Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми

Без права на лечение: как онкобольного нефтяника Акифа Саядова из Коми приговорили к заключению

Правозащитники назвали это уголовное преследование прямым нарушением прав человека

История с уголовным преследованием экс-депутата Госсовета Республики Коми, гендиректора ОАО «Ухтанефтегазгеология» Акифа Саядова длилась около двух лет. В августе 2016 года его приговорили к четырем годам колонии общего режима за растрату и мошенничество. За все это время суд не позволял пройти ему медицинское освидетельствование. У осужденного — тяжелая стадия онкологического заболевания. Корреспондент «7x7» восстановил хронологию событий и попытался разобраться, есть ли в этой истории конфликт интересов.

Нефтяник

Акифу Саядову — 65 лет. Он заслуженный геолог и нефтяник. В 1974 году Саядов окончил Азербайджанский институт нефти и химии им. М. Азизбекова по специальности «Инженер химик-технолог». В 1990 году его, как специалиста, пригласили в Коми, чтобы возглавить управление производственно-технического обеспечения ОАО «Ухтанефтегазгеология». В 2008 году Саядов стал генеральным директором этого государственного предприятия. На тот момент оно было убыточным, но за несколько лет при руководстве Саядова вышло в прибыль.

В 2011 году его избрали депутатом Госсовета Коми по интинскому одномандатному округу. На этой должности он рассматривал обращения горняков из шахты «Интауголь», которые жаловались на задержки зарплаты. Также Саядов помогал азербайджанской диаспоре в республике и стал ее неформальным лидером. Ученый и общественник Дмитрий Несанелис называл его «человеком мира, космополитом, человеком высокой культуры и диалога».

Какие обвинения предъявили

В октябре 2014 года Саядова арестовали во время подготовки к очередному курсу химиотерапии. Его подозревали в совершении преступлений, предусмотренных статьей 160 Уголовного кодекса («Присвоение вверенного имущества») и статьей 174.1 («Легализация денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления»). По данным следствия, при заключении договоров поставки и хранения оборудования для геологоразведочных работ Саядов присвоил порядка 42 миллионов рублей компании, которые затем легализовал. 

«С января 2009 года по март 2013 года по указаниям гендиректора ему начислялась и выплачивалась заработная плата в период его поездок в Республику Азербайджан, которые осуществлялись в личных целях без оформления необходимых в данных случаях документов о командировках либо отпусках. Всего необоснованно руководителю было выплачено более 1,2 млн руб., чем причинен имущественный ущерб предприятию на эту сумму», — сообщал Следственный комитет по Республике Коми.

В ходе обысков изъяли все медицинские документы подозреваемого. Сразу после задержания Саядова увезли в Кировскую область, под предлогом того, что там он сможет обследоваться в хорошей клинике.

Приговор вынесли без Саядова

На первом же судебном заседании адвокаты настаивали на изменении меры пресечения на любую, не связанную с содержанием под стражей. Они подчеркивали, что состояние здоровья их подзащитного тяжелое и в условиях СИЗО ему не может оказываться необходимая помощь. Допросили и лечащего врача Бадму Башанкаева, который заявил, что лечение нельзя прерывать. Диагноз Саядова (рак лимфы) входит в перечень заболеваний, которые в соответствии с постановлением правительства РФ являются препятствием для содержания под стражей. 

После ареста Саядова в Коми началась кампания в его поддержку. Депутаты Госсовета Коми и коллектив «Ухтанефтегазгеологии» писали письма в его защиту в Генеральную прокуратуру, в прокуратуру Коми и в суд. Коллеги настаивали на изменении меры пресечения. Тогда суд не выпустил его из-под стражи. Обвиняемый назвал происходящее в суде «расправой» над ним и пообещал найти тех, кто его «заказал».

В декабре 2014 года Саядов официально отказался от лечения в Кировском НИИ гематологии и переливания крови. Он надеялся, что его переведут обратно в республику Коми, так как причин для нахождения в Кирове у него больше никаких не будет. Председатель ОНК Кировской области Артур Абашев сообщал, что Саядов жаловался на свое здоровье. 

В Коми Саядова так и не перевели. В свою очередь, он не раз просил общественников «спасти его от беспредела» и писал о том, что его здоровье ухудшается.

В начале 2015 года суд рассмотрел аппеляционную жалобу адвокатов об изменении меры пресечения. «Прошу вас, Ваша честь, слушать сердце и следовать закону, — сказал Акиф Саядов в своем последнем слове. — Я никуда не собираюсь уезжать. Хочу вас только попросить о том, чтобы у меня появилась возможность продлить себе жизнь. Помогите, сделайте так, чтобы меня лечили, выберите любой путь, но чтобы мой внук потом не говорил о том, что его дедушка умер в СИЗО», — говорил тогда экс-депутат в последнем слове. Прокурор настаивал на обратном, и суд снова оставил Саядова под стражей.

