Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Карелия

«Осталось ощущение беззащитности и ненужности монастырю»: воспоминания паломницы о прошлогоднем пасхальном пожаре на Валааме

«Великое чудо, что в этом пасхальном пожаре никто не погиб»

Пожар на Валааме произошел в пасхальное утро 1 мая 2016 года. Огнем была практически уничтожена так называемая Зимняя гостиница — многоквартирный жилой дом. Почти через год после пожара, в марте 2017 года, в редакцию «7x7» обратилась читательница Наталья Попова.

«Здравствуйте. Спасибо за ваши материалы о Валааме. После прочтения многое из того, что прежде подозревалось, стало очевидным. Я была на Валааме на Пасху в прошлом году, в гостинице «Мансарда» сгорели все мои вещи, паспорт, банковские карты, деньги. Пока горела гостиница и люди бегали вокруг, находясь в шоке или стараясь помочь тушить, монастырская братия продолжала праздничную службу, ни один (!) не пришел на помощь, чтобы успокоить, подержать пострадавших от огня гостей и жителей острова. Лишь бросали косые равнодушные взгляды — и это по-настоящему потрясло».

Наталья рассказала о своих впечатлениях о происходившем в тот день на острове — во время и после пожара — максимально подробно. «7x7» публикует текст без сокращений.

 

Валаамский монастырь полностью контролирует линии транспортировки туристов на Валаам


 

Валаамский паломник: туда и обратно

Никогда не думала, что Пасха — главный православный праздник, априори безмерно полный небесного света и радости, — может быть панической, опасной, почти трагической. Но именно таким стало для меня первомайское утро 2016 года на Валааме. Резиновые тапочки, платье и куртка, в кармане которой лежал мобильник, — после пожара на мне и при мне осталось только это. И ощущение беззащитности и ненужности монастырю, где летом 2015 года две недели была волонтером (работала в саду и на картофельном поле по шесть часов в будние дни, по три — в субботу, воскресенье — выходной) и куда 30 апреля 2016 года прибыла в рамках «бонусной» пасхальной поездки. При этом расходы на проезд от Приозерска до Валаама, проживание и питание, монастырь в обоих случаях брал на себя. За исключением той тысячи рублей, которую вопреки письменным заверениям координатора пасхальной поездки без преувеличения шантажом вытребовал рыжий капитан судна в Приозерске со словами: «Не хотите платить — оставайтесь на берегу, монастырь мне не указ». Надо было послушать его и остаться, думала я потом весь год...

К слову, обратно в Приозерск вечером 1 мая добирались на том же судне с тем же капитаном. И даже на автобусе довезли от Приозерска до Санкт-Петербурга. Объявили, что настоятель Валаамского монастыря благословил сделать это бесплатно. Спасибо. Стало, так сказать, приятным сюрпризом из серии «Уже и не надеялась». Благо еще перед отъездом добрые люди на Валааме дали 2 тысячи рублей. Одна женщина — прямо у монастырских ворот, просто подошла и протянула купюру, я попросила дать телефон: мол, верну через некоторое время, но она отказалась и буквально убежала. Вторую денежку дала бабушка Тамара, с которой успели перед Пасхой нагулять по острову километров 15 и встретились уже на судне на обратном пути). В совокупности этой помощи хватило, чтобы 2 мая добраться за полночь до дома в ближней Ленинградской области.

 


 

Крестный ход вокруг пожара

«Жальчее» всего из сгоревшего имущества (кроме одежды и обуви, с собой на Валаам брала фотоаппарат и нетбук) было паспорта и банковских карт. Надежда на их обретение рухнула вместе с полом и потолком гостиницы «Мансарда» почти в полдень: наша комната, или келья, находилась на четвертом этаже сгоревшего дома, в аккурат над эпицентром пожара, вспыхнувшего на втором этаже. О нем я узнала от юного дежурного по гостинице, который около восьми утра разбудил меня, тряся за плечо, сообщив: «Просыпайтесь, а то угорите». Спросонья явственно почувствовала запах гари и увидела дым, сочившийся вовнутрь из форточки. Села в кровати в ночной рубашке, всунула ноги в резиновые шлепанцы. Взяла из сумки телефон, натянула платье, возле двери захватила с вешалки куртку. Подумала: потушат, проветрят и все вернется на круги своя. Спустилась вниз, где уже стояли десятки людей. Почти все они были полностью одеты, с чемоданами и сумками.

Мелькнула мысль тоже подняться за вещами. Но по лестнице уже разматывали шланги для воды. Но она не шла. Несколько мужчин и женщин носились взад-вперед, из окон на углу второго этажа шел дым... В общем, сама сначала сглупила, а потом струсила, испугавшись рисковать здоровьем ради вещей. Тут некого винить, вперед наука.

Приехавшая примерно к девяти утра пожарная команда представляла собой скорее комический тандем. Водитель был в майке, шортах и сандалиях на босу ногу, вид заспанный. Главный пожаротушитель был в специальной одежде, но маленького роста и довольно хрупкого телосложения: когда через час-полтора вода наконец поступила в шланг, мужчина не мог удержать его, физически не справляясь с такой нагрузкой. К тому времени из разбитого этим же мини-пожарным (таким образом он сам обеспечил доступ кислорода в помещение) окна комнаты уже выбивались длинные языки пламени. И тут в пожарной машине вода закончилась.

Пока налаживали забор воды из озера (на это ушло около полутора-двух часов), дым густо повалил из других концов кареобразного здания, а из очага возгорания на втором этаже эпицентр пламени переместился на третий. Там громко хлопнуло, загудело — и разгорелось с утроенной силой. В толпе внизу кто-то пояснил, что это класс здешней школы, где парты, учебники, какие-то стройматериалы, в том числе лакокрасочные...

