Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми

Неизвестный и Цаплин. Советский андеграунд на выставке в Национальной галерее Коми

Большинство экспонатов уникальной коллекции впервые представлены публике

Вчера в Национальной галерее Республики Коми открылась выставка «Произведения советского андеграунда из коллекции Михаила Игнатова».

 

 

Эти простые слова, с которых обычно начинаются подобные новости, ничего особенного не скажут вам. Но пояснить значимость события можно, пожалуй, при помощи метафоры. Представьте, что к вам приходит пожилой человек и представляется дальним родственником. За ним приносят сундук, родственник открывает его старинным ключом, откидывает крышку, и глазам становится больно от блеска сокровищ, хранящихся внутри. «Теперь это ваше», — говорят вам. Если вы сможете представить, что испытали бы, вам легко будет понять и чувства сотрудников галереи, которым передают коллекцию.

— Характер у него, конечно, тот еще. Но никакой старческой деменции и близко нет, это не про него. Несколько лет назад он рассказал мне, что у него готовая диссертация по топонимам, вот только, чтобы защитить ее, нужно сдать шесть экзаменов на филфаке. И это ему было 82 года! — рассказывает одна женщина другой, усмехается, у нее блестят глаза.

 

Михаил Игнатов

 

Речь — о Михаиле Игнатове, режиссере-документалисте, краеведе, инициаторе создания и первом председателе петербургского коми-землячества «Неватас».

Два выставочных зала быстро наполняются людьми. Посетители переговариваются, смеются. Щелкают фотоаппараты. В общей толпе легко опознаются сотрудницы галереи в нарядных платьях и туфлях. Они каждый день при параде, однако сегодня особенно.

Национальной галерее республики 72 года, дата не круглая, но солидная. В честь нее — открытие выставки, улыбающиеся чиновницы из министерства культуры, поздравления.

 

 

В центре внимания, разумеется, коллекционер Михаил Игнатов, десятилетиями собиравший картины художников-авангардистов, иконы, старинные книги и много чего еще, вплоть до галстуков. «У меня коллекция коллекций», — рассказывает он.

Перед открытием — пресс-конференция. Журналистам зачитывают приветственное письмо друга Игнатова, художника-авангардиста Анатолия Крынского, почти сорок лет живущего в Нью-Йорке. Его картины из коллекции Игнатова, как и почти все, представленное на выставке, еще не демонстрировались на широкую публику.

 

 

Когда слово предоставляют Михаилу Игнатову, он представляется своим полным родовым именем, сославшись на старинную коми традицию. После он называет и своего первого, полулегендарного предка — Чудь Игнат, который, якобы, еще в XIV веке перебрался из Новгорода на Вычегду. На одной из стен висит родословная коллекционера, тоже ставшая экспонатом выставки.

От рассказа о корнях Михаил Игнатов переходит ко временам не столь далеким:

— В 1970 году мне дали комнату в коммуналке в Ленинграде, и я пригласил в гости своего приятеля Бродского. В соседних квартирах в свое время жили Пушкин, Чаадаев. Бродский пришел, и у нас была длинная беседа о творческих планах.

 

 

Игнатов посвятил поэта в свои замыслы, которых было три: составить родословную; создать музей коми-крестьянского быта, который рассказывал бы, как жила раскулаченная семья Игнатовых,  и где были бы читальный и музыкальный залы для сельских жителей;  написать мемуары.

— Жизнь у меня была бурная, — поясняет коллекционер, — на каждый юбилей мне Путин присылает именную медаль, как работнику тыла. Сегодня я в первый раз на себя весь этот иконостас нацепил.

Иосиф Бродский одобрительно отнесся к планам друга и рассказал ему о трех условиях, необходимых, по мнению Ахматовой, для осуществления подобных идей: величественность замысла, божья искра в душе автора и настойчивость.

— С тех пор прошло 45 лет,  сейчас осуществляется уже второй замысел. Книга об Игнатовых издана, она есть в библиотеках, в продаже.

 

 

Нынешняя выставка, по замыслу коллекционера, должна положить начало созданию специального музея неподцензурной, неофициальной культуры, в котором будет представлено то, что запрещалось в разные времена, включая, например, и предметы быта и культуры старообрядцев.

