Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Кировская область

Александр Панов: Надо стремиться к тому, чтобы без вмешательства уполномоченного власть понимала, что работает на благо граждан

Интервью с уполномоченным по правам человека в Кировской области

 

В феврале 2015 года на должность уполномоченного по правам человека в Кировской области был назначен Александр Панов. За это время он провел несколько выездных заседаний в районах, посетил специализированные учреждения и подготовил доклад о работе института уполномоченного, который, кстати, существует в области уже пять лет. Корреспондент «7х7» обсудил с Александром Пановым проблемы в тех сферах, в которых есть наибольший риск нарушения прав человека: доступность медицинской помощи в области, содержание осужденных в исправительных колониях, поддержка бездомных людей, застройка парковых зон и другие вопросы.

На должность уполномоченного по правам человека в Кировской области Александра Панова выдвинул губернатор Никита Белых. В прошлом омбудсмен работал главой кировского следственного управления следственного комитета России, а в последнее время возглавлял департамент по организационному обеспечению деятельности мировых судей Кировской области.

Как вы можете оценить инициативу городской администрации ужесточить закон о публичных мероприятиях в Кировской области?

— Скорее в данной законодательной инициативе присутствует желание конкретизировать места в городе и области, где на проведение публичных мероприятий будут накладываться определенные ограничения. Пояснительная записка, представленная администрацией города Кирова, как раз сводилась к тому, чтобы исключить из закона белые пятна. Есть разночтения в определении мест, где не рекомендуется в силу разного рода причин проводить шествия и собрания. Как трактовать те или иные формулировки? Например, будет ли относиться Театральная площадь к тем местам, где запрещено проводить митинги?

Что же касается соответствия обсуждаемого проекта областного закона Конституции России другим федеральным законам, то существует механизм правовой экспертизы, которая проводится управлением Минюста РФ в Кировской области и прокуратурой. Если специалисты данных ведомств заметили бы, что какие-то нормы противоречат федеральному законодательству, то, естественно, законопроект не был рекомендован к обсуждению и принятию.

На последнем пленарном заседании ОЗС не все депутаты поддержали этот законопроект в первом чтении, есть и критические оценки. Я обязательно постараюсь принять участие в обсуждении законопроекта на заседании комитета ко второму чтению.

В Кировской области многие поселки и деревни остались без должного медицинского обеспечения. Где-то работает всего один фельдшер, людям приходится ездить далеко, в районный центр, и с учетом того, как часто ходит транспорт, это зачастую бывает проблематично. Как, по вашему мнению, проходит оптимизация здравоохранения в Кировской области?

— Количество обращений граждан к уполномоченному, связанных с доступностью, а точнее сказать, с недоступностью медицинской помощи ввиду кадрового дефицита медицинских работников, отдаленности учреждений здравоохранения, отсутствия транспортного сообщения составляет большой блок.

Это очень серьезная проблема, и на примере полученных жалоб можно понять, что в этой сфере у нас не все благополучно. Например, из села Константиновка, что в Малмыжском районе, более 500 человек подписали обращение в наш аппарат. Пишут, что медицинское обследование им приходится проходить в центральной районной больнице, при этом автобусное сообщение отсутствует, а те, кто нуждается в стационарном лечении, вынуждены ждать несколько дней из-за отсутствия мест в больнице. В Константиновском отделении участковой больницы работают всего две койки дневного стационара. Врач общей практики обслуживает население села Константиновка и еще семь ФАПов [фельдшерско-акушерских пунктов], а это без малого почти две тысячи человек! Выезд врача на ФАП осуществляется один раз в неделю. Очередь на госпитализацию в Малмыжскую ЦРБ составляет 5–7 дней. Получается, человека надо госпитализировать, но в реальности места сокращены, система оптимизирована, и возможности получить полноценную качественную помощь своевременно практически нет.

Еще меньше повезло гражданам, проживающим на территории Зуевского района, о чем свидетельствуют обращения жителей деревень Березники и Бельник, села Лема. Их медицинское обслуживание осуществляется врачом общей практики и фельдшерами других населенных пунктов два раза в месяц, причем расстояние между ними от 7 до 30 километров.

На эту проблему есть точка зрения, что стационарное лечение не должно быть главенствующим и больше внимания нужно уделять профилактике болезни, амбулаторным методам лечения. Но кто с этим спорит? Профилактика, безусловно, необходима. И определенные шаги в этом направлении делаются: количество людей, прошедших диспансеризацию, с каждым годом увеличивается. Но я думаю, надо идти параллельными курсами. Люди, к сожалению, болеют достаточно часто, и сокращать стационары и разного рода и уровня медицинские учреждения, акушерские и фельдшерские пункты надо только исходя из реального положения дел. Это должно быть продиктовано состоянием здоровья населения, а не экономической целесообразностью. Право на здоровье должно быть превыше всего.

