Новости, мнения, блоги
Горизонтальная Россия

Глава МИД Швеции Маргот Валльстрём: Сотрудничество с Россией продуктивно, особенно на фоне проблем в наших отношениях

О контрпродуктивном законе об «иностранных агентах», экологических угрозах со стороны России и нежелании вступать в НАТО

Сотрудничество России и Швеции продуктивно, но его осложняют несколько проблем. Например, закон об «иностранных агентах», неспешное обсуждение и решение экологических проблем и попытки дестабилизировать ситуацию в Балтийском регионе. Такое мнение высказала министр иностранных дел Швеции Маргот Валльстрём в разговоре с корреспондентом «7x7» Максимом Поляковым.

18 октября министр Валльстрём посетила Архангельск, где приняла участие в 16-й министерской сессии Совета Баренцева/Евроарктического региона. В перерывах между заседаниями и лекцией в Северном Арктическом федеральном университете министр ответила на вопросы интернет-журнала.

 

Закон об «иностранных агентах» — контрпродуктивен

Какими словами вы охарактеризуете сотрудничество с Россией на субгосударственном уровне? Например, в Баренц-регионе или на Балтике?

— Мы ценим наше сотрудничество. На данный момент мы считаем, что оно конструктивное. Особенно в области научных исследований, вокруг вызовов в области климата, которые совместно стоят перед нами и другие. Это особенно ценно на фоне тех проблем, которые есть у нас в отношениях.

А какие проблемные точки есть?

— Сейчас стало труднее выходить на контакт между народами. Можно привести такой пример: раньше российские дети часто ездили в летние лагеря в шведских областях Норрботтен и Вестерботтен. Сейчас это практически прекратилось или стало труднее. Затрудняет сотрудничество принятый в России закон об «иностранных агентах», который также является препятствием.

Какова ваша оценка закона об «иностранных агентах»? Вот 18 октября в Архангельске начался суд, на котором экологическую организацию «Этас» хотят штрафовать за то, что она добровольно не подала заявку на включение в реестр Минюста. Именно эта НКО плотно работала с организациями из Баренц-региона.

— Обычно во время моих поездок я прошу организовать встречи с представителями гражданского общества. Сегодня у нас была такая встреча, там была представитель организации «Этас». Что касается законодательства об «иностранных агентах», оно является контрпродуктивным. Оно ведет к тому, что на местном уровне не получается того сотрудничества, которое могло бы дать результаты. Например, это сотрудничество между саамскими организациями. Борцы за спасение климата не могут оптимально взаимодействовать между собой. Для нас это сразу создает проблему сотрудничества между северными странами. Еще раз повторюсь — это контрпродуктивно.

 

 

Почему это происходит?

— Почему приняли закон?

Если вы говорите, что этот закон контрпродуктивен, то почему, по вашему мнению, Россия приняла его, послала партнерам такой сигнал?

— Я не хочу строить догадок. Это вопрос, на которой может ответить только российское правительство. Наши коллеги из других стран и те, кто сотрудничает с нами в Архангельской области в рамках арктического совета, разделяют мнение о том, что это непродуктивно, препятствует контактам.

Что такое политическая деятельность [НКО в России признаются «иностранными агентами», если, по мнению Минюста, есть два условия — иностранное финансирование и политическая деятельность, при этом понятие «политическая деятельность» трактуется очень широко]?

— В нашем обществе частью политической деятельности является гражданское общество и та критика, которую получают власти от общества, это идет стране на пользу. Люди рады получить такую критику. Непонятно, почему она не принимается в российском обществе, потому что это один из двигателей этого процесса. Нам важно не затруднять деятельность НКО, так как они являются неотъемлемой частью нашей демократии.

 

«Надеюсь, Россия готова принять нашу помощь»

Какие экологические угрозы вы видите со стороны России?

— Угрозы можно разделить на несколько групп. Первая угроза — последствия процесса разоружения в Арктике. Второе — добыча и транспортировка нефти. Если будет утечка, то целое поколение может ощущать на себе последствия нефтеразлива. Также в качестве угрозы можно назвать загрязнение вод. Только недавно появились очистные сооружения в Санкт-Петербурге и Калининграде [проекты реализованы при поддержке Швеции, Финляндии и Евросоюза]. Но по-прежнему есть несколько источников этого загрязнения, которые вредят водам, рыболовству, здоровью людей и развитию туризма.

