Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми

Пресс-секретарь «Воркутаугля» Татьяна Бушкова: Мы тратим большие деньги на безопасность в шахтах, но исключить человеческий фактор не можем

Представитель предприятия — о безопасности и травмах, уголовном деле против бывших руководителей и сотрудничестве с Северной алмазной компанией

Компания «Воркутауголь» сразу после взрывов на шахте «Северная» в феврале 2016 года примерно на месяц оказалась в центре внимания крупных российских СМИ. В город приезжали члены правительства страны и руководство «Северстали», с жертвами трагедии прощались более тысячи человек, люди собирали деньги, чтобы помочь семьям погибших и пострадавших. Но уже со второй половины марта про «Северную» стали говорить гораздо реже. Хотя в течение года произошло много важных событий. Против бывших топ-менеджеров «Северстали» и «Воркутаугля» завели уголовное дело о даче взяток, в компанию пришел новый руководитель, часть сотрудников была сокращена.

Журналист «7x7» Максим Поляков несколько раз связывался с пресс-службой компании и просил об интервью с гендиректором «Воркутаугля» Сергеем Лихопудом. Но в течение нескольких дней, предшествующих годовщине трагедии на «Северной», у того не оказалось свободного времени. Поэтому на вопросы «7x7» отвечала пресс-секретарь компании Татьяна Бушкова.

Это второй материал из серии «Год после взрывов на „Северной“». Этим утром был опубликован лонгрид Максима Полякова о том, кому выгодно привозить в Воркуту горняков-гастарбайтеров, которые работают на предприятиях «Воркутаугля». 

 

Начальник участка ВТБ «Северной» ушел из «Воркутаугля»

Силовики расследуют взрывы на шахте «Северная», которые произошли год назад. Проводятся экспертизы. Компании «Воркутауголь» благодаря этому стало известно что-то о том, что же случилось под землей?

— У «Воркутаугля» нет никакой информации, потому что это тайна следствия. Следственные органы с нами не делятся.

В первые дни после аварии на шахте собирались специалисты и обсуждали произошедшее. Тогда они заявляли, что причина — взрыв метана. Это официальная оценка. Она за год поменялась или нет?

— Нет, это взрыв метана.

Что следственным органам нужно от компании «Воркутауголь»?

— Компания содействует следствию: наших сотрудников опрашивают, мы предоставляем документы. Помогаем всем, чем можем, потому что и в наших интересах понять, что произошло.

Какие документы изымали, каких людей опрашивали?

— Передаются все запрашиваемые документы. Опрашивают должностных лиц.

Где сейчас работают специалисты, которые на момент взрыва на шахте «Северной» отвечали за технику безопасности? В частности, начальник участка вентиляции и техники безопасности.

— За соблюдение техники безопасности в компании отвечает каждый сотрудник. Что касается начальника участка аэрологической безопасности, он принял решение покинуть компанию. Где он сейчас находится, нам не известно.

Год назад очень многие работники «Воркутаугля» высказывали недовольство тем, что на «Северную» пришел работать тот человек, при котором случился взрыв на шахте «Воркутинская» в 2013 году. Где и кем он сейчас работает?

— Мы же говорим о заместителе директора по промбезопасности шахты «Северная»... Этот человек работает на шахте «Северная». Я хочу уточнить ситуацию: во время расследования аварии на шахте «Воркутинская» этому человеку не были предъявлены обвинения. Он не вошел в число обвиняемых. А у нас в стране действует презумпция невиновности.

 

Исключить человеческий фактор на 100% нельзя

 

 

Что поменялось в вопросах безопасности после прошлогоднего взрыва на «Северной»?

— Мы не раз заявляли, что безопасность — это один из наших приоритетов. Любое происшествие сильно влияет на производство, экономику, имидж и репутацию компании. В прошлом году вложения в безопасность составили 2,5 млрд рублей. В этом году это будет 2,2 млрд руб. Я перечитала еще раз твой прошлогодний материал. Там один из бывших работников «Воркутаугля» говорит о том, что сотрудники на поверхности могут не знать, что происходит у горняков под землей.

Как ты оцениваешь его слова?

— А как ты сам считаешь, это может быть правдой?

Да, безусловно.

— Поэтому я вернусь к своему утверждению, что каждый в компании является ответственным за безопасность.

А что с датчиками? Я говорил с шахтерами, которые уверены, что датчики, замеряющие уровень метана под землей, можно загрубить, то есть вывести из строя.

— На всех датчиках есть пломбы и специальные замки. Сейчас рабочий не может снять датчик, положить на землю, перенести его на струю. Компания планирует закупку новой многофункциональной системы безопасности. Мы рассматриваем разных производителей. У нас есть такая система, но мы хотим купить более современную, которая будет обеспечивать более точное позиционирование. Определить точку, где находится человек под землей, можно будет с точностью в два метра. Система будет работать по Wi-Fi и обеспечит также возможность двусторонней связи между диспетчером и работником. Если диспетчер заметит, что какой-то сотрудник долго не двигается, посылает ему запрос при помощи чипа, вшитого в каждый налобный светильник. И работник сможет просигнализировать диспетчеру, нужна ли ему помощь. А еще система позволит более полно анализировать аэрогазовую обстановку.

За два прошедших дня я говорил с несколькими горняками. Как и в прошлом году, их оценка системы безопасности под землей разная. Мнения разделились, причем примерно поровну. Одни говорят, что датчики невозможно обмануть, что комбайн отключается сразу же, как фиксируется превышение метана. Другие сказали, что «датчики настраивают люди», а значит, эти же люди могут их перенастроить, что-то скрыть. Почему горняки, по твоему мнению, по-разному оценивают условия работы и безопасность?

— Ну если человек так относится к своей жизни… Компания огромные деньги вкладывает в безопасность. В покупку оборудования, разведку горно-геологических нарушений, обучение. Но исключить человеческих фактор на 100%, увы, пока не удается.

 

Три из четырех травм работники получают из-за своей невнимательности

Сколько нарушений техники безопасности было выявлено в компании «Воркутауголь» в 2015 и в 2016 году?

— Какие нарушения ты имеешь в виду? Могут быть нарушения по аэрологической безопасности, по использованию проходческой техники. Что тебя интересует?

Важны все нарушения и их порядок. Это 30 нарушений в год или 300? И самое главное — в чем природа этих нарушений?

— Сейчас я не могу оперировать цифрами. Сегодня у нас было совещание по безопасности, на котором мы разбирали травматизм в 2016 году. По собранным данным, три четверти травм происходят из-за невнимательности сотрудников, которые получили травмы. А остальные — из-за других объективных факторов: технологических, природных, организационных причин.

Могут ли сотрудники компании «Воркутауголь» анонимно сообщить о нарушении техники безопасности? Объясню, почему это важно. Например, кто-то из бригады видит нарушение, хочет сообщить, но боится, так как напарники могут быть недовольны: из-за нарушений будет простой и вся бригада потеряет деньги.

— Да, могут сообщить анонимно. Ты сейчас ехал в лифте. Там висит плакат, где указаны все каналы обратной связи, с помощью которых работник может пожаловаться или подать предложение. Такие плакаты размещены повсеместно. Большинство каналов могут быть использованы на условиях анонимности, причем они охватывают все уровни руководства. Человек может прийти к начальнику участка, директору шахты, у которого есть прием по личным вопросам. Если на этом уровне его не слышат, то он может отправить смс, которые лично рассматривает генеральный директор компании. Есть горячая линия, на которой работает автоответчик. И его сигнал тоже попадет к гендиректору. Самый верхний уровень — это комитет по этике управляющей компании. Там руководство «Северстали» может разобраться с ситуацией.

Такие каналы востребованы?

— Да. В конце прошлого года мы анализировали обращения. Большинство из них касаются каких-то социально-бытовых стандартов: автобус плохо ходит, места в бане не хватает, не устраивает порядок выдачи спецовки.

