Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми

«Так вы предполагаете или знаете?»: в Сыктывкарском суде продолжили допрос свидетелей по делу обвиняемой в превышении полномочий экс-ректора СГУ Истиховской

Бывший главный бухгалтер вуза считает, что при передаче помещений компании «Бумажник» нужен был договор аренды

В Сыктывкарском городском суде по делу обвиняемой в превышении полномочий экс-ректора Сыктывкарского государственного университета Марины Истиховской 5 июня выступили свидетели стороны обвинения. Корреспондент «7x7» побывал на заседании, где рассматривали причины ликвидации Комбината питания при вузе и выясняли, нужно ли согласие собственника при передаче в пользование площадей университета.

В июне 2014 года Истиховская заключила с компанией «ТП „Бумажник“» договор оказания услуг общественного питания, по которому предприятию передали в безвозмездное пользование помещения площадью 967 м², а оно возмещало университету стоимость коммунальных услуг в размере 290 тыс. руб. в месяц. Согласно материалам следствия, реальная площадь помещений, которые использовало предприятие, равнялось 3 228 м². Бюджету университета был нанесен ущерб в 30 млн руб., бюджету республики — в 18,5 млн руб.

 

Нужно ли было ликвидировать Комбинат питания при СыктГУ?

Первый свидетель — бывший директор комбината питания СыктГУ Ольга Тренкле. Комбинат был создан в 2012 году и ликвидирован в 2014 по причине убыточности, как объяснил ей советник по финансово-экономической деятельности университета Павел Васильев. Свидетель считает, что такая ситуация создана искусственно.

— Я вела свою таблицу по доходам и расходам, — рассказала Тренкле, — косвенные расходы нам были завышены: например, за коммуналку выходило около 500 тыс. руб., а за услуги связи — 120 тыс. руб. в месяц, — это что за суммы? У нас батареи были только в зале, я считала каждый радиатор!

По ее словам, на помещения столовой комбината не было технической документации, поэтому не было возможности проводить аукцион, тем не менее комбинат питания был ликвидирован. После того, как на его месте появился «Бумажник», большинство людей, которые могли продолжить работать при университете на прежней должности, ушли, так как не доверяли новому начальству. Тренкле сказала, что новому предприятию достались площади почти в 1 тыс. м², а также перешли точки общепита пединститута, которые после его присоединения к СыктГУ не входили в комбинат питания.

— Был ли смысл перевода питания на аутсорсинг? — поинтересовался у нее представитель прокуратуры.

— Комбинат не был убыточным и мог бы проработать еще год, чтобы за это время можно было привести в порядок документацию, — ответила она.

— Откуда вы знаете, какие помещения занимал «Бумажник»? — вступила в полемику Марина Истиховская.

— Я заходила в столовую, в торговый зал, и увидела, что производственная зона стала меньше, а зал — больше. Логично предположить, что, если «Бумажник» стал работать, он занял помещения.

— Так вы предполагаете или знаете? — уточнила Истиховская.

— Договора [с «ТП „Бумажник“»] я не видела, — ответила Тренкле.

— Она предполагает! — обратила внимание суда на эту деталь Истиховская и продолжила опрос свидетеля. — А кто занимал подсобные помещения?

— Не могу утверждать, что они были заняты, — сказала свидетель.

— Когда вы общались со следователем по делу, представлял ли он справки о фактически понесенных затратах [Комбината питания на коммунальные расходы]? — подключился адвокат Истиховской. Но Тренкле не вспомнила конкретных цифр, и судье пришлось зачитать протокол ее допроса от марта 2016 года, где были точно указаны площади всех торговых точек. Тогда бывший директор Комбината питания смогла ознакомиться с выписками площадей и установить, что в сумме они составляли более 3 тыс. м². Также следователь предоставил ей справку о плате за коммунальные услуги за шесть месяцев, которая составила 526 тыс. руб. Ольга Тренкле подсчитала, что в этом случае цена за 1 м² в месяц должна была составить около 30 руб. Однако «Бумажнику», согласно договору на оказание услуг питания, платить приходится в десять раз больше — 301,5 руб. за м².

— Получается, что вы не знали фактических коммунальных платежей университета, почему вы считаете, что они были завышены? — спросила у свидетеля судья.

— Начальник эксплуатационного отдела говорил мне, что полтора миллиона платят за все площади университета, меня удивило, что треть уходит на Комбинат питания. То же самое с услугами связи, он объяснил, что за весь университет платят 20–30 тыс. руб. в месяц, почему тогда нам выставляли 120?

— Вы сказали, что Комбинат питания ежемесячно платил за коммуналку 87,8 тысяч, и вы видели, сколько платил «Бумажник» — 291 тысячу. Считаете ли вы, что, согласно этим расчетам, «Бумажник» платил завышенные расходы? — спросила Марина Истиховская.
Свидетель сказала, что на вопрос ответить не может, так как не воспринимает цифры на слух.

