Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Костромская область

Костромской волонтер Анна Вершинина: Мы дали понять, что на выборах есть серьезные наблюдатели

«7х7» продолжает серию интервью с активистами штаба Навального, которые впервые следили за голосованием

Интернет-журнал «7x7» продолжает цикл интервью с активистами, которые впервые стали наблюдателями на выборах. Молодые люди родом из разных городов, работают в разных сферах, по-своему проводят свободное время и даже кардинально различаются в своих политических взглядах. Их объединяет одно — желание сделать президентские выборы 2018 года максимально честными. Корреспондент «7x7» встретилась с четырьмя активистами, которые наблюдали на шарьинских выборах от ассоциации «Голос», провела блиц-опрос и записала их монологи.

Анне Вершининой в сентябре 2016 года исполнилось 18 лет. Она сразу пошла голосовать на выборах в Госдуму. Наблюдателем на выборы в Шарью (они состоялись 2 июля 2017 года) пошла, чтобы набраться опыта к голосованию в марте 2018 года. Сама в политику пока не стремится, считает, что сначала надо добиться честности и открытости выборов и смены режима. Девушка работает консультантом в оптике, на досуге, как и многие, читает книги, слушает музыку, смотрит фильмы.

 

Блиц

Почему важно наблюдать на выборах?

У нас на выборах «вбрасывают» бюллетени, выборы нечестные, а наблюдение на выборах, — это способ отстоять наше право на честные выборы.

Что такое честные выборы?

Когда учитывается голос каждого, а открытые или закрытые они — это не столь важно.

Когда в России будут честные выборы?

Скоро.

Если Чуров 146%, то сколько процентов Памфилова?

54%.

Самая необычная фраза, которую вы услышали в день выборов.

«Этот нищеброд не сможет ничего, а вот кандидат от „ЕР“ не будет воровать, потому что он богатый, зачем ему», — это парень сказал девушке, когда они обсуждали, почему отдали голос за Смирнова [Евгений Смирнов, кандидат от «Единой России»], у которого в декларации было очень много недвижимости, а не кандидата от ЛДПР.

 

«Не было скучно — на мне лежала такая обязанность»

Наблюдателем на выборах я была в первый раз. Были только незначительные нарушения: по правилам расширенный протокол должны заполнять в конце дня, когда известны все данные, а у нас начали раньше. Комиссия все исправляла, но они очень удивлялись, когда мы к ним обращались. Например, другие наблюдатели, которые сидели со мной, читали, решали кроссворды. Кроме наблюдательницы КПРФ — видно, что их тоже обучали. А девушки от «Единой России» сидели позади меня и на планшете смотрели «Любовь и голуби». Журналисты с камерой заходили один раз, но просто так, чтобы участок избирательный снять.

Конечно, многое еще было непонятно. В первый раз наблюдаешь — теряешься: что можно, что нельзя. Нам дали много памяток, я на протяжении дня их перечитывала — больше 12 часов на участке провела. И с наблюдательницей от КПРФ советовалась. Как-то нам женщина какая-то полностью перегородила обзор всей избирательной комиссии, мы подошли, сделали ей замечание. Они, конечно, нормально на это реагировали, но тем не менее для них это было в новинку.

Перед выборами нам прочитали одну лекцию, часа на два-три. Но все равно все с опытом приходит, а не когда тебе в теории это читают. Опыт наблюдения мне понравился, мне не было скучно — от самой идеи, что на мне лежит такая обязанность. Я чувствовала ответственность: например, когда члены комиссии начинают что-то писать, ты уже думаешь, что надо бы пойти и проверить — например, журналы на отсутствие отметок.

Так что да, опыт был полезен, и мне понравилось именно то, что я ездила для опыта, обучения, и за идею того, что мы боремся за открытые выборы. Наблюдатели сидели кто-то за тысячу, а кто-то и больше, и просто решали кроссворды весь день. Я слышала, что наблюдателям от «Единой России» платили по четыре тысячи. Принцип того, что люди хотят заработать четыре тысячи, а потом жить в бедности, нежели действительно что-то принести своим наблюдением. Я не думаю, что у тех же наблюдателей от «Единой России» все хорошо в финансовом плане, иначе зачем им идти в наблюдатели?

