Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Рязанская область

«Показать людям прошлое». Зачем фотограф-фрилансер снимает дома «уходящей Рязани»

Некоторые старинные постройки в центре города теперь можно увидеть только на фотографиях проекта «365 домов Рязани»

Четыре года рязанский фотограф Светлана Крючкова снимала известные и ничем не примечательные старые дома. Вскоре после фотосъемок многие здания снесли по муниципальным программам развития застроенных территорий и переселения граждан из ветхого жилья. Корреспондент «7x7» побывала на местах снесенных домов и сравнила новые фотографии со снимками Светланы Крючковой.

 

365 и еще чуть-чуть

В октябре 2013 года фотограф-фрилансер Светлана Крючкова написала на своей странице в социальной сети «ВКонтакте» о том, что начинает фотопроект «365 домов Рязани».

Каждый день в течение года она собиралась фотографировать по одному старому уникальному дому. Первый снимок Светлана сделала четыре года назад 31 октября — она сфотографировала уже окруженный высотками деревянный дом №12 по улице 1-й Безбожной. Чуть позже поняла, что снимать ежедневно не получается: иногда мешает проливной дождь или снег, иногда дела или простуда не дает выйти из дома. Первые 365 рязанских домов Светлана давно сняла, но, по ее признанию, не смогла остановиться. Сейчас в ее архиве насчитывается более 400 фотографий старых рязанских зданий.

В том же 2013 году в Рязани заработали две муниципальные программы: развития застроенных территорий и переселения граждан из ветхого жилья. За четыре года в областном центре снесли около 20 домов, которые фотографировала Светлана.

 

Улица Горького, дом №90/41: дом Ганнушкиных

Дом №90/41 по улице Горького в конце XIX века принадлежал семье рязанского психиатра Бориса Ганнушкина. Борис Ганнушкин был очень популярен среди рязанцев, но с «причудой»: за один прием, независимо от тяжести заболевания, он брал один рубль и ни копейкой больше. И чтобы это была ассигнация, а не горсть мелочи.

В этом же доме в 1975 году родился Петр Ганнушкин, который стал учеником и последователем Сергея Корсакова и Владимира Сербского, создал Московскую психиатрическую школу, основал журнал «Современная психиатрия». Есть сведения, что одним из его пациентов был поэт Сергей Есенин.

Сейчас Московская больница №4 носит имя Петра Ганнушкина, в ней также создан мемориальный музей знаменитого психиатра. На его родине, в Рязани, больше ничего не напоминает об отце и сыне Ганнушкиных. Дом вошел в «Свод памятников архитектуры и монументального искусства города Рязани» Министерства культуры РФ, однако в официальном реестре памятников истории и культуры его не было.

Краевед, создатель группы «Рязань, которую мы потеряли» в социальной сети «ВКонтакте» Александр Дударев вспоминает, что «дом снесли как-то внезапно».

— Мы не успели подать заявку в Государственную инспекцию по охране памятников истории и культуры, быстро все случилось. Дом вполне мог бы стать Музеем истории рязанской медицины. Хотя, возможно, в каких-то тайных документах на этом месте все-таки существует «виртуальный музей». Если не верите, взгляните сами на публичную кадастровую карту — на участок, где располагался дом. В кадастровой карте значится, что разрешенный вид использования данного участка — «музеи, выставочные залы». Может, здесь на самом деле решили устроить какой-то музей, а рязанцы об этом не знают? — усомнился Дударев.

Светлана Крючкова вспоминает, что часто ходила мимо этого дома: — Его уже расселили, и какое-то время там жили приезжие из ближнего зарубежья. Легально или нет, этого не знаю, но часто их видела. Во многих расселенных домах живут гастарбайтеры, я в этом убедилась, когда снимала для своего проекта.

Дом Ганнушкиных снесли ровно год назад, в середине октября 2016 года. На опустевшем месте рязанцы устроили стихийную парковку, после нескольких заметок в СМИ участок огородили металлическими столбами.