Истиховская удовлетворенно кивнула и продолжила:

— 291 тысяча в месяц — это более 3 миллионов в год. Гособвинитель считает, что «Бумажник» платил мало и не доплатил еще 18 миллионов. Это реальные затраты?

Ольга Тренкле ответила, что не знает, как начислялись коммунальные расходы. Она также не присутствовала при передаче помещений «Бумажнику».

 

Про договор аренды с ТП «Бумажник»

Следующим свидетелем стал бывший главный бухгалтер СыктГУ Сергей Краснов. Он сообщил, что о передаче помещений «Бумажнику» узнал из сообщений в СМИ. Он рассказал, что, по его мнению, распоряжаться площадями невозможно без договора аренды, который не был оформлен:

— При отсутствии разрешения собственника [министерства образования республики] заключить договор аренды — это нонсенс, это невозможно. Актов приема-передачи недвижимого имущества не было.

В показаниях, которые он давал следствию ранее, Краснов говорил, что финансово-экономический анализ деятельности Комбината питания был проведен поверхностно. «Бумажник» пригласили для оказания услуг без конкурсной процедуры, а все оставшееся оборудование, остатки питания и площади просто передали предприятию. Как и Ольга Тренкле, он считает, что необходимости ни в смене системы питания, ни в сокращении штата не было.

— Лучше или хуже стало качество питания? — спросил у него адвокат Истиховской.

— Я всеядный, для меня несущественно, — ответил Краснов.

— А ассортимент изменился?

— Ну как изменился? Тот же компот, котлеты, а борщ — он и в Африке борщ.

— Вы в своих показаниях следствию сказали, что жалоб на качество питания до появления «Бумажника» не было, почему главбуху должны докладывать об этом? — поинтересовалась Истиховская.

— Никто не обязан, просто люди так говорили, — объяснил Краснов.

— Знакомы ли вы с актами Роспотребнадзора за 2013 год по столовым о санитарном состоянии? — продолжила экс-ректор.

— Это не в моей компетенции.

— Как вы можете тогда утверждать, что не было острой необходимости закрытия Комбината питания?

— Согласно моим знаниям, с экономической точки зрения не было, — настаивал бывший главный бухгалтер.

Адвокат Марины Истиховской усомнился в том, что нужно было заключать договор аренды. Он сослался на 135-й Федеральный закон «О защите конкуренции», который предусматривает и другие виды договоров. Согласно ему действия Истиховской были правомочны. Сама экс-ректор упомянула 37 и 39 статьи Гражданского кодекса, по которым имущество может использоваться без актов приема-передачи. И обвиняемая, и ее адвокат настаивали на том, что у Краснова нет юридического образования, и он сделал ошибочные выводы о том, насколько правомочным было решение о заключении договора на оказание услуг с предприятием «Бумажник».

В ответ на это бывший главбух университета заявил, что для передачи площадей было необходимо согласие собственника, так как сделка крупная.

Судебные разбирательства по делу продолжаются.


Дело против бывшего ректора Сыктывкарского государственного университета Марины Истиховской было возбуждено в конце ноября 2016 года. По делу ожидается длительный процесс, так как сторона обвинения заявила около 70 свидетелей. Пока в суде опрошена только половина из них.

Елена Соловьёва, «7х7»

Комментарии (8)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Vova
06 июн 2017 11:27

Кажется, дело идёт к оправданию. Хорошо бы. Уж очень вдохновились тут всякого рода обвинители :)

Работник
06 июн 2017 11:46

Вор должен сидеть в тюрьме. Дыма без огня не бывает!

Оно может и так,
06 июн 2017 12:01

Но статьи "Дыма без огня не бывает" ни в одном кодексе нет.

Конституция РФ
06 июн 2017 12:24

В Конституции РФ найдётся статья и за дым и за огонь. Был бы человек.

123
07 июн 2017 03:19

Номера статеек ГК РФ Осыпова подсказала что ли?! Хватит смешить людей! Всем итак понятно какими делишками занималась эта компашка!

Княж
07 июн 2017 06:13

В Княжпогостском суде рассматривалось (сейчас рассматривается еще одно) дело бывшего руководителя района Попова В.А., у свидетелей обвинения были тоже только их предположения и то что они слышали в прессе ( в основном на бнк), однако судье Степанченко это показалось достаточным в вынесении обвинительного приговора.

123
08 июн 2017 18:50

Не вводите людей в заблуждение! А километры купюр изъятых при обыске - тоже происки врагов или заработано непосильным трудом?! Не смешите мои тапочки!

ГК РФ
08 июн 2017 20:41

Ст.37 и 39 ГК РФ говорят не про аренду, а про попечительство.

Это Истиховская такая грамотная, или Лена Соловьёва?

Последние новости