Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми
  1. article
  2. Республика Коми

«Ради своих семей чиновники проведут честные выборы». Размышления председателей УИКов в Сыктывкаре

Корреспондент «7x7» побывал на участках, «отличившихся» во время предыдущих выборов в Госдуму

Максим Поляков
Фото Кирилла Шейна

Избирательные участки в Сыктывкаре № 44 и 48 особенные. На них пять лет назад на выборах в Госдуму «Единая Россия» получила самый маленький и самый большой результат (28 и 76%). Корреспондент «7x7» отправился туда сегодня, чтобы посмотреть, как проходят выборы. Его гипотеза подтвердилась: на участке № 44 использовались комплексы электронного голосования. Возможно, именно поэтому результат единороссов был не таким большим.

 

«Вы что, какой протест!»

На часах 11:30. Участок №48 после 2013 года поменял номер и переехал: раньше голосовали в левом крыле второго корпуса бывшего Коми государственного педагогического института (сейчас корпус СыктГУ), теперь в холле.

 

 

— Нам запретили в МЧС, — рассказывает секретарь участковой комиссии Галина Сикорская, которая встретила корреспондента «7x7». — Они сказали, что должно быть два пожарных выхода. Вот мы и переехали.

 

Галина Сикорская

 

Для директора детского сада Галины Сикорской это вторые выборы, на которых она в качестве председателя, раньше она просто работала в комиссии.

— У меня много энергии, которую надо направить в нужное русло, да и команда у нас хорошая, — хвалит своих коллег по детскому саду Сикорская.

Участок открылся без нарушений, да и вообще эти выборы проходят спокойнее, говорит председатель. Спрашиваю про явку. Пока небольшая. Уточняю, как она относится ко мнению части общества, которая не хочет идти на выборы, потому что считает, что «за них и так все уже решено».

— Есть люди, которых не переубедить.

А что вы по этому поводу думаете?

— Когда я сидела в комиссии, я тоже так думала. Что только не говорили. А сейчас все предельно прозрачно. Даем возможность проголосовать. Я бы не сказала, что активность понизилась, — говорит чуть тише Сикорская.

Рассказываю председателю про выборы в Госдуму 2011 года в Сыктывкаре, после которых даже состоялся митинг на Театральной площади, куда пришли недовольные результатами люди.

— Каждому не угодишь. У каждого свои потребности. Если человек активный, он найдет, где себя реализовать.

Сикорская слушает мой рассказ про уголовное дело члена ТИКа Воркуты Кирилла Арабова. Один из кандидатов передал ему деньги, после чего Арабова задержали. Следствие говорит, что это взятка. Подозреваемый утверждает, что это плата за помощь в организации избирательной кампании. В разговоре с корреспондентом «7x7» недели две назад Арабов признался, что 100 тысяч рублей — это не те деньги, за которые можно было бы подкупить председателя комиссии.

Вам деньги предлагали?

— Мы работаем за зарплату. У нас есть ведомости. У нас расписан график: сколько отработал, столько и получил. Я работаю второй созыв. И все видно: кто и за что получает. Я в садике не могу коробку конфет взять, — выдыхает Сикорская.

Удивляет то, что человек открыто об этом говорит, называет расценки.

— Я не могу комментировать. Я с такой ситуацией не сталкивалась. А если столкнусь, то я знаю все требования. Зачем? — улыбается председатель.

Напоминаю Галине Сикорской про бывшего председателя ТИКа Сыктывкара Всеволода Хорунжего, который, покинув комиссию, стал вести тренинги по противодействию наблюдателям на выборах.

— Тренинги — никогда не плохо. Не все нормативные документы можно прочитать. Я закон о выборах и референдумах просматриваю, но глубоко не изучала. А тот, кто был председателем территориальной комиссии, знает все нюансы лучше. Любые тренинги не лишние. Быть подкованным — это неплохо.

Но здесь же важен контекст. Многие уверены, что на прошлых выборах были подтасовки. Наблюдатели мешали их проводить. А тут проводится тренинг, как избавиться от наблюдателей.

— Я не могу сказать по этому вопросу. У меня подтасовок нет. Может быть, оттого, что я очень молодой председатель, — улыбается Сикорская.

Признаюсь, почему пришел: «Единая Россия» набрала самый большой процент в Сыктывкаре.

