Собирается ежемесячно 50 697 из 250 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Республика Карелия
  2. Критические дни губернаторов

Критические дни губернаторов

Карельский политолог Олег Реут об опасной работе, авторитарном политическом режиме и бюрократизации

Олег Реут
Арестованные губернаторы: Вячеслав Гайзер (Коми), Александр Хорошавин (Сахалинская область), Леонид Маркелов (Марий Эл), Никита Белых (Кировская область), Андрей Нелидов (экс-глава Карелии), Владимир Торлопов (экс-глава Коми).
Коллаж Кирилла Шейна

В Кировской и Рязанской областях, республиках Карелия и Марий Эл 10 сентября пройдут выборы губернаторов. Карельский политолог Олег Реут рассуждает о том, почему немногие региональные политики стремятся возглавить субъекты федерации и как на уровне институциональных механизмов губернаторская работа стала не только непривлекательной, но и опасной.

 

Злоупотребление или неформальный обмен

2010-е годы в России стали временем судов над губернаторами. В 2011 году был задержан, а затем и осужден губернатор Тульской области Вячеслав Дудка. В 2015 году задержан губернатор Республики Коми Вячеслав Гайзер, обвиненный в создании преступного сообщества, состоящего из высокопоставленных чиновников республиканского правительства и представителей бизнеса. Позднее в рамках этого уголовного дела под домашний арест был отправлен бывший губернатор республики Владимир Торлопов. В том же 2015 году к отбыванию наказания в колонии общего режима приговорен Николай Денин, губернатор Брянской области, обвиненный в злоупотреблениях полномочиями; по подозрению в получении взятки задержан губернатор Сахалинской области Александр Хорошавин, а в Карелии задержан бывший глава республики Андрей Нелидов, ставший к этому времени директором музея-заповедника «Кижи».

В 2016 году был задержан один из самых известных российских губернаторов Никита Белых, также обвиненный в получении взятки. Подобные обвинения предъявлялись бывшему губернатору Челябинской области Михаилу Юревичу и главе Республики Удмуртия Александру Соловьёву. В апреле 2017 года был задержан бывший губернатор Марий Эл Леонид Маркелов. При этом количество заместителей губернаторов и руководителей региональных министерств и ведомств, осужденных или находящихся под обвинениями, исчисляется десятками.

Немногие из этих дел к настоящему времени дошли до суда, некоторые рассматриваются как несправедливые уголовные преследования. Попадающие в средства массовой информации подробности уголовных дел свидетельствуют о том, что на региональном уровне сложилась ситуация, когда практически каждый чиновник задействован в системе неформальных обменов, которые по форме всегда могут быть оценены как получение взятки или злоупотребление полномочиями, но по факту могут оказаться признанной во властной когорте формой взаимодействия власти и бизнеса.

Показательным, к примеру, является расследуемое дело в отношении Никиты Белых. Сам бывший губернатор заявил, что полученные деньги должны были поступить на развитие региона, а не для собственного обогащения. Существующая среди отечественных политологов точка зрения, согласно которой все губернаторы и близкие к ним должностные лица замешаны в незаконных или полузаконных схемах финансирования, свидетельствует о наличии развитой сферы неформального управления, в которой невозможно отделить интересы личного обогащения от интересов развития вверенной территории.

 

«Без шуму и пыли»

Распространению практики так называемого «недостойного правления» (сам термин является калькой с англоязычного «bad governance») по всей вертикали власти способствуют многие факторы. Развиваемый на региональном уровне авторитарный стиль управления стал желаемым способом правления как для губернаторов, так и для федеральных властей, которые методично работают над уменьшением уровня политической конкуренции в регионах. Возможность победы на губернаторских выборах даже представителей парламентской оппозиции успешно блокируется.

Достаточно вспомнить случай Рязанской области, где лидировавший в ходе предвыборной кампании представитель партии «Патриоты России» снял свою кандидатуру, сославшись на нежелание провоцировать политический кризис и раздробленность. Показателен пример губернаторских выборов в Брянской области, где федеральные власти поддержали того самого Николая Денина, который позднее будет осужден за превышение полномочий, а его основного соперника — представителя КПРФ Вадима Потомского — позднее назначили исполняющим обязанности губернатора Орловской области. Этот пример демонстрирует тот факт, что федеральные власти не столько стремятся избежать присутствия представителей оппозиционных партий в губернаторских креслах, сколько работают над недопущением внутрирегиональных политических расколов и конфликтов и наличия сильных альтернативных игроков действующим губернаторам.

