Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми

«Над нами нависла колоссальная угроза — угроза нашей жизни». Что говорили на митинге против строительства шламонакопителя в Щельяюре

Через два дня щельяюрский поселковый совет поддержал принятую ижемцами резолюцию и обратился с требованием о переносе объекта к «Лукойлу» и правительству Коми

За два дня до митинга против строительства шламонакопителя в Щельяюре, 31 марта, глава Коми Сергей Гапликов в твиттере призвал компанию «Лукойл» повременить со строительством шламонакопителя в Ижемском районе и обсудить с местным населением экологические риски.

 

 

Предложение удивило общественников. Полгода назад, сразу после вступления в должность, губернатор принял решение о слиянии министерства промышленности, энергетики и транспорта и министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды. По мнению защитников природы, это могло повлечь за собой увеличение количества связанных с добычей полезных ископаемых аварий. В разговорах общественники высказывали разные версии: то ли Гапликов решил «перейти на светлую сторону», то ли пытается отдать малое (посодействовать переносу шламонакопителя), чтобы спасти большое (слияние министерств, отмены которого требуют общественники), то ли подает сигналы о том, что митинговать не нужно — обо всем и так можно договориться.

 

 

Но 2 апреля щельяюрцы и жители близлежащих деревень и сел собрались. В 13:00 у площадки перед поселковым домом культуры выстроились полтора десятка автомобилей и пара снегоходов. На самой площадке толпился народ, большинство пришло пешком. Над крыльцом дома культуры, ставшего трибуной, была вывешена надпись «Мы против полигона!».

Одним из первых на трибуну поднялся житель Щельяюра Владимир Рочев.

— Кто и какой головой разрешил строить нефтепомойку на болоте между трех сел? — поинтересовался он. — Мы хотим задать вопрос нефтяникам: сколько можно ставить на нас эксперименты? Коми-ижемцы и так малочисленный народ. Что, сильно мешаем?

И.о. заведующего щельяюрской участковой больницы Людмила Реткина, высказавшая основные претензии местных жителей представителю компании «Лукойл» на собрании 5 марта, напомнила о том, что Ижемский район стал местом добычи нефти не так давно:

 

Людмила Реткина

 

— Есть промышленные районы, куда люди сознательно ехали за большим рублем, они подписывались под чем-то. Но здесь население, которое занималось сельским хозяйством, ходило в лес и жило этим, живет оседло несколько веков. Как можно было нарушать их жизнедеятельность? Мне непонятно ни как человеку, ни как врачу. Что хотят? Чтобы мы освободили эту землю?

Учительница химии щельяюрской средней школы Людмила Канева высказала опасения, что после переработки шлама останутся соединения тяжелых металлов. Они могут попасть в землю, которой, возможно, будут отсыпать дороги.

— Там есть оксид серы, который будет соединяться с парами воды и выпадать в виде кислотных дождей, — предупредила она односельчан. — Столько раз я спускалась к школе и смотрела на поселок сверху [Щельяюр расположен в холмистой местности], я видела как сюда спускается и туман, и смог от печных труби кочегарки. Будет застаиваться и то, чем не дай бог нашим детям дышать!

 

 

Депутат поселкового совета Щельяюра Леонид Терентьев перечислил отрицательные факторы возможного влияния шламонакопителя на окружающую среду и порекомендовал построить вместо него больницу.

 

Леонид Терентьев

 

— Не полигон надо строить, надо ускорить строительство щельяюрской поселковой больницы. В 2016 году было принято решение о строительстве здания, подготовлена проектная документация, выделен земельный участок. На этом все и остановилось, — посетовал он. — Надеюсь, сегодня нас услышат и включат строительство больницы в адресную инвестиционную программу в 2017 году.

— Мы не против «Лукойла», не против добычи нефти и появления новых рабочих мест, — пояснила общую позицию Антонина Канева, — мы против произвола и наплевательского отношения к мнению людей.

 

 

— Летом я люблю побродить по речке со спиннингом и могу точно сказать, что за последние годы на реках Ижма и Печора рыбы стало заметно меньше. С чем это связано? Да с разливами нефти, — поделился соображениями житель поселка Ырген-Шар Фёдор Канев. — Каждую весну мы наблюдаем, как вместе со льдом плывет нефть, река пахнет не рекой, а сероводородом, рыба уже пропиталась этим запахом. Тройниками [специальный крючок для рыбной ловли] рыбу ловить нельзя, а нефтью травить можно. Что же останется детям, внукам? Выжженная земля и пустые реки с мертвой водой? Да что же это творится на нашей коми-ижемской земле? Друзья, проснитесь, одумайтесь, не давайте загубить нашу землю, наши реки. Ведь все мы плотью и кровью и мозгом принадлежим нашей земле и ее природе, находимся внутри нее и зависим от нее. Наша земля, наш район, наши поселки и деревни — это все наш дом. Над нами нависла колоссальная угроза — угроза нашей жизни.

 

Василий Семяшкин

 

Житель села Краснобор Василий Семяшкин рассказал, что на место строительства полигона недавно водили школьников — на экскурсию, и посоветовал акционерам компании «Лукойл» водить туда же своих детей и внуков. Жительница деревни Вертеп Татьяна Терентьева поддержала земляка, сравнив представителей и работников компании с вандалами.

— Это шламонакопитель, который вопреки нашим пожеланиям хотят построить на нашем болоте и рядом с населенными пунктами, — возмутилась женщина. — Страшно даже думать о последствиях. Сколько можно кричать и стучаться в закрытые двери? Конечно, очевидно, что некоторые просто оглохли и ослепли и не хотят видеть и знать, что творится у нас. Оглянитесь вокруг, посмотрите, во что превратили наши леса и реки. Что у нас есть? Рыба, ягоды, грибы — все пропахшее нефтью. У нас есть лес, но строят дома из привозного сруба — построишь дом, и через некоторое время он покроется грибком. Давно уже вода непригодна для питья, наблюдается падеж скота, возросла смертность населения. Что же мы сможем оставить после себя? «Лукойл» не хочет считаться с мнением народа. Но почему-то они забывают, что это наша земля, и нам на ней дальше жить. Они, как вандалы, сметают и разрушают все на своем пути. Хватит, побарствовали, пора и честь знать, народ начинает понимать надвигающуюся опасность.

Следующим на сцену поднялся оратор, речь которого стала самой продолжительной, активист Комитета спасения Печоры (КСП) Николай Братенков.

— Комитет спасения Печоры поддерживает решение щельяюрского собрания о переносе и просит меня это известие довести до вас, — решительно начал он. — Точно так же Гринпис, где Владимир Чупров [руководитель энергетической программы «Гринпис России», родом из Щельяюра] является заведующим по работе с нефтяниками и нефтеразливами, говорит, что надо обязательно перенести шламник подальше. Нас удивляет, что нет логики у «Лукойла». С одной стороны нам говорят, что за 2017-2018 годы нам заменят все гнилые трубы в районе. Тогда зачем здесь строить шламник и привозить грязь из Сосногорского, Печорского и Усть-Цилемского районов? Нет логики.

 

 

 
 
 

 

Николай Братенков рассказал, что обратился в ижемский лесхоз, чтобы узнать, есть ли в районе места, пригодные для размещения шламонакопителя, но более удаленные от населенных пунктов, а затем достал из-за пазухи листы бумаги и помахал ими митингующим.

— На 53-м километре автодороги Ижма-Ираёль в 367 квартале [леса] есть площадка, примыкающая к нефтепроводу Щельяюр-Ираёль с площадью четыре с половиной гектара с готовой подъездной дорогой в 500 метров, выделенная под вырубку частнику, и вырубается им. — сообщил он. — Второе место — в 16 километрах от Ижмы по дороге на Ираёль. Там «Лукойл» взял в 293 квартале в аренду на двадцать лет карьер с площадью девять с половиной гектаров и вывозит оттуда грунт на свои скважины. Готовая площадка для полигона, с готовой дорогой! Согласовывать это место с надзорными органами проще простого. Лес уже вырублен, площадка отведена для производственных нужд «Лукойла». А «Лукойл» нам говорит о долгих многолетних согласованиях.

Братенков также вспомнил о звонке от еще одного члена КСП из Ухты, Михаила Третьякова, сообщившего, как используется недавно построенный водовод «Ярега-Лачьёль». 

— Я не мог поверить и обратился к заместителю председателя КСП Ивану Иванову, который подтвердил, что построен водовод 60 километров длинной, по которому пластовые воды из Яреги должны перейти в Лачьёль и там уйти обратно в недра через скважину. Это согласовано, несмотря на протесты, — продолжил негодовать активист КСП. — Следующий шаг лукойловцы тоже ни с кем не согласовали, и теперь через этот водовод, наоборот, в Ярегу начали выкачивать пресную воду из речки Седью, подвезли мощные насосы [которые выкачивают] по 600 кубометров час. Сам представитель «Лукойла» говорит, что есть договор по водопользованию, который уже подписан в Сыктывкаре, но экологическую экспертизу не прошел, слушаний не было.

По мнению общественника, подобные примеры доказывают обоснованность недоверия к «Лукойлу». В завершении он рассказал, как, по его мнению, компания пытается избежать ответственности за нефтеразлив на Яреге, случившийся год назад.

— В прошлом году активист КСП из Ухты Валерий Торлопов своими ногами обошел ярегскую промзону и показал нам фотографии, что ручей Войвож втекает в промзону чистым, а вытекает оттуда полный нефти. И он просил пустить членов КСП в промзону. Их тогда не пустили. «Лукойл», вроде, признал свою вину, наказали начальника участка Антоновского на 180 тысяч рублей. Но сейчас «Лукойл» подал в арбитражный суд, что он никакого отношения к нефтеразливу не имеет. Поэтому «Лукойлу» верить нельзя.