Во время пожара люди внизу вели себя по-разному. Кто-то, как я, пребывал в шоке. Несколько женщин с иконой обходили здание кругом с громкой молитвой. Немногие помогали в тушении или пытались быть полезными, но толку от них фактически не было. Подтянулись несколько мужчин в рясах, в том числе благочинный монастыря (в светской жизни — что-то вроде заместителя директора по хозяйственным и общим вопросам), но все остались в роли созерцателей. Местные жители, успевшие вынести свой нехитрый скарб, расположились вдоль дороги с другой стороны здания.

 

Новая пожарная часть и оборудование не помогли спасти Зимнюю


 

От монастыря — никакой реальной помощи погорельцам

Все это время в центральной усадьбе — прямо напротив пожара — как ни в чем ни бывало шла праздничная служба. 
Около трех часов дня прилетел вертолет и обрушил на полыхающие и уже прогоревшие остатки «Мансарды» тонны воды, похоронив искорки надежды всех оставивших в здании свои вещи на возможность дальнейшего пользования ими.

Стало понятно, что надо выбираться с острова. Пошла требовать помощи к властям — то есть в монастырскую администрацию. Там были добрейшие и милейшие два отрока. Предлагали почему-то конфеты и миндаль (столовая, также расположенная в сгоревшем здании, не работала, поэтому пострадавшие от пожара и многие другие весь день не только не ели, но и не пили). Смотрели трогательно, разговаривали сочувственным тоном. Но никакой реальной помощи оказать не могли. Вообще никакой. Ни на один вопрос не ответили. Главный из них был, конечно: как отсюда добраться до дома?

Примерно одновременно с прилетевшими вертолетами выяснилось, что в пять вечера с острова отчалит судно в Приозерск, которое доставит туда всех желающих. На Валааме приехавшим на Пасху волонтерам оставаться негде: ночлега и питания от монастыря не будет. Возможно, дадут наличными некую сумму на дорогу, но не сегодня точно.

Великое чудо, что в этом пасхальном пожаре никто не погиб. Настоящими героями стали маленький профессиональный пожарный, спасший с помощью приставной лестницы из окна второго этажа пожилую женщину-инвалида, и здоровяк из местных, насквозь промокший, но удерживавший во время тушения наполнившийся-таки водой брандспойт. Прибывший из Сортавалы офицер МЧС выдал нуждающимся (в том числе мне) справки о сгоревшем паспорте.

Величайший православный праздник едва не обернулся трагедией вследствие неготовности: местной пожарной бригады — к выполнению своей основной профессиональной задачи (несмотря на новые красивые здания и автомобиль, а также несколько серьезных пожаров на острове в последние годы) и монастыря как владельца гостиницы и фактического хозяина острова — к оказанию необходимой помощи погорельцам. Не говоря уж об отсутствии отработанной системы эвакуации постояльцев и пожаротушения в самой монастырской гостинице. Насколько честно и разумно звать гостей, если не готов обеспечить их безопасность? Надеюсь, с Божьей помощью Валаамскому монастырю удастся ответственно решить эти вопросы в самом ближайшем будущем.


В последние годы Валаамский монастырь, собственник здания, пытается выселить из здания зарегистрированных там местных жителей, которые наотрез отказываются уезжать с острова. Это противостояние в прессе получило название «Валаамский конфликт» или «Битва за Валаам». Пожар 2016 года, случайно или нарочно, помог монастырю в деле выселения людей: суды приняли аргументы монастыря и признали квартиры местных жителей непригодными для проживания. После этого Зимнюю гостиницу закрыли на реконструкцию.

Причины пожара пока не выяснены. Следствие продолжается. Предполагаемого поджигателя местного жителя Дмитрия Синицу продержали в СИЗО полгода, а затем выпустили. Сразу после пожара игумен монастыря епископ Панкратий выступил с речью, в которой призвал не обвинять в случившемся монастырь, поскольку и он понес большие потери: сгорели две гостиницы, трапезная и другие помещения. Местные жители утверждаютоднако, что причиной такого масштабного и разрушительного пожара как раз и стала гостиница «Мансарда», оборудованная монастырем на чердаке здания.

Многие «странности», о которых рассказала Наталья Попова в своем письме, до сих пор не прояснились. Например, почему пожарные прибыли на место возгорания с таким опозданием (новая пожарная часть находится в 100 метрах от здания Зимней гостиницы) и почему так долго не могли наладить работу пожарного оборудования. Не заведено уголовное дело по статье «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности» (статья 238 Уголовного кодекса РФ) из-за отсутствия отработанной схемы эвакуации и системы пожаротушения. Сотрудники МЧС в августе 2015 года выносили в адрес Валаамского монастыря предписание об устранении нарушений, связанных с неработающей пожарной сигнализацией. Устранить нарушения было предписано до 30 апреля 2016 года. Этому обстоятельству посвящена часть VIII журналистского расследования «Трагедия светского Валаама».

Действия администрации монастыря тоже вызывают вопросы. Почему в Спасо-Преображенском соборе во время пожара продолжалась пасхальная служба, а после пожара монастырь отказался помогать погорельцам — местным жителям и тем, чьи деньги, документы и личные вещи сгорели в «Мансарде». При этом сбор средств монастырь объявил сразу после пожара. На что пошли собранные им пожертвования — неизвестно. Деньги, одежду и предметы первой необходимости для погорельцев собирал настоятель сортавальской лютеранской церкви отец Александр (Кузнецов). На полученные пожертвования покупал и отправлял на Валаам раскладушки, матрацы, подушки, постельное белье, термосы, средства гигиены, лекарства, полотенца, хозтовары.

Глеб Яровой, фото автора, «7х7»

Последние новости

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.