Несколько раз адвокаты ходатайствовали об изменении ему меры пресечения, но безуспешно. Отпускать депутата из-под стражи несколько раз отказывался Сыктывкарский горсуд, а затем и Верховный суд Коми. Только в конце июня 2015-го суд находит в деле недоработки в обвинительном заключении. Дело снова пересмотрела прокуратура. Через год, в мае 2016 года, после медэкспертиз, подтверждающих ухудшение здоровья, его отпустили под залог в 3 млн рублей, а затем и под домашний арест.

В августе 2016 года Саядова приговорили к четырем годам лишения свободы и штрафу в 1 млн рублей за присвоение и растрату в особо крупном размере, растрату имущества, а также за мошенничество. 

О вынесенном приговоре экс-депутат узнал в московской клинике от пришедшего к нему в больничную палату сотрудника уголовно-исполнительной инспекции. Он сам приехал в Ухту на такси и добровольно сдался сотрудникам УФСИН России по Республике Коми. Тогда его уже успели объявить в розыск.

Сейчас Акиф Саядов находится в отделении гематологии Коми республиканского онкологического диспансера. Но туда он попал не сразу: в начале августа 2016 года Саядов находился в СИЗО №2 в Сосногорске, через неделю его перевели в 18-ю горбольницу Сыктывкара (и поместили в спецблок для арестантов), спустя несколько дней — в СИЗО №1, где, по словам дочери осужденного, Нигяр Саядовой, не было препаратов для лечения. После этого Саядова обратилась к замначальника управления ФСИН России Ирине Ларионовой и пожаловалась, что курс химиотерапии прервался с начала августа. После этой встречи Акифа Саядова удалось перевести в онкодиспансер.

Адвокатам не удалось обжаловать меру пресечения, апелляция будет рассмотрена в ноябре. 26 октября суд отказался направить на медицинское освидетельствование Саядова. Нигяр Саядова рассказала «7x7», что после 5 курса химии с нарастающей токсичностью состояние у ее отца нестабильное.

«Это беспредел и грубое нарушение прав человека»

По словам адвокатов и родственников, должного лечения и ухода в медсанчасти СИЗО Саядов не получал, так как лимфома должна лечиться в специализированном стационаре. На момент ареста у него были злокачественные образования в лимфоузлах в подмышечных областях, а сейчас они воспалены практически по всему телу. Ко всему прочему, у Саядова сердечная недостаточность, гипертония, остеохондроз позвоночника.

По словам Нигяр Саядовой, курс лечения не удавалось осуществить должным образом из-за судебных заседаний и нахождения в СИЗО. Нужен был покой, наблюдение врачей, а после химиотерапии Саядов отправлялся снова под арест. «Папа оставляет лечение кардиологическое свое, пишет бумагу, что под свою ответственность. Мы настаивали, чтобы он не выезжал. Он сказал, что если он не приедет, то они скажут [суд], что он сбежал. Он приезжает на суд. А лимфоузлы были огромные, сдавливали. Руки-ноги были отечные», — вспоминает она. Девушка утверждает, что в СИЗО ее отцу не вводили нужные препараты, даже температуру не измеряли.

Адвокат Михаил Жилин рассказал в интервью для «7x7» о здоровье Саядова. 

 

Правозащитник Игорь Сажин назвал это дело «беспределом».

— Нарушение его прав заключается в том, что ему запрещают пройти медобследование, — прокомментировал он для «7х7». — Суть системы наказания в том, что человека лишают свободы, но все остальное ему должно быть доступно, как и обыкновенному человеку. Другими методами люди не должны караться. Если на свободе человек может пройти медобследование, то почему в СИЗО его лишают этого права? 

В начале июня 2016 года началось рассмотрение жалобы в Европейский суд по правам человека. Представитель РФ в суде признал наличие нарушений и предложил компенсацию за незаконное задержание в размере 800 евро. Акиф Саядов от нее отказался и настоял на рассмотрении дела в ЕСПЧ. 

Во второй части материала, мы представим мнения разных сторон, общественников и депутатов, их версии причин заведения уголовного дела, и постараемся разобраться в вопросе, есть ли в этой истории конфликт интересов. 

Наталья Вольная, «7х7»

Комментарии (6)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Владимир Иванович
01 ноя 2016 17:57

Защитник прав. сажин! Защищаемый тобой саядов, тебя переживет.

Правка
01 ноя 2016 18:14

как онкобольного нефтяника Акифа Саядова из Коми приговорили к заключению...............................................

Мошенник он и ворюга, а не нефтяник.

01 ноя 2016 18:39

Kozel ne osujdaj togo kovo ne znajeş

kozel
01 ноя 2016 19:20

Ichaka osydil syd t.k vor i machennik. Teper ichak v tyrme, tam i zdohnet.

бз
03 ноя 2016 06:50

Воровал миллиарды, а штраф 1млн руб..Статья явно заказная., бьют на жалость.Наверное,и диагноз куплен.

бз
20 ноя 2016 18:38

А может я ошибаюсь? Никому уже не хочется верить...

Последние новости