 

Уголовное дело Шаблакова — частный случай, а не политика компании

В ноябре прошлого года были возбуждены уголовные дела против руководителя Печорского управления Ростехнадзора Александра Гончаренко, командира филиала «Военизированный горноспасательный отряд Печорского бассейна» Леонида Лобкова и начальника воркутинского отдела Гострудинспекции Петра Гильца. Это те, кто так или иначе отвечают за технику безопасности на предприятиях угольной отрасли в Воркуте. Их подозревают в получении взяток от бывшего руководства «Воркутаугля» и «Северстали». Какова официальная позиция «Воркутаугля» по этому поводу?

— Мы содействуем следствию, заинтересованы в объективном расследовании этих дел.

Информация об уголовном деле появилась во второй половине ноября 2016 года. А 8 и 9 ноября гендиректор «Воркутаугля» Вадим Шаблаков и гендиректор «Северсталь менеджмент» Вадим Ларин ушли со своих должностей. Почему они ушли?

— Я лично не обсуждала это ни с Лариным, ни с Шаблаковым. Рассказал об этом Алексей Мордашов во время видеоконференции с коллективом «Северстали». По его информации, их уход связан с личными причинами.

Про Шаблакова. Следственный комитет пока очень мало комментирует его уголовное дело. Сегодня официальный представитель управления СК России по Коми рассказала «7x7», что Шаблаков находится в статусе подозреваемого, он дает признательные показания о том, что давал взятки. Были ли у компании «Воркутауголь» сигналы о том, что ее предыдущий директор дает взятки?

— Нет. Не понимаю, что ты имеешь в виду под сигналами.

То есть до суда вы ничего не будете комментировать по этому делу?

— Да и после суда мы не сможем. Комментировать действия бывшего работника компания не может.

Я вижу здесь противоречие. Один из лозунгов «Воркутаугля» и «Северстали» — «Безопасность превыше всего». Это написано почти на всех автобусах, принадлежащих компании. При этом бывший директор подозревается в том, что давал взятки тем, кто отвечал за технику безопасности. Как заявленные лозунги стыкуются с тем, в чем подозревают бывшего директора?

— Политика компании направлена на то, чтобы каждый человек соблюдал технику безопасности, честно работал. Но компания не может влезть в голову каждому сотруднику.

То есть то, что бывший директор мог давать взятки, которые могли влиять на технику безопасности, вы считаете частным случаем отдельно взятого топ-менеджера?

— Конкретное дело относится к конкретному человеку, а не к компании. По Уголовному кодексу ответственность за преступление несет совершивший его человек.

 

О связи «Северной алмазной компании» и «Воркутаугля»

 

 

Я много раз слышал о том, что часть горняков, которые трудятся под землей, не входят в штат «Воркутаугля». То есть вы привлекаете подрядные организации. Они устраивают к себе в штат людей, а вы разрешаете им работать под землей. Сколько человек вы привлекаете из подрядных организаций?

— В подземных условиях сегодня работает около 150 человек. Подрядные организации заняты исключительно на проходческих работах.

Когда произошла авария на «Северной», всех наших штатных работников мы трудоустроили на других предприятиях компании, за исключением тех, кто уволился или вышел на простой, то есть отказался работать. Из-за последних у нас образовался зазор в необходимой численности. Не все проходчики «Северной» заняли те позиции, которые необходимы для осуществления подготовительных работ. Чтобы закрыть этот недокомплект, компания наняла подрядные организации. В то же время сейчас компания организовала для бывших сотрудников «Северной» курсы проходчиков. Нам проходчики нужны. Первая группа завершила обучение, вторая продолжает учиться. Если будут желающие, то мы наберем еще группу.

«Воркутауголь» привлекала к работе специалистов из подрядных организаций и до аварии на шахте «Северная». Почему?

— Очень большой объем проходческих работ. Пока не хватает собственных квалифицированных кадров, компания будет привлекать подрядчиков. Как только появится должное количество проходчиков, которые обеспечат весь объем подготовительных работ, от подрядчиков будем отказываться.

На каких условиях «Воркутауголь» сотрудничает с подрядными организациями?

— Мы заключаем договор с компанией на предоставление определенных видов услуг и работ на производстве.

Давай про условия подробнее. Те, кто работает по договору с подрядными организациями, почти лишены соцпакета. На них не распространяется действие коллективного договора. Отчисление в Фонд социального страхования — минимальное. Пример. С ноября 2013 года по май 2015 года два человека погибли и трое пострадали из тех, кто работал на предприятиях «Воркутаугля», но был устроен в подрядной организации «Северная алмазная компания». Фонд социального страхования посчитал, что возместить затраты на лечение должна не Северная алмазная компания, а вы — «Воркутауголь». ФСС подал в Арбитражный суд Коми в 2016 году и выиграл это дело. «Воркутауголь» дважды оспаривала это решение в апелляции (суды в Кирове и Нижнем Новгороде), но проигрывала. 15 февраля 2017 года «Воркутауголь» оспорила эти решения в Верховном суде России. Почему компания не хочет компенсировать сумму пострадавшим?

— Судебное дело сводится к территориальному признаку причинения вреда, а не к юридическому лицу. Происшествия произошли на наших производственных объектах, поэтому и доплачивать нам. Апелляции — обычная практика для любых судебных разбирательств.

Я говорил с несколькими членами профсоюза. У них есть свое видение этой ситуации. Они считают, что «Воркутауголь» привлекает подрядные организации, в том числе и «Северную алмазную компанию», чтобы экономить. Вы согласны с такой оценкой?

— Наверное, у кого-то это так. Закон не запрещает привлекать подрядчиков. Я еще раз повторю, что они работают на проходке. И, как ты помнишь, после аварии на «Северной» с проходчиками из подрядных организаций попрощались [сотрудничество «Воркутаугля» и Северной алмазной компании было временно прекращено после аварии].

Но через несколько месяцев их снова пригласили на работу. Самое интересное, как мне кажется, в этой истории другое. Чуть меньше года назад «Воркутауголь» купила «Северную алмазную компанию». Это произошло 24 марта 2016 года. Получается, что есть люди, которые устроены в фирме, принадлежащей вам, работают на предприятиях, принадлежащих вам, но у них меньшие социальные гарантии, чем у штатных работников «Воркутаугля». Более того, на них не распространяется действие коллективного договора.

— Я не знаю про эту схему*.

Уже почти год люди работают в «Северной алмазной компании», которая принадлежит вам. А почему их нельзя устроить напрямую в «Воркутауголь»? Для чего нужна фирма-подрядчик?

— Я не знаю. Пока мне сказать на этот счет нечего*.

 

Лихопуд готов делать больше, чем его просят

Какие у вас отношения сейчас с профсоюзами?

— С профсоюзами у нас весь прошлый год были напряженные отношения. Постепенно мы наладили конструктивный рабочий диалог. Несколько недель назад мы подписали новый коллективный договор на ближайшие три года. Все стороны этот договор оценивают как успешный документ, учитывая нынешнюю экономическую ситуацию «Воркутаугля». Удалось сохранить льготы, преференции.

Когда я был здесь в прошлом году сразу после аварии на «Северной», то говорил с двумя десятками шахтеров. Большинство из них сказали, что профсоюзы «легли» под вас, их лидеры лояльны «Воркутауглю». Вы согласны с такой оценкой?

— Мой ответ на этот вопрос — не позиция компании, а мое личное мнение. В прошлом году отношения «Воркутаугля» и профсоюзов вообще нельзя было назвать гладкими. У профсоюзов было много претензий к нам. Уж не знаю, кто под кого лег.

У вас есть видение или оценки того, сколько жителей должно остаться в Воркуте, чтобы для вас это было наиболее выгодно? 80 тысяч человек, как сейчас, или, например, вам тут хватит и 30 тысяч?

— Компании необходима нормативная численность для работы на предприятии. Естественно, шахтеры живут с семьями. У нас нет точной цифры.

Новый гендиректор «Воркутаугля» Сергей Лихопуд назначен на свою должность более трех месяцев назад. Что ты успела узнать о нем? Что это за человек?

