Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Карелия
Республика Карелия

Фельдшер пока останется на свободе: суд вынес первый приговор по делу о гибели детей на Сямозере

Репортаж «7x7» из Суоярви

Суоярвский районный суд приговорил фельдшера районной больницы Ирину Щербакову к трем годам колонии-поселения: 18 июня 2016 года она не отреагировала на вызов тонущих на Сямозере детей. Корреспондент «7x7» поехал в Суоярви, чтобы поговорить с врачами районной больницы, где работала фельдшер, и выслушать приговор.

 

В райбольнице

В Суоярви во вторник 4 апреля многие отказывались от комментариев. Районная больница. Старое трехэтажное здание, за раздвижными воротами — несколько «буханок» скорой помощи.

 

 

 
 
 

 

 

В приемном покое в комнате для персонала медсестры. Смотрят настороженно, одна из них сразу, не дав представиться журналистам, сказала: комментариев никто не дает.

— Кто вам запретил с нами общаться?

— Начмед. Он уже спустил двоих из «Пятого канала» за шкирку.

На вопрос, можно ли взять комментарий у главврача Алексея Спирова, нам ответили, что он на операции, предложили прийти после часа дня. Но после часа дня нам ответили:

— У вас ничего не получится! Спирин отказал. Он уехал из больницы, его здесь нет. Вас мы не хотим видеть, — с порога ответили нам медсестры.

 

У прокурора

До заседания суда еще час. Прокурор Суоярвского района Олег Болгов согласился на комментарий. Он потребовал четыре года колонии для Ирины Щербаковой.

 

Олег Болгов

 

По словам Болгова, 18 июня 2016 года у Ирины Щербаковой, дежурившей на вызовах, было всего два звонка. Аудиозапись разговора прокурор слышал и, по его мнению, ошибиться было невозможно.

— У меня тоже были предположения, сомнения относительно качества [звука]: слышимость, детские голоса, может быть, смех действительно был слышен, или [были] какие-то основания, чтобы фельдшер посчитала за баловство или шутку. Но никаких помех мы не услышали. Достаточно чистая запись, спокойный, ровный голос Щербаковой, внятная речь Севы Заслонова. И мне кажется, никаких оснований не было у фельдшера, чтобы первой положить трубку, — уверен Олег Болгов.

Предложение гособвинителя назначить Щербаковой четыре года лишения свободы многие сочли чересчур строгим. Но прокурор находит его справедливым: задача фельдшера — принять экстренный вызов и передать его дальше. По словам Болгова, Ирина Щербакова сказала, что ее всю жизнь учили «не особо верить и относиться серьезно к телефонным сообщениям от детей».

Болгов во время беседы признался, что реальное лишение свободы потребовал неслучайно: условное наказание родители четырнадцати погибших на Сямозере детей не посчитали бы справедливым. Но прокурор настоял на статье 82 Уголовного кодекса, которая дает отсрочку наказания до тех пор, пока ребенку обвиняемого не исполнится 14 лет. На деле это значит, что фельдшер скорой помощи пока останется на свободе и сможет продолжить работу в больнице.

— Вопрос-то главный: что потом будет [после того, как ребенку Ирины Щербаковой исполнится 14 лет]? В тюрьму? Нет. После этого уголовно-исполнительная инспекция обязана выйти в суд с материалом о том, чтобы отправить Щербакову в места лишения свободы, но для этого должны быть основания. За это время она должна нарушить общественный порядок, совершить какое-то преступление, плохо относиться к своему ребенку, может быть она будет лишена родительских прав к этому времени, и так далее. И только в этом случае человек пойдет в тюрьму. Если всех этих фактов нет, уголовно-исполнительная инспекция выходит [с требованием] об отмене наказания, — рассказал Олег Болгов.

 

В суде

Ирина Щербакова пришла за несколько минут до начала заседания. На нее набросились журналисты: «Вам нечего сказать?», «Вы считаете себя виновной?». «Какие наглые», — раздалось из зала. Объективы телекамер не выпускали Щербакову из виду, пока шло заседание и после вынесения приговора.

