Собирается ежемесячно 52 347 из 250 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Рязанская область
  2. «Мы не знаем, твой конец близок ли, далек ли»: как и почему дом родителей Сергея Есенина окружили коттеджи

«Мы не знаем, твой конец близок ли, далек ли»: как и почему дом родителей Сергея Есенина окружили коттеджи

Путевые заметки с родины поэта, из села Константиново

Екатерина Вулих
Фото Екатерины Вулих

После недолгого перерыва в Рязани снова заговорили о судьбе села Константиново, охранных зон, природном ландшафте, виде самого музея-заповедника. Поводом послужили поручения Владимира Путина правительству Российской Федерации по поводу сохранения объекта культурного наследия федерального значения «Есенинская Русь — место, связанное с жизнью и творчеством поэта С. А. Есенина». Для этой цели будет создана межведомственная рабочая группа, в которую войдут представители Генеральной прокуратуры РФ, федеральной и региональной исполнительной власти, а также общественных организаций. Ответственными назначены вице-премьер Ольга Голодец, генпрокурор Юрий Чайка и губернатор Олег Ковалёв.

Между тем в Рязанской области сформировалась своего рода традиция: общественные активисты говорят о повсеместной застройке охранных зон, представители власти и их сторонники обвиняют их в некомпетентности и лжи, а публикации на тему застройки — провокациями.

Корреспондент «7x7» побывала на родине поэта, чтобы увидеть все своими глазами.

 

Об охранных зонах

Село Константиново находится на берегу реки Оки в 43 километрах от Рязани. Оно известно тем, что в 1985 году здесь родился поэт Сергей Есенин. Этот факт, а также изумительные природные ландшафты Рыбновского района привлекают туристов со всего мира. И не только туристов — желающих переехать сюда жить становится все больше.

До 2006 года в Константиново и окружающих селах не было никаких охранных зон, но и строительного бума тоже не наблюдалось. С 2006 были введены три охранные зоны: в первой, зоне Государственного музея-заповедника им. С. А. Есенина, разрешается строительство зданий, полностью совпадающих с историческим обликом тех лет. Вторая — зона природного ландшафта, в которой строить нельзя категорически. Третья зона — территории, на которых можно возводить капитальные строения, но с ограничением высотности. Сейчас во всех трех зонах охраны можно найти многочисленные нарушения.

 

Коттеджный поселок имени С. А. Есенина

Еще в 2014 году редактор рязанской «Новой газеты» Алексей Фролов на медиафоруме независимых СМИ рассказал Владимиру Путину «одну страшную историю» про застройку села Константиново. С тех пор то в одном, то в другом местном издании появлялись сообщения о новых постройках на территории охранной зоны, поэтому я приготовилась увидеть действительно что-то «страшное». Но не увидела. Напротив, некоторые двух- и трехэтажные коттеджи показались очень даже симпатичными, разноцветные заборы — надежными, а фундаментальные личные бани и гаражи — изыском архитектурной мысли. Домик родителей Есенина среди этих шикарных построек показался неказистым и даже убогим, а «придомовая территория» непростительно большой, так что все еще можно исправить: потеснить, урезать, уплотнить. Горькая ирония. Может быть, не вполне уместная — потому что родина поэта застроена практически от и до.

Путь в Константиново из Рязани лежит через Сидоровку, Раменские дворики и Белые Росы.

Первые капитальные строения мы увидели еще в Сидоровке, на земле, выделенной для садово-огородных нужд. Сразу же появились сомнения в том, что хозяева столь массивных домов собираются выращивать себе на пропитание картошку с хреном. В Раменских двориках стилизованные под старину коттеджи еще выше, стоимость участка без строения еще дороже — под 2 млн рублей. В объявлениях о продаже честно указано, что обитают в поселке «жители элит Рязани и Москвы».

В коттеджном поселке Белые Росы некогда хотели построить 550 домовладений, но что-то, видимо, не заладилось. Коттеджи имеются, хотя и не в таком количестве. Тут уже никакой стилизации: поселок пестрый, дома разнообразные, заборы разнокалиберные.

При въезде в село Константиново с правой стороны от дороги недавно построили новое фондохранилище, рассчитанное на 40 тысяч единиц хранения. В прошлом году было объявлено, что до 2017-го на этом же месте должны появиться конференц-зал, гостиничный комплекс и туристско-развлекательный центр. Трудно сказать, что фондохранилище гармонирует с окружающими его природными ландшафтами, но, как говорится, о вкусах не спорят.

 

 

 
 
 

 

Повернув по главной дороге на Федякино (оно граничит с левой стороны с Константиново и находится в охранной зоне, в прямой видимости от села, особенно зимой), сразу наткнулась на три любопытных объекта: недостроенный большой дом, летний домик и автокран. По словам экоактивиста и общественника Андрея Петруцкого, с которым мы отправились в поездку, этот кран стоит здесь уже года три. Но не это главное.

— Дома построены противозаконно, хозяин дачного домика в суде уже пообещал снести свое строение, на хозяина большого дома даже в суд не подавали. В чем тут секрет, не очень понятно. С судами вообще творится что-то из области фантастики. Появляется в охранной зоне новый коттедж, Минкульт подает исковое заявление, но в суде объявляют, что все сроки подачи заявлений просрочены. Или же подают, а потом отзывают иск. И строения легализуются. Таким образом узаконено уже 36 из 40 с лишним незаконно возведенных коттеджей. На днях уже в который раз пообещали ускорить снос построек, но каких — почему-то не обнародовали. Может, сарай у кого-то во дворе снесут или старое фондохранилище, построенное в 60-х годах прошлого века. В то, что снесут все постройки, диссонирующие с историческим обликом села, верится с трудом. А ведь стоило гораздо раньше снести хотя бы один дом — новых не возникло бы. Однако они растут как грибы после дождя, участки под индивидуальное жилищное строительство продаются и продаются. Большинство из них находится в охраняемых зонах, — прояснил суть дела Андрей Александрович.

Улица от территории, на которой расположен родительский дом Есенина с надворными постройками, до самого села Федякино застроена вся. С левой стороны коттеджи, с правой стороны — огромные владения с замками. С некоторых участков еще не вывезена строительная техника, не убран крупногабаритный мусор. Чтобы пробраться на берег Оки, приходится проехать по узкой дороге меж глухих заборов, возведенных почти впритык друг к другу. Свободный подъезд к реке есть на въезде в село Федякино, однако законопослушный гражданин туда не поедет, убоявшись грозного предупреждения: «Охраняемая частная территория. ВЪЕЗД ЗАПРЕЩЕН!».

 

 

 
 
 

 

Если приехать на родину Есенина в качестве туриста, надо напрячь все свое воображение, чтобы представить, какими же были природные ландшафты, всю жизнь вдохновлявшие поэта. Осталась призрачная надежда на понимание исторической среды, которая окружала Есенина. И мы отправились к родительскому дому, то есть в самое сердце музея-заповедника.

 

За амбаром — совсем не даром

Если встать в центр комплекса, то не увидишь ничего лишнего. Только Казанскую церковь, дом священника Смирягина, усадьбу помещицы Кашиной, березовую рощу со множеством грачиных гнезд. Несколько портит вид полуразрушенный дом, расположенный вплотную к дому Есенина. По слухам, владельцы были согласны продать его сначала за 3 млн рублей, потом за 5, теперь цена подскочила до 8 млн рублей. Надо полагать, цена будет расти и дальше.

 

 

Стоит сделать шаг вправо, шаг влево, как начинают вылезать «уши» новостроек. К примеру, уже ставший известным дом некоей гражданки М. Д. Митиной, — по слухам, московского предпринимателя (эти инициалы и фамилия фигурируют во всех судебных делах и отчетах Минкульта, но что это за персонаж, мало кто знает). Уж и бронзовый Есенин смотрит на него долгие годы, не в силах отвести глаз, и вице-губернатор Сергей Филимонов еще в 2014 году грозился «активизировать работу судебных приставов», чтобы снести строение, но — никак. Ни предписание суда, ни мировое соглашение с обещаниями снести самострой своими силами никак не повлияли на местоположение дома. Пока никто не осмелился подъехать к незаконно возведенной пристройке на бульдозере.

В усадьбе отчего дома хоть и проведена масштабная реконструкция, а ощущение старины передано целиком и полностью. Сам дом из темно-коричневых бревен, белоснежные резные наличники на окнах. Надворные постройки — рига, амбар… И прямо за ними — новые коттеджи, один другого краше. Особое внимание привлекает ближний дом из красного кирпича с фигурной крышей. К слову сказать, на «Яндекс-картах» на этой стороне улицы коттеджей как не было, так и нет.

 

 

 
 
 

 

— Мне кажется, этот коттедж новый, летом построен, раньше я его не видел, — комментирует Петруцкий. — Смотрите, как зимой вся коттеджная улица просматривается. Вот парадокс: если куда и ехать иностранным туристам, то только сюда, а здесь они не понимают, чему удивляться: то ли старине, то ли безвкусице, то ли хамству вот этих вот «предпринимателей». Ведь в этой зоне можно строить только то, что один в один будет похоже на дореволюционные постройки, либо проводить реконструкцию. О, да вот же!

Действительно, на центральной улице села почти друг напротив друга стоят два старых дома, обложенные блок-хаусом «под бревно». Чисто, аккуратно, культурно. И не выделяется из исторической среды, и нет никаких нарушений.

— Все ждали появления проекта достопримечательного места «Есенинская Русь», заказанного фирме ООО «Градостроительная мастерская» из Иванова. Проект должен был окончательно оградить есенинские места от застройки, а оказалось — все наоборот. В нем было разрешение на застройку нерегулируемой высотности, застройку береговых склонов. На методическом совете, который состоялся в ноябре в Министерстве культуры РФ, так и сказали, что это — план застройки, а не план охраны места. Проект отправили на доработку, но кто будет его переделывать, пока не очень понятно: фирма-проектировщик решила самоликвидироваться. Зато стало понятно, почему долгое время общественникам даже не давали подержать в руках этот документ. Он защищает только застройщиков, но никак не «Есенинскую Русь», — уверен Андрей Александрович.

На минувшей неделе стало известно, что на заседании комиссии при правительстве Рязанской области по вопросам сохранения, использования и популяризации объектов культурного наследия было предложено объявить 2020 год — 125-ю годовщину со дня рождения поэта — Годом Есенина. А это — широкие гулянья, песни и танцы, салюты и огромные бюджетные средства. Но удастся ли нам к тому времени отыскать домик Есенина среди индивидуальных жилых дворцов, принадлежащих «уважаемым людям»? Уважаемым гораздо больше, чем память о нашем великом земляке.

Материалы по теме
Мнение
17 июл 2015
Игорь Олин
Игорь Олин
Они же - власть, они - хозяева земли русской, а кто такие вы и кто такой Есенин?
Мнение
9 авг
Олег Козловский
Олег Козловский
Прошел год с начала протестов в Беларуси
Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
13 дек 2016 01:25

Есть богатый проект - был бы бедный поэт...

Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
Рязанская областьВластьИсторияКультураОбщество
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!