— Ну, Сергей Лихопуд уже работал в «Воркутаугле» — в должности директора по правовым вопросам. Он профессионал. Объясню на примере. В университете учат учиться: доставать разные сведения по крупицам, собирать их воедино. Вот у Сергея Александровича это очень хорошо получается. Он умеет быстро адаптироваться на новом месте. Он хорошо налаживает контакты с новыми людьми. И он очень вовлечен в развитие «Северстали» и «Воркутаугля», то есть готов делать больше, чем требует должностная инструкция.

 

* 23 февраля во время согласования текста интервью  Татьяна Бушкова дополнила расшифровку пояснениями о «Северной алмазной компании». «7x7» публикует их:

— «Воркутауголь» эту компанию не покупала. В декабре 2015 года она стала взаимозависимым юрлицом с «Воркутауглем», но это не значит, что «Воркутауголь» купила или является участником Северной алмазной компании. Подрядчик привлекается на отдельные работы, непродолжительные по времени. Будет ли новый объем работы — всегда вопрос. В Воркуте нет нетрудоустроенных специалистов без работы, нужно везти из других регионов. В Северной алмазной компании люди работают в основном вахтовым методом. Прием и увольнение сотрудников из других регионов — это дорогостоящий процесс с большим документооборотом и множеством юридических тонкостей. Проще покупать услугу, — указала Т. Бушкова.

24 февраля журналисты «7x7» попросили еще раз уточнить информацию о «Северной алмазной компании», которая, согласно выписке из единого государственного реестра юридических лиц, с 24 марта 2016 года принадлежит «Воркутауголь». Татьяна Бушкова признала этот факт и пояснила, что коллеги предоставили ей неверную информацию.

 


Реклама. Кто бы не хотел жить у моря? Наверное таких найдется единицы. Предлагаем вам найти квартиры в Горячем Ключе. Краснодарского края вместе с агентством "Атави+ Н". Мы поможем вам найти идеальную квартиру по хорошей стоимости. 


 

Максим Поляков, «7х7»

Комментарии (4)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
О.Н.Зуева
24 фев 2017 21:15

Максим, а ВЗАИМОСВЯЗЬ *ВУ* с *ДДС плюс* ?!
Я знаю еще не одну "компанию".....которая ПОСТАВЛЯЕТ шахтеров в *ВУ*. Сами "управленцы " находятся в Москве, а в Воркуте их представительства ....*Рога и копыта*, которые выполняют роль смотрящих. Деньги за работу шахтеров перечисляются из Москвы и, сколько кому вздумается .
В свое время Шумейко Е.А пытался разобраться с этими компашками. зарегистрированными и на Кипре и в Вологде и в Гуково и даже, в Днепропетровске (было). Обращался и в компетентные органы и, кого-то купили, у кого-то адрес регистрации сменился. Потом посадки .... и, в Сыктывкаре, ВЗРЫВ... посадки и в Воркуте.....
Короче: ДЕНЬГИ ПРАВЯТ ... жизнью людей.

валерий
25 фев 2017 01:58

работал на Северной , последнее время техники безопасности уделялось большое внимание , выделялось много денег , но эта политика была проработана не до конца из за этого всё и пошло на смарку . Профсоюзы продажные . Начальников участков , директоров меняли очень часто , естественно не с пользой для дела . Но главная причина случившего не это , и не газ (он был и будет ) и не человеческий фактор , главное это то что все обречены нарушать ТБ при этой системе оплаты. Необходимо убрать зависимость (достойного ) заработка от метров и тон .. тогда всё станет на свои места..

Алексей (горняк)
26 фев 2017 03:41

Валерий, все верно, остается только добавить, что при существующем ныне строе никто не будет убирать эту самую зависимость, а постараются сделать людей еще более зависимыми. Подобные вещи происходят и у нас на предприятии.

Петр
16 апр 2018 02:31

Не понятно одно , человек сам признался , что давал взятку за нарушение техники безопасности , и против него не возбуждёно уголовное дело ?????? Это как , господа ???? Ну ладно взятка , разоблачил, тех кому давал , но так сам же сказал , что просил нарушать и подвергал жизнь людей опасности ! И скорее всего виноват в смерти такого количества людей ???? И живет себе припеваючи теперь ... работает ещё на выше должности , убьёт ещё кого ...