Как вы оцениваете усилия России в решении этих проблем? Готова ли наша страна принимать помощь от Швеции?

Я надеюсь, что Россия готова принять нашу помощь. Большая работа в этой области ведется посольством Швеции, которое работает над тем, чтобы продвигать в России технологии по переработке отходов, представлять самые современные технологии, которыми мы располагаем. Задумаемся над тем, сколько пришлось нам ждать открытия этих очистных сооружений в Санкт-Петербурге и Калининграде. Это заняло 17 лет. Но сотрудничество возможно, есть примеры. Мы хотим показать эти технологии, готовы их передать. Все только выиграют от этого.

 

 

Я понимаю вашу озабоченность: вы хотите, чтобы ваш сосед сбрасывал чистую воду, чтобы не было нефтеразливов. Но вы сами сказали — 17 лет! Это же очень долго. В чем главная проблема, почему в России эти вопросы решаются так долго?

— Я бы хотела иметь хороший ответ на этот вопрос. Нам кажется, что не в последнюю очередь это коррупция и большие административные препоны, которые трудно преодолеть. Это комбинация факторов. Мы задавали себе вопрос, почему это занимает так много времени. Нам кажется, что это же в интересах России, чтобы это произошло быстрее. Ведь пока этого не происходит, Россия платит высокую цену: загрязняется ее собственная вода, нельзя больше ловить рыбу, нарушаются туристические потоки. Важно помнить, что в те страны, где высокий уровень коррупции, инвесторы идут менее охотно. Хотелось бы иметь простой ответ, но его нет. Это, наверное, я вам должна была задать этот вопрос.

 

Прямой военной угрозы со стороны России нет

Каково быть нейтральной страной рядом с Россией?

— Швеция не является нейтральной страной. Это страна, свободная от участия в военных альянсах. Наша политика строится на трех основных компонентах: наша оборона должна иметь высокий уровень обороноспособности, мы должны быть свободны от военных альянсов, мы делаем ставку на сотрудничество.

Видите ли вы военную угрозу со стороны России? В 2015 году вышел сериал «Оккупированные», по сюжету которого Россия захватила Норвегию. Это, конечно, шутка. Но подтекстов в этом сериале много.

— Нет. Мы не считаем, что существует прямая военная угроза. Эта картина не является реалистичной. Но мы наблюдаем неспокойную ситуацию в Балтийском регионе в общем. Мы видели провокативное поведение со стороны России. Если будут существовать какие-то провокации в Балтийском регионе, то это [провокации] не может не влиять на Швецию. Мы возражаем, что Россия вмешивается в дебаты о НАТО, которые у нас существуют. Мы сами, как страна, примем решение. И любое вмешательство со стороны вашей страны мы воспримем негативно. На наш взгляд, Россия создает проблемы в связи с тем, что она нарушает европейский порядок безопасности. Россия захватила территорию соседнего государства, не уважает положение о границах, которые зафиксированы в ОБСЕ. Агрессия России в Восточной Украине стоит на пути развития наших хороших отношений.

 

 

Какова вероятность вступления Швеции в НАТО?

— То правительство, в которое я вхожу, активно возражает против этого. 200 лет существовал такой порядок. Мы хотим сохранить его. Мы активно над этим работаем, особенно над теми тремя пунктами, о которых я говорила.

Швеция уже 200 лет не участвовала в войнах. Как вам это удалось?

— Это долгая история. Мы та страна, которая стремилась к этому. Швеция строила стабильность и благосостояние внутри страны. Но и история пощадила нас: у нас не было войн, которые проходили в других местах. Этот вопрос требует более длинного и развернутого ответа. А вообще — хорошо иметь немного врагов.

Материал подготовлен по проекту «Взгляд на Баренц» — совместного партнерства СМИ Баренц-региона.

Максим Поляков, фото Алексея Клещинова, «7х7»

Комментарии (3)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Бомонд
20 окт 2017 23:28

Зачем россии помощь она и сама из дерьма вылезет им надо лишь показать в какую сторону вылазить, сами они вряд ли разберутся.

21 окт 2017 20:08

Очень честно. С нами так нельзя

Вас
15 ноя 2017 12:05

Швеция не участвует в войнах, после того как ей зад Россия надрала. Выводы сделаны.

Последние новости