 

 

Улица Петрова, дом №8: дом Петрово-Соловово

Рядом со входом в кремлевский сквер, на улице Петрова, больше века простоял дом №8. В нем жил русский генерал, последний предводитель дворянства Рязанской губернии Борис Петрово-Соловово. Городская усадьба была частью большой усадьбы «Варские» [поселок под Рязанью], в которой занимались заготовкой и продажей леса. Рядом с городским домом располагались лесопилка и склады, из которых товар отправляли покупателю по реке Трубеж.

— Дом был вполне крепким, но жильцов расселили по программе переселения из ветхого жилья. В 2016 году рязанское правительство обнародовало далеко идущие планы: в поселке Поляны якобы собираются построить экопарк с ремесленными мастерскими и конюшней, вдоль Московского шоссе построить реплики русских изб. «Живую историю» уничтожают и хотят заменить ее лубочными картинками, — прокомментировал Александр Дударев. — Неоднократно говорил, что у нас исчезает исторический облик города, а то, что строится, одинаково безлико. — Смешно и грустно, когда слышу, что для привлечения туристов будут строить какие-то новые развлекательные объекты.

Дом Петрово-Соловово снесли в октябре 2016 года. На месте соседнего строения, дома №6А, рязанская предпринимательница пытается построить массивный трехэтажный жилой дом. С одной стороны, участок расположен в охранной зоне [строительство новых объектов запрещено], с другой — в зоне достопримечательного места, в границах которой строительство разрешено.

Градозащитник, заместитель председателя правления рязанского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Игорь Кочетков утверждает, что таким образом расчищаются площадки под строительство особняков и высотных домов.

— Программу переселения из ветхого жилья следовало бы назвать программой строительного лобби. Площадку рядом с этим домом уже хотели застроить, но представитель застройщика проиграл дело. Я уверен, что будут и другие попытки, — сообщил Кочетков. — Многие из старых домов можно было отремонтировать, отреставрировать или реконструировать. Если бы власти действительно задумывались о переселении рязанцев из ветхого жилья, обратили бы внимание на окраины, на тот же поселок Строитель, в котором разваливаются бараки. Дома в историческом центре сносят для того, чтобы застроить, а застраивают с нарушениями, превышая этажность.

 

 

Улица Маяковского, дом №75/7: дом Коровкиных

Дом №75/7 по улице Маяковского построен во второй половине XIX века и принадлежал купцу Николаю Коровкину. В нижнем этаже был магазин, второй этаж занимали жильцы. В дореволюционное время Коровкины были крестьянами в Шацком уезде, затем перебрались в город, занялись извозчицким делом, открыли несколько магазинов в разных районах города. В годы революции потеряли все нажитое. Чтобы прокормить семью, Николай Коровкин поступил на службу в Ревтрибунал писарем.

Дом на углу улиц Маяковского и Пролетарской прославился и в XX веке: в нем жил самобытный художник Сергей Воробьев. По некоторым данным, в доме бывал художник Михаил Врубель.

Как и вышеперечисленные дома, история здания была описана в «Своде памятников», но его так и не внесли в перечень строений, представляющих архитектурную и историческую ценность для рязанцев. Дом снесли накануне Дня Победы в 2017 году.

В тот же день Игорь Кочетков провел одиночную протестную акцию. Он встал на месте снесенного дома с плакатами: «За снос дома Коровкина — инспекцию ОКН [инспекция по охране объектов культурного наследия] в отставку!» и «То, что не разбомбили фашисты, уничтожили рязанские чиновники ко Дню Победы!».

— Никакой причины для сноса дома, кроме освобождения площадки под строительство, не было. Дом находился в удовлетворительном состоянии, был крепкий — купцы же строили. Стоял он сто лет, еще столько же простоял бы, — уверен Кочетков.

 

 

Улица Радищева, дом №34

Дом №34 по улице Радищева был ничем не примечательным типовым деревянным строением дореволюционного периода. Множество его «близнецов» составляли центр Рязани. Участок земли, который освободили путем сноса двух ветхих домов, «прославился» тем, что на нем появилась бесплатная автопарковка для сотрудников Рязанской администрации. На всех ближайших улицах — Праволыбедской, Горького, Ленина — для горожан обустроены платные парковки. Рязанцы возмутились возникновением «карманной» парковки для представителей мэрии. В пресс-службе администрации города ответили на запрос редакции «7x7»: собственник участка, на котором стоял ветхий дом, передал его мэрии в безвозмездное пользование.

 

 

Улица Введенская, дом №100

Дом №100 по улице Введенской был построен в дореволюционный период. Место в центре города привлекательно для строительства высотных жилых домов, поэтому жители этого дома, как и соседних, боялись поджогов. Боялись даже несмотря на то, что рядом расположено здание Управления министерства внутренних дел по Рязанской области. Дом все же подожгли, но уже после того, как расселили. Он выгорел почти дотла.

 

 

Рядом сохранился перекосившийся от старости дом №102, жители которого в сентябре 2016 года написали на белом полотне «Наш дом — лицо губернатора» и вывесили на фасад здания. Слово «губернатора» кто-то сразу же отрезал, часть полотна так и осталась висеть на ветхом строении. Получилось «Наш дом — лицо».

 

 

У Светланы Крючковой с фотографиями этого дома вышла целая история:

— Я давно хотела сфотографировать дома в этой части улицы, но как-то не получалось. А потом увидела, что дом обнесли забором, и поняла, что надо спешить. Но теперь не могла попасть внутрь: не лезть же через забор! Вот так ходила вокруг да около, и однажды все же удалось немного отогнуть забор. Вокруг дома уже были сплошные мусорные кучи, битый кирпич — жильцы съехали. Помню, на окнах были интересные наличники. Сфотографировала в марте 2014 года, сгорел дом летом 2017 года.

 

Улица Садовая, дом №13: дом Селиванова

В доме №13 по улице Садовой, который был построен в середине XIX века, жил ученый-энциклопедист, коллекционер, зоолог, основатель Рязанской ученой архивной комиссии (РУАК), организатор археологических раскопок и один из основателей музея в Рязанском кремле Алексей Селиванов. Мечтал создать музей рода Селивановых, но не успел.

В 1965 году дореволюционная постройка пережила капитальный ремонт и частично реконструкцию: к двухэтажному дому пристроили третий этаж. Фундамент не выдержал нагрузки и дал трещину, но больше дом не ремонтировали.

Дом входил в «Свод памятников», но не состоял на учете в Госинспекции. Градозащитники безуспешно пытались его отстоять. Дом снесли в августе 2016 года.

 

 

Светлана Крючкова сожалеет об исчезновении многих домов, потому что «уже сроднилась с ними»:

— За четыре года бессчетное количество раз пересматривала снимки, представляла, что за семьи живут в этих домах, какая у них история. Рассматривала резьбу, таблички с названиями улиц и номерами домов. Сейчас посчитала — оказалось, что уже около 20 домов снесли. Более точно пока не скажу, потому что снимков очень много. Понятно, что все старые дома сохранить невозможно, но какие-то из них настолько неповторимые, что терять их жалко. Спустя несколько лет мне уже не очень нравятся старые фото в профессиональном плане, но суть проекта была не в этом, а чтобы осталась память, чтобы показать людям прошлое. Так и получилось: снимки есть, домов уже нет.

Екатерина Вулих, фото автора и Светланы Крючковой, «7х7»

Комментарии (2)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
19 окт 2017 12:08

Жалко, что большинство домов просто снесено. На их месте даже ничего не построено. Т.е. просто так уничтожены уникальные строения Рязани... Что там хотели у нас развивать? Туризм?!

алексий
22 окт 2017 21:22

К сожалению у нас в современной Йошкар - Оле туристы "Великого волжского пути не увидят полностью снесённый деревянный Царевококшайск 19 века и почти всю недавно уничтоженную уникальную деревянную Йошкар - Олу,построенную в середине двадцатых прошлого столетия.

Последние новости