Из проблем в медицинской сфере хотелось бы выделить еще проблему обеспечения льготными лекарствами. Все закупки производятся по 44 Федеральному закону и не всегда своевременно доходят до людей.

В ежегодном докладе уполномоченного выработаны и представлены рекомендации правительству Кировской области, департаменту здравоохранения и органам местного самоуправления для принятия соответствующих мер для обеспечения прав граждан на медицинскую помощь.

В конце мая в Госдуму был внесен законопроект, расширяющий право на применение силы и спецсредств к заключенным. Правозащитники назвали его «законом садистов». По-вашему, нужен ли такой законопроект?

— Сегодня нет конкретного порядка применения физической силы, огнестрельного оружия или спецсредств, который бы расписывал алгоритм действий сотрудников уголовно исполнительной системы в чрезвычайных ситуациях. И вот опять же вопрос, где может быть более распространено злоупотребление своими полномочиями: там, где каждый шаг конкретно прописан, или там, где общие слова и их можно трактовать по-разному? Наверное, там, где не прописано, в каких случаях можно взять дубинку, где применить электрошокер, огнестрельное оружие или наручники. Должен быть исчерпывающий перечень оснований. И если он будет — сотрудник дальше никуда не шагнет: иначе поступок будет расцениваться как злоупотребление или превышение полномочий.

Другое дело, что законопроект, представленный на рассмотрение в Госдуму, практически не учитывает тех пожеланий, которые высказала общественность, правозащитники, в том числе уполномоченный по правам человека в РФ и соответствующие уполномоченные в субъектах. Это тревожит и вызывает недоумение. Почему были проигнорированы согласованные варианты текста законопроекта?

Сама идея определить конкретные обстоятельства, при которых сотрудник имеет право применить спецсредства, оружие и физическую силу, — приветствуется. Но нужно разбираться в деталях и не бросать в угол договоренности. Есть фразы в этом проекте, которые действительно могут трактоваться как угодно сотрудниками. Например, применение физической силы, в том числе боевых приемов борьбы, при исполнении обязанностей по конвоированию, даже при отсутствии признаков реального неправомерного сопротивления. Или применять специальные средства, когда осужденные, лица, заключенные под стражу, своим поведением дают основание полагать, что могут совершить побег или нападение. То есть если сотруднику показалось или почудилось, что осужденный может совершить противоправное действие, то он может применять практически весь арсенал спецсредств. Только показалось! Конечно, законопроект надо дорабатывать и в этом виде, в котором он предложен, ни правозащитным сообществом, ни мной он не приветствуется и может привести к произволу. Но сам документ, который бы устанавливал определенные рамки дозволенности со стороны сотрудников службы исполнения наказания, — необходим.

Как оцениваете ситуацию с правами осужденных в исправительных колониях по Кировской области? Какого рода жалобы к вам поступают?

— Наша область традиционно относится к тем регионам России, где проблема содержания осужденных всегда актуальна, поскольку на территории области два десятка исправительных колоний с разными режимами содержания. Кроме того, два следственных изолятора. Всего в местах принудительного содержания находится около 11 тысяч человек, это существенный процент.

Количество жалоб и обращений составляет пятую часть всей почты уполномоченного. Есть жалобы на условия содержания, незаконного, по мнению заявителя, привлечения к уголовной ответственности. Хотя проверка обоснованности и законности привлечения к ответственности вынесенного приговора не входит в компетенцию уполномоченного. Со своей стороны мы, при рассмотрении подобных обращений, осуществляем контроль за тем, чтобы соблюдался порядок обжалования принятых судебных решений, чтобы была предоставлена возможность отправить и апелляционную, и кассационную жалобы, и получить защиту адвоката.

Большой пласт в работе — это условия содержания осужденных. Люди, уже осужденные, либо ждущие приговора и находящиеся под следствием, и так ограничены в правах, и мы следим, чтобы это ограничение носило законный характер. Должен соблюдаться базовый минимум прав личности: никто не должен подвергаться пыткам, никто не может быть унижен, не должны ущемляться честь и достоинство, находящиеся в местах лишения свободы имеют право на здоровье, медицинское обслуживание. Эти вопросы в первую очередь проверяются нами.

5 июня в Москве состоялся координационный совет российских уполномоченных по правам человека, под председательством Эллы Александровны Памфиловой. Его центральной темой было обсуждение проблем взаимодействия уполномоченных и ФСИН. Участниками совета было отмечено, что Федеральная служба исполнения наказаний открыта как никогда и некоторые вопросы расширения прав осужденных инициированы самой службой.