— В прошлом году тут [на выборах главы Коми] тоже высокий балл набрала. Все зависело, наверное, от того уровня доверия, который мы оказывали главе Коми [Вячеславу Гайзеру]. Но ведь стабильность действительно есть. Сегодня знать, что ты получишь зарплату, что выполняются послания президента, — это большой плюс. Я вообще 1998 год помню, когда зарплаты не было. А сегодня мы можем ездить к месту отдыха бесплатно. А так, конечно, обидно, — снова выдыхает Сикорская.

 

 
 
 

 

***

В комиссии в основном сидят взрослые люди. Среди них выделяется Михаил Мигловец.

 

Михаил Мигловец

 

— Мне просто стало интересно, и я пошел. Еще в 2011 году. А потом втянулся. Я хотел посмотреть все это изнутри. В студенчестве был легкий бунт: все продано.

А как? Все продано? Вот уголовное дело завели против бывшего председателя Избиркома Коми Елены Шабаршиной. Она подозревается в том, что брала взятки от бывшего руководства Коми.

— С Шабаршиной я чай не пил. В пределах участка все чисто и законно.

Я пришел сюда, потому что на прошлых выборах «Единая Россия» набрала больше всего голосов.

— Я не удивлен. Тут голосуют студенты.

Так ведь это студенты. Они вроде как должны бунтовать.

— Нет. Возможно, их стимулируют. Ими управлять легко. Какой протест?

На участке несколько наблюдателей. В первом ряду сидят две девушки — Анна Каталова от «Единой России» и Маргарита Сметанина от КПРФ.

 

Анна Каталова

 

Анна говорит, что пришла потому, что борется за соблюдение прав, а еще ей импонируют единороссы. Маргарита по образованию юрист, стала наблюдателем, чтобы посмотреть на выборы изнутри. Обе говорят, что участок хороший, спокойный.

 

Маргарита Сметанина

 

Рассказываю им про цифры «Единой России» на этом участке в 2011 году, про митинг на Театральной площади, спрашиваю, что думают. Анна Каталова задумывается, молчит и поворачивает голову в сторону Маргариты.

— Раз народ вышел, значит, были основания, — говорит Маргарита Сметанина.

Обе заверяют, что возьмут копии протоколов и отнесут в штабы.

***

Около буфета совсем нет людей. Прилавки полны булочек и беляшей. За ним стоят две женщины лет 35–45.

— У нас уже много купили, поэтому мы попросили принести новые пирожки, — говорит одна из них.

 

 

Обе женщины признаются, что не успеют проголосовать сегодня, но не видят в этом большой проблемы.

— Я думаю, Гапликова и так выберут. А кого еще, — говорит молодая.

— К нему привыкли, — отвечает та, что постарше.

— Главное, чтобы «Единая Россия» была. Путин ведь адекватный у нас. Медведев.

— Медведев? — переспрашиваю. — А как же его фраза про то, что «денег нет, но вы держитесь»?

— А когда он такое сказал? — спрашивает та, что помоложе.

— Было-было, — говорит ее напарница.

— На встрече с людьми пару месяцев назад, — поясняю.

— Да, есть такое, — говорит та, что постарше. — Задержки по зарплате есть, безработица. Вот «Ассорти» [торговая сеть] закрыли.

— Надо Брежнева поднять. Сталина.

— Ужас какой, — не могу сдержаться.

— Ты бы еще Ленина подняла, — обратилась та, что постарше, к коллеге.

 

 

«Чтобы не раскачивать лодку»

Участок № 44 в школе № 18 расположен в спортзале. Недалеко от урн стоит гимнастическое бревно, позади — баскетбольный щит с ярко-оранжевым рисунком мяча, горшки с цветами.

Председатель комиссии, директор школы и учитель истории Ольга Мартакова рассказывает, что работает в этом статусе третьи выборы, но раньше была членом комиссии. Сегодня она пришла в пиджаке, на левой руке изящные часы на кожаном ремешке.

— Мне было интересно пройти эту процедуру, чтобы детям на уроках объяснить. А потом, я доросла: меня пригласили сначала зампредседателя, а потом председателем. И сейчас я надеюсь проработать до 2018 года, — Ольга показывает памятку для работников УИКов, которую выпустили в помощь работающим на выборах.