В Шарье интернет не очень хорошо ловил, поэтому никакими приложениями пользоваться не удавалось, мы все отправляли эсэмэсками количество проголосовавших, то есть явку. И уже в конце — сам результат.

 

«Это была тренировка»

Про «Голос» мне рассказали наши ребята в штабе, они и предложили съездить в Шарью. Все, что нужно было сделать, — это зарегистрироваться на сайте. Раньше я выборами вообще не интересовалась. Но как только в сентябре мне исполнилось 18, у нас были как раз выборы. И я пошла, даже в таком юном возрасте. А до этого только наблюдала за самыми яркими.

Я поехала в Шарью, потому что впереди — март 2018 года. Это была такая тренировка, ну и общение с людьми. Если будет возможность, я поеду наблюдать и на другие выборы. Мы с наблюдателями от «Голоса» обсуждали, что как-нибудь пересечемся еще.

Такое объединение, как «Голос», нужно России, потому что оно независимое, я надеюсь, не подконтрольное власти. Ну а эффективность оценивается результатом. В Шарье не тот масштаб, вряд ли без наблюдателей от «Голоса» там были бы сильно другие результаты. Я считаю, что волонтеры в Шарье, такие, как мы, дали понять, что на выборах есть серьезные наблюдатели, которые действительно приходят туда, чтобы выполнять свои прямые обязанности. Там была цель — показать и самой комиссии, что мы не за деньги туда приходим, чтобы они понимали, что есть люди, которые действительно заинтересованы в том, чтобы выборы у нас проходили честно.

 

 

«О митинге 26 марта я узнала из сети»

У меня нет своей, точной программы в голове, как все должно быть. Я даже верю в то, что скорее не какая-то программа улучшит Россию, а просто человек. Как говорят: «Да сделайте президентом просто хорошего и умного человека, который, может, не разбирается в экономике или других сферах, но тем не менее он сможет что-то сделать». Если кто-то предлагает какие-то изменения и может обосновать их пользу, что это улучшит экономику, все равно должен решать народ.

В штабе Навального я оказалась после митинга 26 марта. На самом митинге я не была, потом просто в сети про московскую акцию узнала. У меня есть друзья в Москве и в Питере, которые в сеть выкладывали фотографии. Они мне и рассказали, что это было. Потом потихоньку начала вливаться в эту сферу, заинтересовалась Навальным. Я читала о многих политиках, смотрела интервью, но имя Навального, хотя это очень известная личность, не слышала. В апреле я уже изучала информацию о нем, ну а потом узнала, что у нас открылся штаб. Туда я пришла одна, потому что те друзья — в Москве и Питере, а здесь в моем окружении не было людей, кто на митинг ходил.

Родители сначала нейтрально относились, мы много говорили о политике на уровне дебатов за ужином, я рассказывала о новостях, которых не скажут по ТВ. Поняла, что начала их переубеждать, когда недавно услышала, что папа, смотря очередную новость по «Первому» про рост экономики, начал говорить телевизору что-то из разряда «да врете вы все».

Во взглядах Навального меня ничего сильно не смущает. Просто пока я не очень представляю, как это будет реализовано. Надо смотреть, как это будет работать. Пока то, что предложил Навальный, — это тезисы. А программа, которую нам обещали в дальнейшем, то есть зарплата в 25 тысяч минимальная, — да, это хорошо, это нам поможет. А откуда мы возьмем эти деньги? Когда мы сможем прочитать что-то расширенное, тогда люди, может, станут более уверенными, что это не популизм.

Если вдруг Навального «отсеют», то буду смотреть по обстановке и ситуации. Наблюдать в таком случае за выборами все равно буду, хотя бы ради опыта, а голосовать буду по принципу «за любую партию, кроме жуликов и воров». Себя я при действующей власти в политике не вижу, только при полной смене режима.

Екатерина Богданова, фото Алексея Молоторенко, «7х7»

Последние новости

Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Если
28 сен 2017 01:32

Как на дрожжах кто-то богатеет, а деньги текут за бугор, то и дятлу понятно, что деньги есть. А если они есть, то нужны условия чтобы страна развивалась, а люди жили в достатке. Если экономика не идет в рост, а уровень жизни не повышается значит что-то надо менять и конечно начинать надо не с вашего дворника...