Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми

«Чернов многим финансово помогал». В суде по делу экс-мэра Сыктывкара Зенищева выступил бывший чиновник администрации главы республики Анатолий Родов

Другие свидетели рассказали, что предприятия ЖКХ, переданные бывшей жене экс-мэра Головановой, были убыточными

На заседании Сыктывкарского городского суда по делу экс-мэра Сыктывкара Романа Зенищева 12 октября пытались выяснить, откуда у бывшего первого заместителя главы Коми Алексея Чернова появлялись большие суммы наличными деньгами, могли ли быть предприятия ЖКХ, переданные бывшей жене Зенищева Полине Головановой, взяткой от предпринимателя Валерия Веселова и имел ли к этому непосредственное отношение сам мэр. На заседании побывала корреспондент «7x7».

 

«Я проблему обозначил, Алексей Леонидович ее решил»

Одним из свидетелей, опрошенных в этот день, стал бывший заместитель руководителя администрации главы и правительства Коми Анатолий Родов. Прокурор поинтересовался, были ли у него с экс-мэром какие-то финансовые отношения, а также попросил охарактеризовать отношения между бывшим первым заместителем главы Коми Алексеем Черновым и Романом Зенищевым.

— Виделись мы только по работе, на производственных совещаниях у Чернова, это были обычные рабочие отношения, — объяснил Родов.

Представитель обвинения спросил, не занимал ли Родов денег у Чернова. Экс-чиновник рассказал, что в 2008 или 2009 году занял 500 тыс. руб. на квартиру для сына, но вскоре их вернул, оформив кредит в банке на эту же сумму. Чернов дал ему всю сумму наличными, возвращал деньги экс-чиновник так же — наличными. Адвокат Антон Косырев поинтересовался у Анатолия Родова, не знает ли он, откуда Чернов взял эти деньги. Родов допустил, что это были личные средства Чернова. 

— Алексей Леонидович Чернов многим финансово помогал, из своей заработной платы, например, — рассказал он суду. — Люди обращались, разные жизненные ситуации у людей бывают. Происхождение этих денег [500 тыс. руб., одолженных Родову на покупку квартиры] мне неизвестно.

Косырев поинтересовался, как свидетель обсуждал с Черновым эту сумму.

— Я не совсем понимаю вопросы прокурора и ваши, в связи с чем вы их задаете? — обратился к Косыреву судья Антон Панкратьев.

Адвокат пояснил, что средства, которые одалживал Чернов, могли быть взяты из тех денег, которые Роман Зенищев якобы относил в портфеле первому заместителю главы республики. 

— Я просто подошел к Алексею Леонидовичу, объяснил ему, что такая ситуация, в банке не успеваю оформить и мне надо срочно где-нибудь «перехватить» денег. Я проблему обозначил, Алексей Леонидович ее решил, на это меньше недели ушло, — рассказал Родов. На этом допрос его как свидетеля закончился.

 

«В чем был смысл передачи Головановой убыточных предприятий?»

Изучая показания остальных свидетелей, суд пытался разобрать ситуацию с передачей предприятий ЖКХ бывшей жене Зенищева Полине Головановой в 2010 году. Следствие предполагает, что Веселов и Бондаренко [предприниматель Юрий Бондаренко, находится под домашним арестом по «делу Гайзера»], владеющие как транспортными компаниями, так и предприятиями ЖКХ, могли таким образом «отблагодарить» Зенищева за предоставление наиболее выгодных маршрутов.

Свидетельница Римма Макарова, руководившая с 2003 по 2009 год ООО «СЖКК», рассказала, что на работу ее пригласил Юрий Бондаренко, с женой которого она когда-то вместе отдыхала на юге. По ее мнению, оценить стоимость предприятия очень сложно, хотя финансист Антон Фаерштейн [фигурант «дела Гайзера»], работавший сначала у Бондаренко, а потом у бизнесмена Валерия Веселова, пытался произвести оценку. 

— Я очень уважала Фаерштейна, но думаю, и он не мог бы произвести оценку предприятия, — рассказала она суду. — У нас тогда были сплошные убытки, были огромные долги населения перед нами, а мы были должны ресурсоснабжающим организациям, жилищное законодательство было несовершенно. Когда я оттуда уходила, там не с чего было получать доход. 

— Это была уникальная ситуация? — поинтересовался Роман Зенищев.

Макарова ответила, что неплатежи населения были общей проблемой для всех предприятий ЖКХ, включая ООО «СЖКК-Чов» и «СЖКК-Орбита».

— В чем был смысл передачи Головановой убыточных предприятий? — удивился судья.

Макарова предположила, что у Головановой могли быть амбиции пойти в депутаты, а при хорошей работе в сфере ЖКХ можно стать узнаваемой, завоевать симпатии населения и даже начать получать прибыль.

Следующий свидетель, Николай Изюмский, занимавший должность директора компаний «СЖКК-Давпон», «СЖКК-Орбита» и УК «СЖКК», подтвердил слова Макаровой. Он устроился на работу в жилищные компании в октябре 2010 года после того, как подал резюме и прошел собеседование с Полиной Головановой.

— Кто руководил процессом работы? Какой доход приносили предприятия? — спросил его прокурор.

— С каждым месяцем погружения в специфику деятельности компании я все лучше понимал, что слово «прибыль» — это не то, что имело место быть. Полина Голованова тоже это понимала, знала, что это рискованный, сложный бизнес.

— Какова целесообразность?

— Полина Голованова к этому времени уже занимались вывозкой мусора и столкнулась с неплатежами управляющих компаний. Она хотела разобраться в этой проблеме, — предположил свидетель.

— Какова роль Зенищева?

Я считаю, что никакой.

Изюмский рассказал, что сначала фактическим владельцем компаний ЖКХ был Валерий Веселов, хотя номинально в учредителях числились другие люди. Та же схема была после передачи предприятий Головановой: фактически всем распоряжалась она, но компании оформлялись на ее помощников. Согласно показаниям свидетеля, прибыль от работы предприятий по документам достигала 10%.

— Но фактическую прибыль было слишком сложно осязать, — уточнил он.

— Бумажная прибыль может быть и не получена, так? — спросил свидетеля Зенищев.

— Абсолютно так, — согласился свидетель.

— Есть такое понятие, как планово-убыточные и прибыльные предприятия, к какому виду относились те, которые вы возглавляли? — продолжил экс-мэр.

— К планово-убыточным, — уверенно ответил Изюмский. На этом его показания завершились.

Пока суд выслушал показания более двадцати свидетелей по делу Зенищева, всего их около ста, включая фигурантов «дела Гайзера».


Сыктывкарский городской суд в ноябре 2015 года приговорил бывшего мэра Сыктывкара Романа Зенищева к девяти годам колонии строгого режима за взятки, растрату и злоупотребление должностными полномочиями и к штрафу в 1,1 млн руб., запретил занимать руководящие должности в течение трех лет. 

В июле 2017 года суд приступил к рассмотрению нового дела о взятке против экс-мэра. По мнению следствия, он получал деньги за предоставление выгодных маршрутов транспортным предприятиям Сыктывкара. 

Свидетели рассказали, что Зенищев мог собирать деньги для бывшего первого заместителя главы Коми Алексея Чернова, предназначались они для поддержки «Единой России» в период предвыборной кампании 2011 года. 

Другие свидетели настаивали на том, что Зенищев не был членом команды Гайзера, не зависел от нее и мог принимать самостоятельные решения.

Елена Соловьёва, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости