Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Карелия

«Система ФСИН со времен ГУЛАГа стала более бесчеловечной». Члены СПЧ об итогах поездки в Карелию

Глава и члены Совета по правам человека при президенте прокомментировали свой недопуск в тюрьмы и СИЗО Карелии

Члены Совета по правам человека при президенте страны сравнили систему ФСИН России со сталинским ГУЛАГом. Такие выводы они сделали по итогам недавней поездки в Карелию. Члены СПЧ Андрей Бабушкин и Максим Шевченко рассказали об этом 15 февраля на пресс-конференции в Москве, сообщил корреспондент «7x7».

 

«Значительная часть карельских колоний — это колонии пыточные»

По словам Бабушкина, после сообщений о пытках в карельских колониях туда в начале ноября 2016 года выезжали правозащитники Игорь Каляпин и Павел Чиков, которые не смогли провести полноценную проверку. Им не дали ознакомиться с личными делами осужденных и понять, обоснованно ли на них накладывали взыскания и поместили в штрафной изолятор.

Перед выездным заседанием Совета в Петрозаводске, которое состоялось в феврале, правозащитники заранее сообщили о своей поездке в МВД и ФСИН России. И если полицейское ведомство показало спецприемник и следственный изолятор, то попасть в учреждения ФСИН они не смогли.

Если раньше они не пускали отдельных членов Совета, то в этот раз ФСИН России вышел на новый уровень: не был допущен СПЧ в целом во главе с руководителем, советником президента Михаилом Федотовым. Причин может быть несколько, но думаю, не ошибусь, если скажу, что значительная часть карельских колоний — это колонии пыточные, сказал Бабушкин.

По мнению правозащитника, в этих колониях режим содержания, правила внутреннего распорядка, полномочия сотрудников применяются не для достижения целей наказания, а для того, чтобы сломать человека, унизить его и спровоцировать неуважение к закону, власти, государству и обществу.

В качестве примера Бабушкин рассказал о заключенном одной из колоний, которого помещали в ШИЗО за то, что он молился во время, отведенное для прослушивания радиопередач.

Мы увидели преследования осужденных по религиозным мотивам. Людям мешали молиться, мусульман заставляли есть свинину. Когда христиане произносили православные молитвы, тоже подвергались репрессиям со стороны администрации колоний. Борьба с духовными аспектами жизни человека поставлена в колониях Карелии на широкую ногу, — сказал Бабушкин.

Как отметил Бабушкин, в колонии № 7, где содержался Ильдар Дадин, в правилах внутреннего распорядка не оговорено время для зарядки, личного времени, на посещение туалета отведено всего пять минут в день.

В целом, по его мнению, ФСИН России утратил контроль над процессами в ряде регионов, в том числе в Карелии, и в этих регионах создание «пыточных» колоний поставлено на широкую ногу. Бороться с этим никто не намерен, а когда кто-то из руководителей ФСИН пытается переломить ситуацию, «некие силы бьют ему по рукам».

На сегодняшний день ни у органов прокуратуры, ни у Следственного комитета, ни у ФСИН России нет механизма выявления и пресечения жестокого обращения и пыток. Нам не известно ни одного случая, когда бы была проведена полноценная проверка, — заключил Бабушкин.

 

«Система стала более закрытой»

Коллега правозащитника по Совету, журналист Максим Шевченко назвал позицию ФСИН, с которой они столкнулись в Карелии, удивительной.

По его словам, недопуск членов СПЧ в колонии можно объяснить режимом или карантином. Однако он назвал «принципиальной» и «оскорбительной» позицию ФСИН, сотрудники которой не пришли на круглый стол, организованный правозащитниками.

Она является крайне опасной, на мой взгляд. Я считаю, что это не позиция карельского УФСИН. Это позиция федерального руководства, которое хочет создать прецедент изоляции зон, тюремной чудовищной системы от независимых глаз правозащитников, а то и юристов. Следующие адвокаты на очереди. Идет так называемая заморозка режима и в том числе защиты осужденных, которые там находятся,— сказал Шевченко.

По его мнению, российская зона тяготеет к сталинскому ГУЛАГу, и это крайне опасно.

Когда вы видите ведомость заключенного, который работает по 10 часов в сутки при зарплате в 18 рублей, то знайте, что все его деньги отбирает себе руководство колонии, а стало быть, и руководство УФСИН. Мы часто критикуем ГУЛАГ за так называемую пайку в обмен на труд. Тут изменилось только то, что исчезли красные звезды, в остальном система даже стала более бесчеловечной, еще более закрытой. И если в гулаговское время хозяин зоны боялся открыто обогащаться, то сейчас они просто не боятся и воспринимают колонии как источник доходов для себя и руководства ФСИН, — рассказал член СПЧ.

Недопуск правозащитников в колонии Шевченко назвал саботажем, который говорит о том, что в колониях Карелии происходит что-то настолько ужасное, что сотрудники УФСИН сделали все, чтобы члены СПЧ не увидели, что там происходит. При этом информация все равно доходит до общества.

Что происходит в Карелии, российская зона прекрасно знает, — отметил он.

Шевченко также предположил, что ситуация в Карелии может говорить о попытке замораживания политического режима в стране, но при этом отметил, что это идет вразрез с тем, что говорит президент России. По его мнению, «номенклатурная знать» строит параллельное с российским государство и, чтобы защитить свои интересы, пытается держать на дистанции людей, которые угрожают их интересам.

Что касается УФСИН, то этот интерес носит финансовый характер, — сказал Шевченко.

Глава СПЧ Михаил Федотов также назвал ситуацию из ряда вон выходящим событием и высказал сожаление о том, что члены Совета не входят в список лиц, которые могут посещать учреждения ФСИН без специальных разрешений.

— Из этой ситуации есть один выход: предложить Государственной думе внести изменения в этот закон и включить туда членов Совета. Иначе мы должны будем сказать президенту, что мы не можем выполнить обязанности, которые на нас возложены. А мы обязаны информировать о положении дел с правами человека в стране, — сказал Федотов.

Виктор Иванов, «7х7»

Последние новости

Комментарии (8)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Иван Иваныч
15 фев 2017 21:47

есть хорошая идея- запустить в одну из колоний весь СПЧ в полном составе,, и не выпускать. Обществу будет больше пользы

123
16 фев 2017 15:35

Иван Иванович, ты в каком звании в УФСИНе???

Аноним
17 фев 2017 00:41

Есть идея получше — запустить в одну из колоний Ивана Иваныча и не выпускать его до тех пор пока он не докажет на практике целесообразность своей бесспорно революционной теории о «пользе обществу».

16 фев 2017 20:01

Я преподаватель, без звания. Плачу налоги, на них кушают СПЧ и еще многие организации. Осужденные в колониях, так же, за мой счет кушают. А, я пенсионер должен их обрабатывать, вместо заслуженного отдыха. Осужденные должны работать, содержать себя и администрацию. СПЧ должна заниматься созданием производств для осужденных. От безделья возникает много проблем. Надо смотреть в корень проблемы, а не выдумывать различные сказки, даже не побыв в колонии. Членам СПЧ надо очень внимательно следить за своей лексикой, в юридическом плане они вызывают социальные негативные действия со стороны отдельных слоев населения.

Аноним
17 фев 2017 00:44

Будем надеяться, что (как только вырастет цена на нефть) вам все же присвоят звание и повысят пенсию и все эти страшные , звероподобные, нелюди заключенные уже никогда не будут сниться вам по ночам на голодный желудок.

Уважаемому пенсионеру
17 фев 2017 09:31

В СССР ФСИН (или как его называли) тоже было государство в государстве ,а может еще и покруче ,но осужденные работая получали вполне приличную з/пл за свой труд ,при всех удержаниях и попробовало бы начальство Фсин украсть хотя бы один кирпич.

volgarch
17 фев 2017 12:37

Тогда работа была, а сейчас...

Евгений
23 фев 2017 17:00

Уважаемые правозащитники! Прежде чем говорить о зарплате осуждённых по глубже вникните в суть, ибо вы судите по верхушками проблем,я с 1993 г в производственном секторе УИС. Итак - про зарплату. Там, где работу сделает 1 человек, вынуждены трудоустроить 10, ибо трудоустройству подлежат все исковики и алиментщики и инвалиды,категории, которые как раз не желают работать. В нашей колонии исковиков 700 человек с суммой исков больше 200 млн. Где есть такое предприятие с таким количеством работников? Далее - по традиции СССР чем больше осужденный заработает тем больше вычтут на его содержание и выплату исков,алиментов. А кто не работает - не вычтут! И будет на гособеспечении! Разделение осужденных по количеством ходок принесло свои отрицательные результаты, а положительных - никаких! Делить нужно было по другим принципам. Материальная база производства - 40-х....70-х годов, ибо в 90-е и нулевые за счёт производства содержалась бюджетная сфера системы, в т.ч. питание и гасились долги бюджета перед поставщиками коммуналки. Инвесторы льгот не получают, а работают часто те,кто "сидел" или родственники осуждены. Произ.площади разваливается, оборудование давно устарело, госзаказа нет, производственные кооперативные связи разрушены пои приватизации, контингент - маргиналы и наркоманы, не нашедшие себя на воле. Кормят и одевают их хорошо, кстати. И защищают их - адвокаты, прокуроры и правозащитники. Сотрудники а не зэки - лагерная пыль, в отличие от ГУЛАГа. Посмотрите на текучку кадров. Реземируя, вкратце - чтобы быть правозащитником прав осуждённых нужно с совестью правозащитника поработать в системе ФСИН, а не "налетами". И - прокатитесь по тюрьмам США и СНГ, чьи граждане составляют 30% осуждённых. Откуда в Карелии мусульмане взялись? Решите вопрос с экстрадицией неграждан РФ за пределы. На каком моральном основании бюджет РФ их содержит, за чей счёт?