Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Костромская область

«Люди до нас прошли десять кругов ада, и последний — это телевидение». О том, как живет независимый телеканал в костромской глубинке

О Навальном, Мизулиной, местном менталитете и проверках Роскомнадзора

В городе Буе Костромской области, который известен как родина сенатора Елены Мизулиной, уже 22 года работает независимый телеканал «Буй-ТВ». Его основатели — супруги Ольга (генеральный директор) и Василий (ее заместитель) Дробышевы. Они рассказали «7x7» о том, как создавали первый в области частный телеканал и поссорились с городской властью.

Собственный офис телеканала находится на улице Островского — на границе кирпичной пятиэтажной застройки и деревянного частного сектора. Позади него стоит 50-метровая телебашня, которая и транслирует сигнал на 30 километров вокруг. Дробышевы признаются, что если бы в свое время не оформили землю под зданием в собственность, то их бы давно уже «попросили» с этого места. В прихожей — «иконостас» почетных грамот от разных организаций, включая журналистское сообщество области и костромскую епархию.

Телеканал выходит в эфир по семь часов в неделю, а в остальное время ретранслирует канал «Звезда». В его штате шесть человек, которые занимаются, помимо создания видеоконтента, выпуском газеты и радиопередач, а также общественной и правозащитной работой — они организовывали митинги за чистую воду и за качественные дороги. 

 

«Тогда было несложно начать, а сейчас открыть свое телевидение нереально»

Супруги Дробышевы приехали в Буй в 1995 году с Дальнего Востока, где Василий служил в одной из военных частей. Бывший сослуживец посоветовал на гражданке создать частное телевидение, и Дробышевы решили рискнуть.

Ольга: В тот период это действительно было несложно сделать, а сейчас, я думаю, было бы нереально открыть. Хотя, когда я пришла к главе города Владимиру Воронину, он мне сказал, что до нас шесть человек уже хотели организовать в Буе телевидение. Получается, у нас и шансов никаких не было, но в любом случае то, что мы захотели, мы воплотили. Конечно, не все так легко начиналось, но методом проб и ошибок мы поднимались. И сейчас наша картинка существенно отличается от областного телеканала, но минимальный уровень у нас есть.

 

Ольга Дробышева. Фото из личного архива.

 

Василий: При открытии у нас практически все деньги ушли на оформление документов. Тогда, в 1995 году, чтобы нам дали канал, нужно было «купить воздух». Все это стоило очень дорого. Я сам ездил в Кострому, там сотрудники регистрационного центра очень удивились, потому что мы были первой частной телекомпанией в области. Но поскольку они тоже были бывшими офицерами, нам дали хороший канал, девятый.

 

«С радостью на телевидение не пойдут»

Ольга Дробышева как журналист гордится теми своими работами, которые вызвали резонанс на федеральном уровне. Например, в 2013 году на Первом канале вышел сюжет о неблагоустроенных домах на улице Чапаева, в которые заселили людей по программе сноса ветхого жилья. После этого проблема сдвинулась с мертвой точки. С тех пор на телевидение, как на прием к чиновнику, приходят как минимум по три горожанина в день.

Ольга: В отношениях с властью у нас первое время все получалось, потому что мы были первопроходцы. Мы не сразу поняли, что телевидение — это место, куда люди идут говорить о своих проблемах. С радостью люди на телевидение не пойдут. А с трудностями приходят к нам сами. Если была какая-то проблема, то мы ее обязательно доносили до власти. Люди, как правило, до нас уже прошли десять кругов ада, все инстанции чиновников, и только потом уже идут к нам. Мы об этом рассказали, получился какой-то резонанс и движение пошло. Потом уже кто-то из телезрителей позвонил и говорит: «А может быть, надо контролировать проблемы, которые вы освещаете — выполнены обещания чиновников или не выполнены?». И мы стали записывать номера телефонов, возвращаться к проблеме через какое-то время. Так нарабатывался опыт.

О прошлом главе города Воронине у нас остались теплые воспоминания [Владимир Воронин умер в августе 2015 года]. Когда работал Владимир Петрович, мы могли на высоких тонах поговорить с ним о той или иной проблеме, но у нас никогда не было такого конфликта, который есть сейчас, когда мы не можем выстроить взаимодействие именно с городской властью.

С районной и городской властью взаимоотношения абсолютно разные. Но проблемы же никуда не уходят, а сейчас их еще больше. Еще и уровень доверия... Может быть, это нескромно прозвучит, но за 22 года мы зарекомендовали себя. Сейчас много обращений связано с дорогами, мы занимаемся проблемой «чистой», а точнее грязной, питьевой воды. Сегодня, допустим, приходили две многодетные мамы. У одной дом сгорел, и ей с пятью детьми дали аварийное жилье, а другая живет в аварийном здании с семью детьми.

 

О партийных симпатиях

В 2015 году в предвыборной газете «Единой России» «Буй-ТВ» назвали телевидением «Справедливой России». Авторы подразумевали, что брат Дробышевой Сергей Петухов был депутатом Костромской облдумы от «Справедливой России».

В том же году Ольга Дробышева участвовала в выборах мэра города и заняла второе место, уступив единороссу Валерию Катышеву. Катышев стал известен далеко за пределами области как герой антикоррупционного расследования «Муниципального сканера» [проект бывшего активиста «Солидарности» Михаила Маглова]. Его упоминали в своих выступлениях политики Илья Яшин и Алексей Навальный. ПАРНАС тогда шел в Костромскую областную думу, эти выборы заинтересовали множество СМИ, в том числе международные.

Василий: Мы работаем со всеми партиями, если они соблюдают законы. Когда приезжал Яшин с ПАРНАСом, говорили, что нас теперь Госдеп США кормит.

 

Василий Дробышев. Фото Павла Кокорева.

 

Ольга: У нас город маленький, активных людей мало. У кого-то из них есть свои партийные предпочтения, но мы ни в одной партии не состоим. Кто-то, может, считает, что мы — «Справедливая Россия», кто-то — что коммунисты, ну а кто-то считает, что «мы кормимся с Запада».

 

Как разошлись пути с мэром

Василий: Когда в 1995 году у нас появился канал, то потребовался передатчик, и мы ходили к Валерию Васильевичу. Мы были на одной волне: он, как и Ольга, бывший спортсмен. Предлагали даже ему стать учредителем. Он дал нам три тысячи долларов на передатчик, за которым мы ездили в Новосибирск.

Ольга: У нас был договор, что мы возвращаем ему эти деньги работой. Мы трудились не покладая рук на него семь лет: первая реклама у нас была именно его магазинов. Когда мы приехали в Буй, он был обычным предпринимателем, баллотировался в городскую думу, но проиграл. Но поскольку мы стали часто брать у него интервью, его имя появилось на слуху. После этого он прошел уже в областную думу, потому что его знали благодаря телевидению. Поэтому если говорить о межличностных отношениях, то мы до сих пор по-человечески благодарны ему.

Потом Валерий Васильевич решил, что ему нужно радио. Он сказал: «Сделайте мне радио, а потом будем сообща работать». И мы ему бесплатно помогли оформить лицензию, потому что уже знали весь алгоритм. После этого он сказал: «Ребят, нам с вами не по пути». Это было в 2004 году. На следующий год он захотел баллотироваться в мэры и попросил, чтобы я была у него доверенным лицом. Но и Воронин тоже предложил, даже раньше его. На тот момент с Владимиром Петровичем отношения лучше складывались, и я согласилась на его предложение. Вот тогда мы с Катышевым и встали на тропу сопротивления. Но кандидатом он пробыл всего неделю — к нему приехали пиарщики и насчитали высокий антирейтинг, из-за которого он снял свою кандидатуру.

Я помню первый день после выборов мэра, которые он выиграл в 2010 году. Это было 11 октября, и нам пришла бумага от Роскомнадзора. Упрекали в нарушении выборного законодательства, что якобы мы в День тишины активно агитировали. Они запросили у нас всю документацию, а потом сами нам говорили, что ни одно СМИ так не проверяли. Ничего не нашли. Потом пошли проверки одна за другой.

После того, как он стал мэром, муниципальное предприятие «Буйторг» подняло цены сразу на 15% в своих продуктовых магазинах [у Катышева во владении осталась сеть магазинов «Вариант-С»]. Об этом даже было разбирательство в управлении Федеральной антимонопольной службы, судебное разбирательство. Первоначально УФАС признало повышение на 15% незаконным, но администрация это решение оспорила. Поскольку «Буйторг» демпинговал, мы думаем, что он просто заставил их поднять цены. Сразу же уволил всех, кого мы считали сильными профессионалами, из администрации города.