 

 

— У меня в гаражах еще больше, чем здесь висит. Необходимо помещение. Долго искать не надо, на Советской 25 освободился купеческий Оплеснинский дом, служба безопасности оттуда ушла. Этот музей может стать коми-брендом, будет привлекать туристов. Я передаю все имущество, все, что накопил за свою жизнь, государству, чтобы люди могли ознакомиться с культурой, точнее с культурами, у меня ведь коллекция коллекций.

Книга же, которую собирается написать Игнатов, возможно, будет называться «Мой опыт самопознания». В ней будет рассказываться о колхозном и гулаговском рабстве, о том, как автор сидел в детской колонии — за «колоски» — и общался с диссидентами.

Русский интеллигент, не прошедший школу неволи, как-то подозрительно смотрится, — подчеркивает он.

Еще один, эпистолярный роман, будет строиться на основе дневников, воспоминаний и переписки с подпольными художниками. Поведав журналистам о своих писательских планах, Игнатов возвращается к рассказу о собраниях.

Начало коллекционированию положила чудотворная икона Николы Можайского, по преданию, привезенная из Византии, и другие ценные предметы, полученные репрессированным дедом Игнатова от старообрядцев, скрывавших многие ценности от советской власти. Дед познакомился и начал водить дружбу с ними, когда его раскулачили и сослали на Печору. В 1943, умирая от рака, он позвал внука и рассказал ему, где в тайном месте в лесу хранятся иконы, книги, скульптуры. Игнатов смог добраться до схрона только через 14 лет, после того, как освободился из лагеря.

—  Отправились на поиски с другом, бывшим заключенным, он из Свердловска. По приметам нашли тайную охотничью избушку. Вошли и увидели там двух ангелов, скульптуру Богородицы и золотую бабу, Зарни Ань. Отсюда и название зыряне — люди, почитающие золотую богиню.

Свое желание передать коллекции государству он объясняет так:

— Есть у народа такие ценности, которые не должны принадлежать кому-то одному, это наша общая человеческая культура.

Михаил Игнатов добавляет, что боится хранить собрания у себя, потому что уже были попытки ограбления. Однажды, чтобы проникнуть в его квартиру, воры даже пытались разобрать потолок.

 

 

Корреспондент «7x7» поинтересовалась у коллекционера, как он относится к происшествию на выставке в московском «Манеже», где люди, называющие себя православными активистами, повредили четыре работы художника и скульптора Вадима Сидура.

— Это хулиганы, я набил бы морду. Вот взял бы, что в руки попалось и как дал бы! Такие люди должны сидеть. Не нравится — выскажись, ломать-то зачем! У нас свобода слова и свобода прессы.

Пообщавшись с коллекционером, журналисты разбредаются, чтобы познакомиться и с коллекцией.

Один из залов галереи полностью отдан под графику и книжные иллюстрации Анатолия Крынского, чьи работы в России выставляются впервые. В другом его же картины, скульптуры, гравированные доски соседствуют с работами  Анатолия Зверева, Эрнста Неизвестного, Вагрича Бахчаняна, Виктора Кротова, Дмитрия Цаплина, Владимира Павлова, Александра Исачева, Юрия Герасимова, Владимира Григорова, Сергея Алешина и других. В аннотации к выставке они названы «ценным наследием ХХ века».

 

 

Несколько другого мнения придерживается директор галереи. На вопрос о том, во сколько можно оценить коллекцию, Ольга Талянина отвечает:

— Она бесценна!

Трудности с оценкой коллекции состоят в том, что она еще не до конца изучена. Кроме художественных произведений в ней — переписка с художниками, фотографии, запечатлевшие знаковые события подпольного искусства, в том числе знаменитую «Бульдозерную» и Измайловскую выставки, книги, манифесты, принадлежащие «неофициальным» мастерам.

Все это необходимо было изучить и систематизировать, также многие произведения пришлось оформлять, для того, чтобы достойно представить зрителю. После выставки, которая продлится месяц, экспонаты будут собраны в отдельном зале галереи. Сейчас, по признанию Ольги Таляниной, идет работа над тем, чтобы идея здания, где будут собраны все коллекции Михаила Игнатова, была реализована. Правда это будет не отдельный музей, а филиал Национальной галереи, на что согласился и сам коллекционер.

Ближе к открытию начинают подтягиваться все новые посетители.

— Я думал, тут наши художники будут, не предупредили, — ворчит пришедший на выставку местный карикатурист Виктор Порохня,  оглядываясь по сторонам.

