Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Кировская область

Экс-губернатор Кировской области Никита Белых в Мосгорсуде: Легко проверить, что медицинская помощь мне не оказывается

Монолог о необходимости изменения меры пресечения

Невеста бывшего губернатора Кировской области Екатерина Рейферт 10 августа опубликовала в Facebook аудиозапись выступления Никиты Белых с заседания в Московском городском суде 8 августа, где экс-губернатор обжаловал продление ареста до 24 сентября. В своем монологе Белых, который находится под стражей уже больше года, жалуется на отсутствие качественной медицинской помощи в «Лефортово» и настаивает на изменении меры пресечения на домашний арест. Доводы Никиты Белых и его защитников суд не принял. «7x7» публикует монолог Белых.

 

Монолог Никиты Белых

— Ваша честь, уважаемые судьи, уважаемые участники процесса. Я бы хотел остановиться на нескольких моментах. Полностью поддерживаю выступление своих защитников, но, тем не менее, хотел бы несколько дополнить.

По поводу меры пресечения. Об этом я говорил и ранее: у меня нет никаких побуждений, оснований мешать следствию, запугивать кого-то, скрываться. Более того, вся наша работа вместе с защитниками была направлена как раз на то, чтобы помочь следствию. Очень странно, когда мы пишем ходатайства с просьбой допросить меня, запросить каких-то свидетелей, организовать какие-то очные ставки — именно для помощи следствию. Тем не менее, следствие считает это неважным и отправляет дело на утверждение в генеральную прокуратуру.

Ранее мы говорили, что изменение меры пресечения логично из двух соображений. Во-первых, по состоянию здоровья. На протяжении последнего месяца я регулярно обращаюсь к администрации СИЗО с просьбой провести обследование. Потому что те заболевания, которые у меня зафиксированы (диабет, гипертония и энцефалопатия), — они, действительно, очень серьезно влияют на самочувствие. У меня ухудшается зрение, у меня постоянно болит голова. Для проведения обследования не хватает возможностей действующей медсанчасти. Мне каждый день ставят уколы, я каждый день принимаю десятки таблеток, но я даже не знаю, действует это на пользу или нет. Я передвигаюсь по следственному изолятору, по камере с тросточкой, поскольку у меня болят спина и колени — по причине отдельных диагнозов, которые тоже указаны. Все это игнорируется. Я прошу, чтобы суд запросил у следственного изолятора провести нормальное обследование.

Во-вторых, дело уже передано в суд. Мне сейчас, как никогда раньше, необходимо постоянное общение с защитниками для того, чтобы мы могли согласовывать наши позиции. В условиях следственного изолятора это сделать невозможно. Уважаемые господа судьи, вы знаете, что изолятор «Лефортово» не обладает техническими возможностями для обеспечения встреч с адвокатами. Иногда мне приходится ждать две недели, иногда больше для того, чтобы попасть к своему защитнику. То есть у нас нет возможности с ним работать и обеспечивать конституционное право человека на защиту.

Что касается содержания дела. Я хочу сказать, что речь идет о презумпции невиновности. Сложилась «презумпция виновности» любого чиновника, и те термины, которые использует судья Московского городского суда в решении о продлении содержания под стражей от 20 июня, они очень сильно напоминают истории о пролетарской ненависти: эти термины мы знаем и по процессам тридцатых и пятидесятых годов. Говорить о том, что уважается человек, уважается индивидуум и каким-то образом соблюдается презумпция невиновности — нельзя.

Я еще раз подчеркиваю — я не совершал тех деяний, которые мне инкриминируются. Более того, после внимательного изучения всех материалов, которые были представлены для ознакомления, мы с защитниками инициировали действия, которые необходимо провести. В том числе и мой допрос, в том числе и допрос новых свидетелей, проведение очных ставок. Все это было проигнорировано. Следователь говорит, что в этом никакой необходимости нет, потому что он так считает. На сегодняшний день, ваша честь, нет никаких оснований, которые бы говорили о необходимости содержать меня под стражей. Их просто не существует в природе. Я не могу никуда скрыться — у меня нет паспорта. Я не могу в таком состоянии перебежать границу в неположенном месте. Все современные механизмы, такие как электронные браслеты и прочие, позволяют обеспечить тот вакуум, который необходим для следствия, прокуратуры и суда, чтобы полноценно вести дело. Мы этому не сопротивляемся, мы это даже приветствуем, помогаем следствию осуществить те или иные следственные действия. Поэтому я поддерживаю ходатайства своих защитников, прошу внимательно и беспристрастно изучить дело, без пролетарской ненависти и презумпции виновности каждого чиновника, и принять решение об отмене решения Московского городского суда о продлении содержания под стражей.

Хочу акцентировать внимание на следующем: изоляция от общества — это не только содержание под стражей. Если есть необходимость каким-то образом ограничить контакты с внешним миром — это позволяет делать домашний арест, вы прекрасно знаете о тех ограничениях, которые он накладывает. Поэтому опасения о том, что каким-то образом я могу повлиять на свидетелей, еще каких-то участников процесса — они абсолютно необоснованы.

По поводу заявления, что при существующих хронических заболеваниях мне оказывается медицинская помощь, — это ложь. Не оказывается. Это можно легко проверить заявлениями последних трех недель, месяца, которые мы направляли в следственный изолятор с просьбой провести обследование, а не дать дополнительную таблетку для снижения давления или поставить дополнительный укол для того, чтобы облегчить боль в спине. Это не лечение. Но провести обследования в условиях медсанчасти невозможно. И с точки зрения заботы о здоровье, и с точки зрения работы с защитниками для обеспечения права человека на защиту — есть все основания изменить меру пресечения. Спасибо, ваша честь.

 


Никиту Белых задержали 24 июня в Москве. Его обвиняют в двух эпизодах получения взятки на сумму 600 тыс. евро. В настоящий момент расследование завершено, дело передано в суд. Начало рассмотрения дела запланировано на 22 августа. За время содержания под стражей Белых неоднократно жаловался на ухудшение состояния здоровья и сложности при работе с защитниками.

Денис Стрелков, фото Софьи Крапоткиной, «7х7»

Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Неужели
12 авг 2017 22:19

Уже всех по тюрьмам упекли, а жизнь до сих пор лучше так и не стала?