 

 

Судья Виктория Терешко зачитывала приговор около двух часов. За все это время Щербакова сказала только три слова: «Да, ваша честь». Фельдшер скорой помощи пыталась отвернуться от объективов. Большую часть времени она смотрела на судью, опускала голову вниз в моменты, когда судья, сбиваясь от усталости, зачитывала причины смерти детей и расшифровку того самого телефонного разговора:

— Шум и множественные детские голоса с неразборчивыми репликами. Детский голос: «Все, звонит». Женский голос: «Скорая». Детский голос: «Давай». Детский голос: «Алло». Детский голос: «Нет». Детский голос: «Мы в Карелии, спасите нас, пожалуйста». Детский голос: «Мы в озере». Женский голос: «У нас записывается ваш разговор и номер телефона. Сейчас отправлю в полицию». Детский голос: «Что-что?» При этом разговор прерывается, продолжительность аудиозаписи — 17 секунд, — зачитала судья Виктория Терешко.

 

Виктория Терешко

 

До июня 2016 года дети не больше 10 раз, балуясь, звонили в скорую и полицию города Суоярви. Суд прослушал аудиозапись от 18 июня и не нашел оснований не реагировать на вызов.

Через час и 47 минут Виктория Терешко зачитала решение: три года колонии-поселения с отсрочкой, семьям погибших детей в качестве компенсации — по 300 тысяч рублей. Их должна будет выплатить больница. Судья учла явку с повинной и наличие несовершеннолетнего ребенка. И особо отметила, что Ирина Щербакова глубоко верующий человек: говорила, что только вера помогает ей справиться с трагедией. Ранее Ирина Щербакова попросила прощения у родителей погибших и сказала, что будет жить с этим всю жизнь.

 

 

 
 
 

 

Судья выдала определение и Министерству здравоохранения: по требованию прокурора будет назначена проверка адекватной практики реагирования на телефонное хулиганство.

После приговора Щербакову в зале суда окружили журналисты федеральных телеканалов: «Вы согласны с приговором?», «Вы не хотите извинения принести родным погибших детей?», «Ирина, вам нечего сказать?». Щербакова вышла из зала молча.

 

 

 
 
 

 

Ничего не ответили и ее подруги. После приговора они около получаса вчетвером стояли в коридоре, не реагируя на вопросы журналистов, рассуждая о погоде и заморозках. Когда, наконец, Ирина вышла под камеры, помогли ей выйти на улицу: окружили, не давали подступиться журналистам, одна из подруг перегородила выход из здания суда, пока Щербакова не села в машину. Ей вслед продолжали сыпаться вопросы: «Ирина, вы согласны с приговором?», «Будете его обжаловать?». Щербакова уехала молча.

 


Трагедия на Сямозере произошла 18 июня 2016 года, когда сотрудники лагеря «Карелия Open» вывели группу детей в поход на лодках несмотря на штормовое предупреждение. Одну из лодок перевернуло волнами на подходе к острову, на него смогли выбраться не все дети: 14 человек утонули, в том числе Всеволод Заслонов, дозвонившийся до Щербаковой по телефону «112».

Из-за того, что фельдшер скорой помощи не отреагировала на звонок, приняв его за розыгрыш, спасательная операция началась с большим опозданием — через сутки.

Еще несколько обвиняемых по этому же делу находятся под следствием — это студент Петрозаводского педагогического училища Валерий Круподерщиков, который проходил в лагере практику и сопровождал детей в походе, директор ООО «Парк-отеля „Сямозеро“» Елена Решетова и ее заместитель Вадим Виноградов. Всех троих обвиняют по статьям Уголовного кодекса №125 («Оставление в опасности») и 238 («Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности»). По той же статье, что и фельдшера Щербакову, будут судить бывшего руководителя карельского Роспотребнадзора Анатолия Коваленко.

Сергей Маркелов, фото и видео автора, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (3)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Очевидно
05 апр 2017 16:30

Халатное исполнение своих обязанностей, приведшее к гибели людей. Ясное дело виновата!.

05 апр 2017 21:02

Может она итак уже себя ненавидит

!!!
05 апр 2017 21:59

Гл. врача больницы нужно привлекать за отсутствие контроля за подчиненными.

Последние новости