Василий: Еще у него был общественный помощник, которого все звали Паша Фугас. У нас даже видео есть, как он пытался нас оштрафовать за сугроб. Якобы мы нарушили правила благоустройства из-за сугроба вдоль здания офиса. Он так и не предъявил нам никакого документа, я его спрашиваю: «Вы кто?» — «А я просто». Все тогда на нервах были. Наш оператор снимал все происходящее, и «общественного помощника» это так взбесило, что он своей папкой ударил по камере.

Ольга: Для нас в провинции это был шок. И после этого пошли проверки, управление «К», уголовные дела.

Василий: Доходило до смешного. Приехало на проверку управление «К» при МВД. А у нас все программы лицензированные стоят. И бухгалтерский «1С», и «Майкрософт». А они все вот такие приехали [стучит по столу].

Ольга: Ничего не знают.

Василий: Они как увидели журналистские программы Adobe, стали звонить советоваться в Кострому, а там тоже с этим не знакомы. Кончилось тем, что они все-таки придрались к одной программе. Показывают на коробку: «Где бумаги на нее?». Какие бумаги, ребята, она куплена в 2003 году! А сейчас они вовсе скачиваются в интернете. Сейчас такую версию и не купишь. А нет, им подавай квитанции. Изъяли у нас сервер, возбудили уголовное дело. О том, что мы нанесли ущерб компании Adobе Incorporated, USA, штат Калифорния. А потом шутили, что раз мы экономику врага подрываем, то нам медаль надо.

Ольга: Мы посчитали потом, к нам за два года (2011-й и 2012-й) пришли 22 проверки. Но максимальный штраф, который им удалось выписать, — это одна тысяча рублей.

Василий: По поводу моей активности в соцсетях пытались возбудить уголовное дело. Я тогда из прокуратуры не вылезал. Ничем не закончилось. Один из ярких примеров — при Игоре Слюняеве еще [бывший губернатор Костромской области, ныне сменил фамилию на Албин] изымали сервера у форума «костромских джедаев». Вскрыли базу данных пользователей. Но для нас это вроде бы сначала обошлось без последствий. Помню, Катышев написал заявление в полицию: «Прошу возбудить уголовное дело против Дробышева Василия Константиновича». Я спрашиваю полицейских: «А что сразу не расстрелять-то?». Дело было в том, что он по закону должен был прекратить руководить своей компанией, а мне присылали фотографии, как его личная машина в рабочее время стоит на парковке у офиса «Вариант-С». Спрашивается, что там глава города делает? Прокуратура в этих фотографиях усмотрела признаки вмешательства в личную жизнь и передала дело в Следственный комитет. Меня вызывают. Показывают распечатки с форума: «Это ваш никнейм?». Я отвечаю: «А с чего вы взяли?». «Ну вот, у нас есть результаты ОРМ [оперативно-розыскных мероприятий]. Как оказалось, свои ОРМ они проводили по старому форуму джедаев, когда у него был другое доменное имя. Я им показываю: «Видите, что написано?» [http://jedi.ru/]. Он: «Вижу». «А здесь?» [http://jediru.net/]. Оперативник удивляется: «И что теперь?». «А то, что вы ОРМ провели по другому форуму». Он опешил: «А что писать-то теперь будем?». «Ну, пишите ― 51-я статья Конституции» [«Никто не обязан свидетельствовать против себя самого»].

 

«Проверки прекратились, начали демпинговать»

Ольга: Мы понимаем, что нужны людям. Из местных СМИ только «Буй-ТВ» осталось неподконтрольно власти. Нас убрали из кабеля, но появилась возможность смотреть в интернете. Хотя и интернет тоже не у каждого. Но те, кто смотрит «Буй-ТВ», пересказывают увиденное соседям, информация до людей все равно доходит. Мы выделяемся тем, что, несмотря на сопротивление власти, востребованы обществом и еще живы.

Василий: Перед митингом за чистую воду мне даже угрожали. Столько негатива вылилось...

Ольга: Он же пытается нас демпинговать, если уж проверки ничего не дали. Знаете, какая смешная стоимость рекламы на катышевском телевидении? При этом по контрактам госзакупок канал «ТВ-21 Буй» получает от мэрии всего лишь 360 тыс. руб. в год на информационное обслуживание [канал «ТВ-21 Буй» входит в медиагруппу «Вариант», которая принадлежит учрежденной Катышевым фирме «Вариант-С»].