Заметив владельца коллекции, тут же обращается к нему с просьбой нарисовать шарж. Михаил Игнатов кивает и позирует, опираясь на палку. Даже этот предмет достался коллекционеру от одного из знакомых скульпторов.

 

Анастасия Прокудина

 

Появляется министр культуры республики Анастасия Прокудина. Открывая выставку, она поздравляет работников галереи с очередной годовщиной. Михаил Игнатов еще раз повторяет для новоприбывших, что коллекции необходимо разместить в отдельном здании, а не раздавать по разным музеям и библиотекам, «чтобы не распылялись».

Официальная часть заканчивается довольно быстро, публика вновь рассредоточивается по залам. Кроме андеграунда на выставке представлены и произведения, выполненные в традиции иконописи. Рассматривая одно из них,  корреспондент «7x7» слышит за спиной:

— Это китч! — позади стоит коллекционер. — Автор писал эту работу, чтобы продать иностранцам и подзаработать денег.

— Вы, если бы распродали свою коллекцию, тоже стали бы миллионером.

— Ну да! — Игнатов приосанивается. — Но для меня удовольствие не в этом. А в том, чтобы оставить что-то после себя. Эти коллекции, они как мои дети, понимаете?

 

Елена Соловьёва, «7х7»

Последние новости

Комментарии (6)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Владимир Пыстин. Сыктывкар
05 дек 2015 12:39

Михаилу Дмитриевичу Игнатову 84 года. Это уникальный , неординарный человек. Живая легенда. Жаль, что его не показывают по ТВ, не печатаются интервью с ним. Он разносторонний человек. Может многое рассказать о языческих верованиях коми, потому что считает себя язычником. Может рассказать о движении Орд пу, которое занимается исследованиями родословных. Может расказать о советских диссидентах, известных деятелях культуры, с которыми дружил. И многое многое другое. Преклоняюсь перед ним и желаю ему здоровья и всего самого доброго. Это человек, которому могу сказать:" Снимаю шляпу". Давно не виделись и не общались с ним. Искренне рад, что услышал про него и увидел на фото. Хочется сказать ему добрые и теплые слова, пока это возможно.

Ирина
05 дек 2015 15:38

Спасибо, замечательный репортаж!

Владимир Уляшев
05 дек 2015 18:45

Ну что, Елена, - ... молодец!? А как это будет в женском роде?.. - Красавица?

И материал, конечно, уникальный!


Взяла и жостко остановила министра культуры!
и растр...
сфотографировала в упор. - Тоже некий анденграунд получился.
И красиво.

Да-ааа...
Михаил Игнатов - это уникальная личность. И, вправду, абидна, что нет про него и про его жизнь хороших работ.

05 дек 2015 21:47

Там, где надо плюсик ставить, написано: понравился текст? Мне не только текст, но и фотки очень понравились. За них - отдельное атьте! Молодцы галерейщики, Игнатов... это ИГНАТОВ! Лена тоже ничего себе девушка, когда не ругается:)))

А. Попов
07 дек 2015 13:35

Как одна фраза может исказить суть происходившего... Это я о Викторе Порохне, якобы напросившимся выполнить шарж на М. Игнатова...
Стоим мы с Виктором, разговариваем. Подходит Игнатов: мол, кто это такой? Лицо знакомое, а пока не знаю...
Объясняем. Радостно восклицает:
- О, да, вспомнил! Это же известный карикатурист! А почему на меня шарж не делаете?
Так художник получил разрешение, к чему сразу же приступил...
Некоторые неточности не портят общего восприятия этого текста: замечательно и, главное, познавательно.
Что касается вопроса о музее - то он необходим, ибо это та часть нашей культуры, которая не исследована и таит в себе много неизведанного и захватывающего...
Осталось за совсем немногим: чтобы умные тёти и дяди из влияющих на такое решение министерств и ведомств поумнели до того, когда пришлось бы рассматривать вопрос о новом музее...
Им в подсказку предлагаю экскурсии по музеям Казани: сколько их? Как часто музеи открывались , каким они пользуются уважением и пониманием?

виктор порохня
10 апр 2018 00:15

Спасибо ПОПОВУ ЗА ПРАВДУ, что я никогда не ворчу и проживаю жизнь лучше чем некоторые соловьиные журналисты.