Братенков выразил уверенность в том, что добиться переноса строительства полигона возможно. Для этого членов инициативной группы митинга должны поддержать депутаты из Краснобора и Щельяюра. Если они не захотят, то за поддержкой можно будет обратиться в совет депутатов Ижемского района. Если и там ждет отказ,  общественники инициируют районный референдум, деньги на который придется брать из бюджета. Количество собравшихся перед домом культуры (по подсчетам инициативной группы на митинг пришло 350 человек), по мнению активиста КСП, должно заставить депутатов задуматься. 

Митингующие проводили Братенкова аплодисментами, и слово взяла жительница Диюра Екатерина Ануфриева.

— Наша школа [деревни Диюр] находится на одной линии с тем местом. где собираются строить это предприятие [шламонакопитель], — взволнованно сообщила она. — Ветры чаще всего дуют с севера, северо-востока. На этом же поле, где построена наша школа, стоит много новых домов, где люди хотят жить и растить своих детей. Люди ходят собирать ягоды и грибы в лес, рядом с которым хотят строить шламонакопитель.

 

 

 
 
 

 

Интенсивная добыча нефти приводит к постепенному оседанию грунтов. По словам женщины, подобное уже происходит рядом с Краснобором, а закачиваемая в скважины вместо нефти соленая вода постепенно загрязняет питьевую. Извлечение огромных масс нефти приводит к проседанию и подвижкам горных пород. В итоге болото, расположенное на горе рядом с селом, постепенно поднимется, а место, где расположился Краснобор, опускается. Ануфриева подчеркнула, что такие тектонические подвижки уже были в России.

— Я не говорю уже о том, что нефть, само собой, будет испаряться из шламонакопителя, из этих ванн, — продолжила она, — пиролиз [термическое разложение органических и многих неорганических соединений] будет выделять огромное количество газа, который принесет кислотные дожди на наши огороды. А еще эти газы, поднимаясь вверх, уничтожают озоновый слой, который и так истончен на Севере. А это повлечет за собой увеличение количества онкологических заболеваний. Мы думаем о наших детях, о будущем, хотим, чтобы чистыми были наши лес и вода. Сюда приехало активное население с Диюра. Если не будет решения о переносе, проведем митинг и у себя в деревне, митинги будут продолжаться дальше и дальше.

 

 

 
 
 

 

Выступление Екатерины Ануфривой завершило часовую акцию. В конце к собравшимся обратилась ведущая митинга Галина Рочева. Она зачитала резолюцию с требованием перенести строительство шламонакопителя, которая была принята единогласно.

 

 

Площадка под полигон, вокруг которой уже два месяца ведутся ожесточенные споры, расположена практически напротив несанкционированной свалки. За нее местных жителей любят упрекать защитники интересов «Лукойла», но мусор людям свозить больше некуда. Впрочем, вывоз мусора перестал быть одной из самых серьезных проблем с началом строительства шламонакопителя. На месте, где он планируется, сейчас вырубили лес и разровняли песчаную отсыпку. Ижемцы хотят, чтобы этот пейзаж оставался неизменным.

4 апреля, когда верстался этот репортаж, поселковый совет Щельяюра единогласно принял решение поддержать резолюцию, принятую на митинге. Руководство администрации поселка также обратилось к компании «Лукойл» и правительству республики с требованием перенести строительство шламонакопителя подальше от населенных пунктов.

Одна из организаторов митинга в Щельяюре Галина Рочева рассказала, что в этот день она и еще три члена инициативной группы пришли с решением на сессию поселкового совета, где за него и проголосовали восемь депутатов.

— Я ушла оттуда счастливая! — сказала она.


О том, что в Ижемском районе должен быть построен шламонакопитель, разговоры ведутся почти 10 лет. Он необходим для переработки отходов нефтедобычи, которые до этого могли сбросить в лесу, чтобы не везти к хранилищу, расположенному за сотни километров. В начале 2017 года рядом с Щельяюром была отсыпана площадка под полигон. Местные жители узнали об этом ив феврале организовали собрания в деревнях Диюр и Вертеп,а также в поселке Щельяюр. На них они потребовали приостановки строительства и переноса объекта в другое место.

5 марта в Щельяюре прошла встреча местных жителей с представителями правительства республики и компании «Лукойл-Коми», которые пытались убедить людей в безопасности шламонакопителя. Однако щельяюрцы проголосовали против строительства полигона рядом с населенными пунктами. Самым впечатляющим стало выступление жительницы Щельяюра Людмилы Реткиной.

Открытое письмо с требованием построить шламонакопитель в другом месте разместили на сайте «Миян Ижма». На сайте Change.org противники шламонакопителя разместили петицию с требованием переноса объекта.

О том, насколько опасен шламонакопитель и как теперь договариваться с местными жителями, «7x7» рассказали руководитель энергетической программы «Гринпис России» Владимир Чупров и первый заместитель министра промышленности, природных ресурсов, энергетики и транспорта Коми Роман Полшведкин.

Елена Соловьёва, «7х7»

Последние новости

Комментарии (2)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
04 апр 2017 23:35

Много вы ещё знаете районов и посёлков в России, где депутаты голосуют в интересах народа?

Галина
05 апр 2017 05:47

Мы просто многого не знали , что они решают и за кого голосуют, но в следствии этих страстей - многое узнали, узнали кто есть кто!