 

Об отключении от кабельного вещания

Василий: Нас просто поставили перед фактом, что надо было платить по 10 тыс. руб. в месяц. Мы отказались. Ребят, извините, а вам «21 канал» платит? «Да», — отвечают мне в Роскомнадзоре. Да не может быть! А где лицензия? «Ну, они занимаются этим сейчас». Я жду месяц, два. Ну я же знаю, сколько лицензии делаются. Я проверил через реестр Роскомнадзора — нет у них лицензии. А для кабельного вещания нужна универсальная лицензия этого ведомства. Ну раз вы так поступаете, то вот вам жалоба в Роскомнадзор. В результате их оштрафовали на 30 тыс. руб. и через два месяца лицензия появилась. Но тут дело-то даже не в штрафе...

 

«Все понимали, что уголовное преследование закончится, когда пройдут выборы»

Василий: Самая жесть началась в 2015 году, такая чернуха на нас полилась, какой не бывало.

Ольга: Мы думали, что до нас такое не дойдет. Но дошло. Тогда мы решили, что надо мне баллотироваться на главу города. Изначально не я должна была идти, а мой брат Сергей Петухов. Но там были такие политические моменты, что партия ему не дала согласия. А кому еще идти? Кто критикует? Владимир Петрович [бывший мэр] тогда еще был жив, он сказал: «Оль, ну может, еще кто-то попытается пойти, но, наверное, придется тебе». Мы, конечно, пытались, искали кого-то из мужчин, кто мог бы выставить свою кандидатуру на выборы мэра. Но все мужчины как будто ушли на фронт. Поэтому пришлось мне взять эту ответственность.

Перед началом выборной кампании приехал губернатор. Отчет мэра проходил во Дворце культуры железнодорожников [Катышев формально был соперником губернатора Сергея Ситникова на праймериз «Единой России»]. Но у нас же есть свои сторонники. Мы пикетировали у Дворца культуры, понимая, что Катышев пойдет на новый срок. После того, как Катышев озвучил свой доклад, я взяла микрофон, хотя мне не давали сказать. Губернатору я в предположительной форме сказала, что «у нас в городе фирма „Вариант-С“ выигрывает контракты, цены которых завышаются в два-три раза». Говорить мне не давали, потому что в ДК нагнали бюджетников, меня перебивали. Но наши сторонники требовали дать мне слово, и губернатор попросил зал успокоиться. Я тогда рассказала о предполагаемой нами коррупции и спросила Сергея Константиновича, нужны ли в его команде такие единомышленники? Он сказал, что завтра же напишет заявление в прокуратуру, чтобы проверить мои слова, и если они не подтвердятся, то я отвечу. Я-то думала, что будет хоть какая-то реакция, все-таки я какие-то факты приводила в своей пламенной трехминутной речи. Я думала, что-то его заинтересует. Сразу же возбудили по заявлению Катышева на меня уголовное дело о клевете. Я думаю, это было специально, чтобы перед выборами очернить меня. Когда я была на допросах, эксперты видели, что я говорила не в утвердительной, а в предположительной форме. Улыбались все, в том числе следователи, которые меня допрашивали. Все понимали, что это все закончится, когда пройдет избирательная кампания. Потом из «клеветы» дело переквалифицировали в «оскорбление». Но кого я там оскорбляла? Никаких плохих слов не сказала. Ну и в итоге так и получилось — после выборов, в ноябре 2015 года, дело закрыли за отсутствием состава преступления. Мы считаем, что именно оно и дало мне результат. Я в этой ситуации оказалась жертвой.

Василий: Мы, честно говоря, не ожидали такого результата, хотя изначально знали, что проиграем.

Ольга: Я на избирательную кампанию потратила 20 тыс. руб. и обошла весь город ― школы, больницы, детские сады, предприятия. У него на кампанию официально ушло 200 тыс. руб. Я понимаю, у него коллектив «Вариант-С» 600 человек. Помню, как на встрече с учителями школы №1 одна из педагогов сказала, что среди работников Катышева ходят слухи: если Дробышева победит, то фирмы «Вариант-С» не будет. Но как можно закрыть крупное предприятие-монополист? Никак. Вот взять, допустим, 600 человек с его предприятия и их родственников. Я, по сути, проиграла тысячу голосов на тех выборах.