 

Простой исполнитель

Ответственность губернаторов за электоральные результаты в ходе федеральных выборов требует от них выстраивания работы эффективно действующих политических машин и, как выясняется, обеспечения финансирования предвыборных кампаний партии власти в регионах. Это создает систему особых отношений между региональными властями и бизнесом, а также между правительством и населением, которые включаются в тесные клиентелистские связи.

Наконец, ориентация федерального центра на электоральные успехи региональных властей заставляет последних быть очень осторожными с рискованными, хотя и многообещающими, проектами. Например, в социально-экономической сфере, когда они ставят весьма краткосрочные цели и проводят политику, которую можно назвать отчасти популистской, а отчасти — традиционалистской или даже заскорузлой.

Наглядным примером последнего региональные политнаблюдатели считают выбранную врио главы Карелии Артуром Парфенчиковым модель поведения, которая представляет собой смесь неоднозначно сочетаемых державничества и православного консерватизма. Это даже нашло отражение в том, что за последние месяцы в самой чиновничьей среде родилась формула, фиксирующая предыдущий опыт работы врио губернатора на федеральном уровне: «Лучше бы из Москвы он вернулся геем».

Конечно же, федеральный центр не игнорирует успехи и неудачи региональных властей в области социально-экономического развития регионов, однако существующая система взаимодействия между федеральными и региональными властями не создает необходимых условий и стимулов для активной деятельности региональных властей в этой области.

Основным ограничением здесь является низкий уровень административной автономии региональных правительств. Несмотря на статус субъектов федерации, а также на значительное количество полномочий и обязательств, сфера ответственности региональных правительств в современной России ограничивается исполнением задач, поставленных федеральным правительством перед региональными властями. Поставленных в соответствии с правилами, которые установил федеральный законодатель, и регламентами, которые утвердило федеральное правительство.

Основными инструментами для проведения федеральной воли в региональную жизнь являются межбюджетные трансферты, с помощью которых большая часть российских регионов финансирует свои обязательства, и значительная часть которых распределяется по результатам индивидуальных договоренностей между центром и регионами. Такая финансовая опека позволяет федеральному центру установить тотальный контроль над региональными правительствами, используя для этого многочисленные надзорные институты — прокуратуру, следственный комитет, контрольные органы отдельных ведомств.

Совмещение авторитарного характера региональных политрежимов с централизованным принятием решений и децентрализованным их исполнением порождает классическую для политической теории проблему принципал-агента, а сформированная система управления демонстрирует выбранный путь ее преодоления — усиление контрольных органов и регламентация деятельности не только нижестоящих ведомств, но и тех организаций, которыми они были призваны управлять. Результатом такой системы оказывается высокая бюрократизация управленческих процедур. Отчетность становится основным видом деятельности как органов власти, так и управляемых организаций, а представители контрольных ведомств — ключевыми агентами системы управления.

Высокая роль контролирующих органов при низком уровне общественного участия порождает усиление коррупции, с которой уже мало что может сделать федеральная власть. Все дополнительные формы контроля (как, например, система оценки эффективности деятельности региональных органов власти, от которой президентская администрация в последние полгода уже практически отказалась) сталкиваются с проблемой фальсификации данных на нижестоящих уровнях и еще больше увеличивают объем необходимой отчетности.


В материале использованы выводы, содержащиеся в препринте Андрея Стародубцева «Достойное правление в недостойных условиях. Почему некоторые губернаторы управляют хорошо?» / Центр исследований модернизации. СПб.: Изд-во ЕУСПБ, 2017.

Материалы по теме
Мнение
17 авг
Игорь Каляпин
Игорь Каляпин
Дело Иосилевича войдет в хрестоматии как наиболее яркий пример деградации права в современной России
Мнение
22 авг
1
Антон Догуев
Антон Догуев
Ярославль, врать себе или врать всем...
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
Марий ЭлКарелияВластьКомиПолитика
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!