Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Марий Эл

Родители погибшего на экзамене в ОМОН Йошкар-Олы Максима Ядыкова подали иск к МВД

Руководство МВД по Марий Эл не принесло официальных извинений родителям после смерти их сына

В городском суде Йошкар-Олы 26 октября состоялось предварительное заседание по делу о взыскании компенсации с министерства внутренних дел за гибель в результате экзамена при поступлении в Йошкар-Олинский ОМОН жителя Марий Эл Максима Ядыкова. Корреспондент «7x7» посетил заседание.

Интересы родителей погибшего представляет юрист Комитета по предотвращению пыток Дмитрий Яликов. Он сообщил в суде о сути позиции Анатолия и Риммы Ядыковых:

— 22 февраля следствие вынесло постановление о прекращении уголовного дела, возбужденного за восемь месяцев до этого по части 1 статьи 109 Уголовного кодекса — «Причинение смерти по неосторожности». Следствие не нашло события преступления. Однако известно, что в штате отряда милиции особого назначения числились в октябре 2014 года два врача с высшим медицинским образованием. В день проведения экзамена 9 октября они не присутствовали на нем. Присутствовал лишь боец ОМОН, имеющий среднее медицинское образование. Однако и он присутствовал не в качестве медицинского работника. В 2015 году при проведении экзамена для претендентов на место в спецподразделении произошли изменения: на каждом бое присутствовала бригада скорой помощи.

Если исследовать материалы уголовного дела, то проведение экзамена завершилось четырьмя гематомами головного мозга у Максима Ядыкова. Они появились в результате его участия в экзаменационном бое. Их нанесли ему во время трехраундового поединка. Никто не оспаривал, что умер он из-за гематом, кровоизлияния в мозг. Мы считаем, что руководством Йошкар-Олинского ОМОНа было нарушено положение, на основани которого проходит экзаменационный бой. В документе сказано о том, что кандидат ведет трехраундовый поединок с одним инструктором. Замена бойца ОМОНа возможна в случае, если кандидат имеет явное преимущество. Из материалов уголовного дела известно, что каждый из трех раундов Максим Ядыков проводил с новым соперником. Было грубое нарушение: наличия оснований для замены бойцов ОМОНа не было. Об этом свидетельствует видеозапись боя. На ней видно, что бой проходит с явным преимуществом бойцов ОМОНа. Это можно определить по защитной позиции Максима, которую он занимал в начале каждого раунда, и по количеству ударов. Их в основном наносили инструкторы спецподразделения. В этой ситуации бой должен был быть остановлен ввиду явного преимущества одной из сторон. В третьем раунде он потерял сознание: кома, реанимация, операция, смерть.

Законы Российской Федерации о полиции, о здравоохранении, Конституция страны, Европейская конвенция — везде прямо закреплено право на жизнь. Полагаем, что государство должно было принять все меры для того, чтобы сохранить жизнь Максима Ядыкова. На экзамене же проверялась стойкость организма кандидата к ударам бойцов ОМОНа, а не уровень подготовки. Врачи не смогли его спасти: сказали при доставке Максима в городскую больницу о том, что случай очень тяжелый, шансы на выживание минимальные.

Следствие не нашло статьи Уголовного кодекса, которая была нарушена. Максим, устраиваясь на работу, находился под контролем государства. Пришел живым, а вернулся — трупом. Если бы экзаменационный бой был вовремя остановлен, Максим пришел бы домой с телесными повреждениями, но он был бы жив.

 

Максим Ядыков

 

В мае 2016 года Анатолий Ядыков написал обращение президенту России. Пришел ответ, в котором сказано о том, что наставление о проведении экзаменационных боев действительно оставалось недоработанным. В 2015 году были повышены требования к обеспечению медицинского присутствия на экзаменах в спецподразделениях полиции.

По мнению представителя ответчика — начальника правового отдела МВД по Марий Эл Сергея Киреева, судебный процесс будет тяжелым:

— Речь идет о компенсации морального вреда. Но компенсация возможна, лишь если доказана вина в причинении вреда. В статье 100 Гражданского кодекса есть закрытый перечень оснований для присуждения компенсации в исключительных случаях. Ваш случай в нем не указан. Я при рассмотрении дела буду ссылаться на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное 22 февраля. Никакой вины сотрудников ОМОНа установлено не было.

Представитель прокуратуры уточнила у ответчика, оказывали ли помощь Максиму Ядыкову и его семье сотрудники ОМОНа, МВД. Она имела в виду и медицинскую помощь и материальную, ведь молодой человек погиб сразу после экзаменационного боя. Второй вопрос касался официальных извинений со стороны руководства правоохранительных органов родителям погибшего.

Киреев ответил, что не располагает никакими данными ни по первому вопросу, ни по второму. Присутствующие на предварительном заседании Римма и Анатолий Ядыковы ответили, что не получали никакой материальной помощи от полицейских. Им до сих пор не было принесено никаких извинений от имени руководства МВД.

На замечания представителя министерства внутренних дел эмоционально отреагировал отец погибшего Максима Ядыкова:

— Уголовное дело вели три следователя. Каждый раз их заменяли после вынесения очередного отказного постановления. Следствие предвзято. Как можно говорить о том, что никто не виноват? Я не доверяю следователям.

Анатолий Ядыков ответил на вопрос судьи, почему он не обжалует последнее из постановлений следователей, решивших, что уголовное дело можно закрывать.

— Почему не собирался обжаловать в течение полугода? Я научен. Торопиться теперь не собираюсь.

На этом предварительное заседание по делу завершилось. Первое заседание по существу состоится 1 ноября.

Дмитрий Любимов, «7х7»

Комментарии (8)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

"Уголовное дело вели три следователя"
и " Каждый раз их заменяли после вынесения очередного отказного постановления" -
это НЕ ШТУКА.
А вот бывает такая ШТУКА, когда после очередного отказного постановления его очередное рассмотрение поручается ВСЁ ТОМУ ЖЕ Д/Л, которое ранее уже выносило отказ, которое всё так же "гнёт свою линию", ибо оно, видите ли, независимо ни от кого и ни от чего.
Вот это - запредельный беспредел (пардон за абракадабру).
А вообще (как бы - между нами говоря), там, в этих, типа, "правоохранительных" органах, что так, что этак - всё равно будет так, как скажет руководство, а не как диктуют реальные обстоятельства дела. Проверено лично и не единожды.

Молодец!
26 окт 2016 22:25

Только вот кто будет отвечать от руководства МВД?, в то время там заправлял "десантик" ... Или как всегда сделают крайним кого-то из сотрудников ОМОНа....

прикольный юрист
27 окт 2016 00:19

у МВД. Он даже не знает, что ст. 100 гражданского кодекса рф, говорит о компенсации услуг представителя, что сейчас речь идет совсем о другом и не является предметом спора.

Про ошибки
27 окт 2016 19:43

Это в статье журналиста ошибка, - речь шла о ст.1100 ГК РФ. Учите матчасть

Лев Давидович
27 окт 2016 11:29

Шёл бы как, все деревенские финоугорские парни, отслужившие в армии, в ППС или ОВО - жил бы дальше, алкашей обирал. Имел бы кокарду, власть и пенсию- мечта несостоявшегося животновода.

Орион
27 окт 2016 15:07

Жизнь суровая штука. Парень знал на что шел и делал это сознательно. Работа в силовых структурах, тем более основной задачей которой стоит усмирение и угнетение СВОЕГО народа всегда сопряжена с угрозой жизни и здоровью. Раз он избрал такой путь, значит был готов как убивать не раскаиваясь, так и умереть не задумываясь. Так кто должен отвечать за принятое парнем решение? Отвечая на этот вопрос держите в голове, что смерть произошла на испытание моральных и физических качеств кандидата идущего нести смерть и принимать смерть.
Соболезнования близким.

ориону
27 окт 2016 15:48

как бы ты пел за своего ребенка.

Бывший и настоящий
28 окт 2016 14:48

Алкашей обирал..Нести смерть.Господа писарчуки не мелите ерунду.Сначала поработайте лет пять ....Петь будете по другому.По ночам поездите...В праздники .Да что Вам говорить то.Видно бывшие жулики или еще хуже.