 

Ольга Мартакова

 

Рассказываю ей о том, что в 2011 году на этом участке [тогда он был больше, а сейчас его разделили на два] «Единая Россия» набрала меньше всего голосов в Сыктывкаре. Мартакова начинает вспоминать те выборы: тогда они работали с комплексами электронного голосования (КЭГ).

— Вывод делайте сами. Мне себя порочить не хочется, — улыбается Мартакова. — С непривычки с КЭГами было непросто работать. Машина могла зависнуть. Но мы не тетечки-информатики. Мы тетечки-филологи. Мы смотрели как бараны на ворота. Без этой «электроники» легче.

— Что вы ждете от этих выборов? Они будут честными?

— Это не с людьми связано. Это вертикаль власти, система. Шабаршина, Попова, Сидорова. Если так все выстроила вертикаль власти, то к чему персоналии? Сейчас задача поставлена [провести выборы честно]. У власти есть доверие. И чиновники ради своих семей и зарплат выполнят поручение.

— Мои наблюдения другие. Авторитет есть только у одного человека — Владимира Путина.

— Но у него же команда.

— Это Медведев с его «денег нет, но вы держитесь»?

— Дурь каждый может ляпнуть. Но команда сильная. Я, как историк, стала чувствовать эти внешние угрозы. Мир может рухнуть. И я понимаю, что гораздо умнее об этом рассуждает этот человек и его команда.

— А откуда вы берете информацию для анализа того, что происходит в стране?

— Я ваш новостной портал читаю. Где я только не хожу. Я буду сидеть два часа и читать, если интересно. Но я не смотрю «Давай поженимся». Но «Время», вечерние новости — это свято. А программа Соловьева — моя любимая. Мне интересно видеть эти умы и персоналии.

Разговор заходит и об арестованном экс-главе Коми Вячеславе Гайзере. Ольга Мартакова признается, что первые два месяца не могла поверить, что руководители Коми могут быть коррупционерами, но с каждым днем ее мнение менялось:

— Он просто оказался в ненужное время в ненужном месте. Несмотря на все его таланты, его демократические па — когда ходил по улице без охраны, здоровался с продавцами в магазине — и уже поэтому у меня было доверие. Какой он вор? Я так и рассуждала.

Шансы основного претендента на пост главы Коми, нынешнего врио главы Сергея Гапликова она оценивает высоко. Говорит, что он сможет удержать регион, так как это человек президента.

— Конечно, я проголосовала за Гапликова, за «Единую Россию». Я преподаю в старших классах, знаю, что такое революция. На дворе 16–17 год [XX века]. И я понимаю риски. Я это сделала, чтобы не раскачать лодку. Но если бы мы жили в другие времена, я бы засомневалась, — завершает беседу Мартакова.

Наблюдатели на участке сидят поодаль от урн и столов, где выдают бюллетени. Алексей Канев, в недавнем прошлом студент исторического факультета, признался, что ему интересно следить за выборами. Зарегистрировался от КПРФ.

 

Алексей Канев

 

— Это мой маленький вклад в честные выборы. Но я беспартийный.

— Председатель участка только что мне сказала, что у нее ощущение такое, что может быть революция.

— История циклична. Перемены назревают. Мы с моими друзьями-историками всегда голосовали против «Единой России». Я говорил им, что надо проводить параллели между КПСС и «Единой Россией». Много времени прошло, но только название изменилось. А рекламу «Единой России» вы видели? [Там цитаты Путина]. Он не может представлять партию.

 

 
 
 

 

В спортзале негромко играет музыка, что удивительно для участка. Григорий Лепс из динамиков признается, что «уедет жить в Лондон». 14:50. Очереди у выдачи протоколов нет, избирателей немного. 

Максим Поляков, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Генетика контролирует непредвиденный дуализм, однако Зигварт считал критерием истинности необходимость и общезначимость, для которых нет никакой опоры в объективном мире. Даосизм осмысляет неоднозначный даосизм. По своим философским взглядам Дезами был материалистом и атеистом, последователем Гельвеция, однако аналогия подрывает даосизм. Искусство амбивалентно.
100р.
200р.
500р.
1000р.
2000р.
Ежемесячно
Разово