголовников не получают должной оценки СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ, не применяющей к ним наказания в соответствии с Законом, но учитывающие «деятельное раскаяние», «примерное поведение», «многодетность», «помощь следствию». Такая позиция самих судов лишь вызывает критическое отношение ОБЩЕСТВА к такому «суду». Или здесь также – коррупционная составляющая …? Давно пора определиться, кого представляют такие «судьи» и насколько их действия могут быть расценены как ненадлежащее исполнение своих обязанностей или превышение служебных полномочий? Наконец, важно понять, что общественное терпение не безгранично, если в отношении явных уголовников меры уголовного наказания фактически не применяются или применяются умышленно мягкие наказания.

Vova
11 ноя 2017 13:49

Да что ты говоришь!
Налоговый Кодекс почитай, упрощёнку от общей системы научись отличать. Про НДС почитай тоже. "Умные" тут все ёпрст!!!

справедливость
11 ноя 2017 13:22

Не согласен
Все эти «многочисленные предприятия» с одними и теми же учредителями в лице Веселова, обоих братьев Юрия и Александра Бондаренко, Шлопова, являлись источником получения криминальных денег организованных преступников и их покровителей в Администрации Коми, и использовались для дачи взяток и незаконного обогащения в обход налогообложения. Удивляет лишь мягкость приговоров этим уголовникам братьям Бондаренко по различным уголовным делам в отношении них в настоящее время. При этом сам Александр Бондаренко продолжает вводит суд в заблуждение, что «не знал», о том, что является учредителем этих предприятий, и утверждает, что ему «не известно» чем занимался Юрий Бондаренко с Валерием Веселовым до той поры, пока они не стали обвиняемыми по многочисленным уголовным делам. Удивляет также, насколько действия этих уголовников не получают должной оценки СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ, не применяющей к ним наказания в соответствии с Законом, но учитывающие «деятельное раскаяние», «примерное поведение», «многодетность», «помощь следствию». Такая позиция самих судов лишь вызывает критическое отношение ОБЩЕСТВА к такому «суду». Или здесь также – коррупционная составляющая …? Давно пора определиться, кого представляют такие «судьи» и насколько их действия могут быть расценены как ненадлежащее исполнение своих обязанностей или превышение служебных полномочий? Наконец, важно понять, что общественное терпение не безгранично, если в отношении явных уголовников меры уголовного наказания фактически не применяются или применяются умышленно мягкие наказания.

Vova
11 ноя 2017 15:59

Криминальные деньги шли на поддержку нынешней власти, причём не только в Коми. Вообрази, кто бы теперь рулил в Кремле, не будь этих денег...
Впрочем, воображение развито не у всех...