Перед поездкой на координационный совет я посетил несколько колоний, по итогам посещений было проведено совещание совместно с УФСИН по Кировской области и был сформирован пакет документов, который направлен директору ФСИН России. Вопросы касались изменения законодательства с учетом современности. Предложено, в частности, внести изменения в уголовно-исполнительный кодекс, регулирующие механизм досрочного снятия взысканий. В настоящее время такая возможность поощрения человека за его законопослушное поведение не предусмотрена.

Также остро стоял вопрос привлечения осужденных к труду. Подавляющее большинство «сидельцев» имеет гражданские иски — им надо возмещать нанесенный ущерб потерпевшим, а из каких средств они будут его возмещать, находясь в местах лишения свободы, не имея возможности трудиться?

Медицинское обслуживание, организация питания, бытовая обеспеченность соответствуют нормам. Нареканий в тех колониях, которые я посетил, не было.

Вместе с тем утверждать, что проблем в системе ФСИН нет, — наивно. Конечно, есть и немало. Для их разрешения, предупреждения и выявления нарушений прав осужденных работают контролирующие и надзорные органы: есть специальная прокуратура, ведомственные комиссии, Общественная наблюдательная комиссия (ОНК), наделенная широкими полномочиями. Своей задачей вижу координацию деятельности этих структур, обобщение проблем, выработку предложений и рекомендаций по их разрешению. Наша работа в этой сфере ведется в серьезном контакте с прокуратурой области, руководством управления ФСИН по Кировской области. И пробуем выработать механизмы более тесного взаимодействия с ОНК.

Не считаете ли вы, что закон о капитальном ремонте уже сильно ударил по социально незащищенным категориям граждан? Малоимущим, инвалидам, многодетным семьям.

— Закон принят в прошлом году, и в информационном плане власти, считаю, недоработали. На приемах людям приходится детально разъяснить его основные положения. Понимание появляется с трудом, но сейчас уровень раздражительности немного спадает. Динамика поступлений платежей в фонд капремонта или на специальные счета положительная. Уже более 55% населения области платит за капремонт.

Это федеральный закон, а законы необходимо выполнять, но он наверняка требует доработки. Поставлены вопросы о предоставлении льгот по оплате для инвалидов, пенсионеров; о порядке включения тех или иных домов в графики ремонтов и т. п.

Не так давно в ОПКО обратился директор социального центра для лиц «БОМЖ» и представители комитета гуманитарной помощи в Кировской области за помощью, чтобы попытаться решить проблему с бездомными людьми. В центре не хватает ни мест, ни финансирования. Нужно ли, по-вашему, поддерживать бездомных?

— Бездомные, увы, были во все времена, во всех государствах. Когда больше, когда меньше. И поскольку эта проблема существует — не замечать ее мы не можем. Не всегда все зависит от самого человека. Люди приходят к такому статусу разными путями: у некоторых просто жизненная философия такая; есть люди опустившиеся, больные, слабовольные — и оставлять их без помощи бесчеловечно. Нельзя людей бросать на произвол судьбы и не считаться с их базовыми правами. Но главное, чтобы у них самих было желание жить по-человечески. Социальное иждивенчество надо искоренять. Человек должен сам вершить свою судьбу, а государство и общество предоставлять возможность реализовать себя как личность.

В докладе Немцова «Путин. Война», а также в ряде СМИ, приводятся факты нахождения на Донбассе российских военнослужащих. Как вы относитесь к отправке военных на восток Украины, если такие факты действительно имеют место быть?

— Информации о том, что российских военнослужащих отправляют на Донбасс, у меня нет. А о том, что туда едут добровольцы, знают все. Это желание может быть продиктовано разными причинами. У уполномоченного нет ни официальных писем, ни какой-либо другой информации, которые касались бы принудительного направления военнослужащих в зону украинского конфликта. Наблюдаем за происходящим у соседей, с тревогой и надеждой ждем, когда это закончится и наступит мир.

Выявляли ли вы уже нарушения в армии?

— Я посетил с ознакомительной целью сборный пункт областного военкомата. Выбрал день, когда там находилось более 100 призывников. До этого, во время командировки в Татарстан, нам показали аналогичный пункт в Казани. Сравнил наш областной пункт и пункт республиканский, наш тоже выглядит достойно. Есть все необходимое оборудование, работа поставлена четко, медицинский персонал профессиональный. Пообщался с призывниками, вопросов у них не возникло. Возврат из войск по медицинским показаниям у нас ниже, чем по России и по Приволжскому федеральному округу. Факты, когда призывника, негодного по состоянию здоровья, отправляют служить, исключены.

По вашему мнению, должна ли быть армия добровольной?