А сейчас чувствуется, что город устал от его решений.

Например, в 2016 году было потрачено на ремонт дорог во всем городе 32 млн руб., из них на два квартала в центре города длиной 360 метров — почти 8 млн руб.

 

 

[На выборах в Буе в 2015 году проголосовало меньше половины избирателей — 7 630 из 20 127. 37% избирателей (2 957 бюллетеней) было за Ольгу Дробышеву, 52% (4 138 бюллетеней) — за Валерия Катышева].

 

«Москва слышала звон, да не знает, где он»

Историю с контрактом буйской администрации на устройство «плотомоек» на прорубях журналисты прокомментировали очень сдержанно.

Василий: Москва слышала звон, да не знает, где он. Здесь было передергивание фактов: да, в частном секторе города не везде есть водопровод. Почему-то никого не заинтересовало, как этот контракт исполняется, а именно это наша беда. Я понимаю, для Москвы это дико — полоскать белье в проруби. Вот им бы воду нашу показать — вот это на самом деле дико. Недавно на суде говорили, что в поселке Салама в водопроводной воде превышен уровень радиации. По бору в пять раз превышение допустимой концентрации. Откуда это?

 

Ольга Дробышева на митинге за чистую воду. Фото Павла Кокорева.

 

Об Илье Яшине и Алексее Навальном

Василий: Мы поговорили с Ильей всего 15–20 минут. У нас с ним разный менталитет, они не понимают особенности провинции. Им надо было упор делать либо на местных активистов, таких, как Ольга, либо технологии менять. Потому что Костромской регион здорово отличается от остальных. Да, в Буе с ними было интересно. Но на первые встречи с Яшиным пришло по несколько человек. К Навальному пришло больше ста человек, но это был базарный день. Чтобы люди им доверяли, они должны использовать свои рычаги и возможности. У Навального есть чему поучиться, но вот когда он заявлял на своей встрече «Да у вас тут Левиафан!» [имея в виду сюжет одноименного фильма режиссера Звягинцева]... Но ничего не изменилось. Жалобы в прокуратуру писать я учился у Навального. Что бы помогло Яшину и Навальному победить? Вот если бы они приехали и взялись за конкретную проблему! Жалобу в прокуратуру-то и я могу написать. Может быть, СМИ привлечь к этой проблеме, резонанс создать. Чтобы люди увидели реальную работу. Приехал, поговорил — замечательно. После выборов починили подъезд в одном из домов, про который писал Яшин в Twitter. Ну да, хорошо, но может быть, так совпало. Просто люди в провинции хотят результат. Я понимаю, каждый политик работает на свой рейтинг, на то, чтобы пройти во власть. Ну, ладно, там прожженные коррупционеры, от них нечего ждать, но вам-то пообещать что-то будет мало. Я понимаю, с областной властью бороться тяжело. Но Яшин и Навальный должны были хотя бы в отношении нашего царька удельного что-то показать.

 

Алексей Навальный на встрече с буевлянами в 2015 году. Фото Даниила Кузнецова.

 

Ольга: Ну а потом... сейчас народ ничем не удивишь.

Василий: У нас малоактивные люди, недоверчивые. Я люблю повторять фразу из песни Тимура Шаова «Товарищи ученые»: «Курятничек в кладовочке, коровка на балкончике, а под балконом грядочки — здесь будет город-сад». Вот такие интересы и есть у провинциала, и больше ничего. Да, можем возмущаться на «Подслушано Буй» — дороги плохие, вода грязная. Но на митинг пришло сто человек. Пришло бы 500 — тогда другое дело. Никто не заставляет выступать, рисовать плакаты — нужно прийти и стоять.

Ольга: А сейчас мы не уверены в завтрашнем дне абсолютно. Я, конечно, не знаю, сколько за чертой бедности людей в городе Буе. Но они не то что живут год-два так, но стабильно в течение последних лет недоедают. У некоторых нет возможности купить себе колбасу. И знаете, как много таких людей? Им совсем не интересны ни политика, ничего, главное как-то свой огород вырастить и детей накормить. На грани выживания очень многие в провинции.

Василий: Была бы возможность — я бы уехал.

 

Про эфир

Василий: Мы снимаем о сельской жизни, о культуре. Городские мероприятия мы мало посещаем, во-первых, нас и не зовут туда. Во-вторых, — снимать это вранье? Из года в год одно и то же.