— По Конституции страны служба в армии является почетной обязанностью. И государством делается все для того, чтобы воинская служба не была потерянным для молодых людей временем. Кроме того, увеличивается количество воинских подразделений, где служат исключительно контрактники, то есть граждане, добровольно выбравшие профессию — Родину защищать.

В Кирове первый бэби-бокс был открыт при местном приходе римско-католической церкви 3 мая. Но уже 7 мая по требованию прокуратуры его закрыли. Как считаете, нужно ли устанавливать бэби-боксы?

— Я длительное время работал в правоохранительных органах, занимался в том числе и расследованием уголовных дел по статье 106 Уголовного кодекса («Убийство матерью новорожденного ребенка») и не вспомнил ни одну женщину, совершившую данное преступление, которая могла бы донести ребенка до бэби-бокса.

И у противников, и у сторонников установки данных устройств есть свои аргументы, которые заслуживают внимания. Конечно, если есть возможность сохранить хотя бы одну жизнь, тем более маленького человечка, то это плюс, но другое дело — не надо это рекламировать. Это должна быть тихая служба.

Общечеловеческий посыл сторонников понятен, но давайте объективно разбираться, слушать контрдоводы тех же врачей. Нужна общественная дискуссия? — Давайте обсуждать. В нашем конкретном случае установка бэби-бокс должна была быть проведена в соответствии с законом.

Как относитесь к введению дополнительных запретов на время и часы продажи алкоголя в Кировской области? Эффективные ли это методы борьбы?

— Я только «за» такие запреты. У нас нет сухого закона, у нас есть дополнительные меры для того, чтобы оградить в первую очередь молодежь от этой пагубной привычки. Не вижу в этом нарушение прав человека. Однако любое ограничение не должно быть безбашенным. Если что-то запрещать, значит, нужно что-то предлагать взамен, чтобы в образовавшееся свободное время человек мог себя реализовать, не только сидя перед телевизором с бутылочкой пива.

В городе происходит активная вырубка парков. Последний случай произошел с парком Победы. Считаете ли вы законным фактом продажу земли администрацией города за 338 тысяч рублей частному лицу? И что в целом думаете по поводу застройки городских парков?

— Никто не хочет жить в каменном мешке, раскаленном летом от зноя и выстуженном зимою от холода. Все хотят дышать чистым воздухом, находиться в тени раскидистых деревьев, особенно в центре города.

По парку Победы, по другим местам в городе, где вырубают зеленые насаждения, а также по застройке исторической части мной направлены запросы в природоохранную прокуратуру и прокуратуру города.

Моя позиция — все мероприятия, связанные с изменением экологического баланса, власть должна проводить, безусловно, не только в строгом соответствии с законом, но и с учетом интересов населения.

С какими проблемами и вопросами чаще всего к вам обращается население?

— Традиционно первое место занимают обращения с вопросами предоставления жилья, расселения из ветхих и аварийных домов, оплаты услуг ЖКХ, сейчас добавились вопросы по капремонту. Далее — обращения из мест лишения свободы; обращения, касающиеся доступности медицинской помощи. Большой проблемой является соблюдение прав инвалидов. Есть необходимость эту проблему изучить более детально и подготовить специальный доклад.

Каким сферам собираетесь уделять большее внимание в своей работе?

— Содействовать реализации прав и свобод гражданина — вот цель, которая определена законом. Защита и восстановление нарушенных прав — стержень нашей работы. Человек — самый главный приоритет.

Можете назвать уже успешные примеры результата вашей работы?

— Наша задача — в первую очередь помочь людям. Но не всегда это получается. Однако надо понимать, что к уполномоченному в основном обращаются после того, когда пройдены все инстанции.

В городе Слободском, например, после наших рабочих встреч с администрацией и жильцами один из жилых домов, который никак не хотели признавать непригодным для проживания, — признали-таки аварийным после совместного выезда и осмотра дома. Есть другие примеры, когда после моего вмешательства были решены те или иные проблемы. Кто-то переехал в новую квартиру, кому-то было предоставлено необходимое лекарство. Такие моменты есть, но не все в наших силах. Если кому-то мы помогаем, то это большая удача. На сайте уполномоченного стараемся отражать все положительные результаты нашей работы.

В идеале надо стремиться к тому, чтобы и без вмешательства уполномоченного по правам человека должностные лица, органы исполнительной власти и местное самоуправление понимали, что они работают для того, чтобы улучшать жизнь нашим людям.

 

Наталья Вольная, «7х7»

Последние новости

Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Хорошо бы,
15 июл 2015 18:35

чтобы уполномоченные, как в Кирове, тоже о людях заботились, а не о государственной выгоде.