Ольга: У нас есть православная передача, о человеке труда мы часто снимаем. Часто делаем проблемные материалы.

Василий: Ниша своя, безусловно, у нас есть. Мы бы, может быть, и заявились, и взяли бы контракт на информационное обслуживание: либо обо всем и ни о чем, либо надо везде ходить, слушать и возмущаться — да никаких нервов на это не хватит. Мы много снимаем о патриотике, телекомпания является учредителем поискового отряда. О православии программу снимаем очень давно, я долго служил в нашем местном приходе в сане дьякона. Очень много занимался антисектантской деятельностью. В самом начале пути к нам приходили деструктивные секты, предлагали за большое вознаграждение поставить их материалы. И вот даже внутреннее какое-то отторжение шло.

 

Про Елену Мизулину

Ольга: Вообще никак к ней не относимся. Дистанцированы от этого. Мне кажется, такие люди приезжают к нам только на кладбище к могилам родственников.

Василий: Приезжают такие люди в город инкогнито. Интересуются ли они жизнью города? Сомневаюсь.

 

О возможном закрытии музыкального колледжа

В декабре 2016 года педагогам сообщили о скором закрытии Буйского областного колледжа искусств [БОКИ]. Его преподаватели и студенты вышли на митинг против закрытия. Ольга Дробышева выступала на нем и поддерживала колледж. После смены руководителя БОКИ учреждение продолжило работу.

Ольга: На сегодняшний момент можно сказать, что город отстоял БОКИ. Изначально все думали, что будет только хуже. А сейчас у них уже полный набор на учебные места.

 

О подписях за чистую воду

После митинга за чистую воду 8 июля начался сбор подписей под обращением к губернатору с просьбой решить проблему с качеством водопроводной воды. Инициаторами акции выступили журналисты «Буй-ТВ».

 

 

 
 
 

 

Ольга: Подписи собирают старшие по домам и просто активные жители города на добровольной основе. Мы же все понимаем, что эта проблема касается всех. Собрано более 1 700 подписей, мы уже звонили в приемную губернатора, нам предложили встретиться с замгубернатора. Но мы сказали, что проблема очень важна и мы бы хотели видеть главу региона. Нам надо собрать больше чем 2 500 подписей. Когда мы поднимали проблему музыкального колледжа, то собрали тысячу подписей, но понимаем, что проблема чистой воды масштабнее.

 

О перспективах города

Ольга: Печальная вырисовывается перспектива. Многих людей сокращают. Хорошо, что хватило ума оставить ПМС [Путевая машинная станция] на железной дороге. Молодежь уезжает.

Василий: Вот поэтому мы всегда остаемся за строительство атомной станции.

Ольга: Это будет какой-то шанс. А где вы вообще видите перспективы для малых городов? Это общие тенденции. Но мы понимаем, что отступать уже некуда. Вот несколько дней назад я ездила в Галич. Поговорила там с главой города. При этом представлялась просто как жительница Буя. Я поняла из разговора, что он хочет преобразить город. Он съездил в Москву, убедил сделать Галич моногородом, а это какие вливания! Три миллиарда! [В январе стало известно о включении Галича и Мантурово в программу развития моногородов].

Василий: Нужен приток свежих идей, которые не властям понравятся, а народу. Я по себе знаю, пока сидишь здесь — это одно. А как выберешься, съездишь куда-то, уже начинаешь по-другому думать. Замечаю за собой, что уже начинается отторжение каких-то разумных доводов из-за этого противостояния. Вот эти ложки меда в бочку дегтя уже никакого влияния не оказывают. А большие федеральные деньги, может быть, нашей власти и не нужны, ведь за них надо отчитываться, уже нельзя со всеми договориться на местном уровне. В Галиче и Мантурово делают, не боятся, а ведь эти города не особо отличаются от нашего.

У Катышева был шанс реально изменить город. А сейчас кроме благоустроенных площадей и похвастаться нечем. Есть же известный буевлянин ― художник Андрей Молодкин. Можно же было у него попросить что-то концептуальное для родного города. Он бы не отказал.

[По официальным данным, с 1992 года население города сократилось с 32 тыс. человек до 24 тыс.]

Даниил Кузнецов, «7х7»

Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
ужас
18 авг 2017 13:53

неужели так сложно обеспечить людей ПРОСТО чистой водой? куда мы катимся...

Последние новости