Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Карелия
Республика Карелия

Je suis #BarentsObserver. Цензура по-норвежски и методы борьбы с ней

Редакция норвежского информационного издания BarentsObserver, которое освещает события в европейской части Арктики, в том числе на Севере России, борется с попытками ограничения свободы слова.

В конце мая на авторитетном и популярном двуязычном сайте BarentsObserver.com была опубликована редакционная статья о том, что собственники издания – региональные власти северных норвежских регионов – пытаются внедрить систему цензурирования. Вслед за этим собственниками издания было опубликовано официальное опровержение этой информации. Однако редакция  BarentsObserver.com утверждает, что цензура все-таки вводится, и сейчас журналисты ищут пути выхода из создавшейся ситуации. Корреспондент «7x7» встретился с редактором онлайн-издания Томасом Нильсеном и узнал последние новости о развитии ситуации.

- Расскажите подробнее, что конкретно произошло? Та информация, которая была опубликована на сайте, несколько сбивает с толку. Сначала появилась информация о введении цензуры в издании, потом последовала довольно неуклюжая попытка опровержения. Что же случилось на самом деле?

- BarentsObserver.com – это новостной сайт, который развивался весьма устойчиво на протяжении последних 13 лет. Мы всегда работали в соответствии с принципами журналистской этики, согласно которым каждая статья должна быть максимально объективной и сбалансированной, все стороны и точки зрения должны быть по возможности представлены. Ни разу за это время никто не пытался зайти к нам в редакцию и сказать, что та или иная статья не может быть опубликована, или попытаться что-то изменить в изложении фактов. И вот 21 мая этого года наш владелец принял решение о том, что BarentsObserver.com более не может быть свободным, как раньше. И мы больше не можем продолжать работать в прежнем режиме, следуя редакционной политике и общим установкам, обозначенным в Декларации о правах и обязанностях редактора, принятой Союзом норвежских редакторов СМИ еще в 1953 году. Мотивируют они это тем, что BarentsObserver.com не является традиционным СМИ, а находится в собственности властей и финансируется ими.

- Поясните, пожалуйста, что это означает на практике, как будут реализованы эти изменения? Кто-то будет сидеть в редакции и вычитывать тексты, определяя, что можно публиковать, а что нельзя?

- На сегодняшний день это непонятно и нам, поскольку решение не вступило в силу. У нас в редакции есть свободное место, на котором мог бы сидеть цензор. Сейчас за этим столом сидит наша неваляшка, наш символ, который символизирует устойчивость и невозможность «опрокинуть» свободу слова. Пока цензоры физически не появлялись. Но сразу после публикации статьи, в которой мы открыто заявили о недопустимости вмешательства владельцев издания в нашу редакционную политику, я получил официальное письмо от главы Правления. В нем сказано, что мне надо быть очень аккуратным в выборе статей, которые я публикую. А если я не буду аккуратен в выборе, они объявят мне официальный выговор, после чего я могу быть уволен.

- Как вы на это отреагировали?

- Понимаете, это именно то, что мы называем угрозой появления самоцензуры. То есть они мне прямо говорят, что если буду продолжать публиковать, к примеру, критические статьи в их адрес, они попросту выкинут меня за дверь. Такие случаи, как вы догадываетесь, не единичные. Это, к примеру, уже произошло со многими моими коллегами в московских редакциях. И сейчас это пытаются сделать со мной.

- Вы опубликовали это письмо-предостережение?

- Нет, но мы свободно об этом говорим, я даю многочисленные комментарии в норвежских СМИ, они меня активно цитируют.

- Я спрашиваю, потому что на следующий день после появления информации о попытке цензурирования BarentsObserver.com, была опубликована статья, где региональные власти, ваш владелец, говорили о том, что цензуры не будет, ничего не изменится.

-  Да, региональные власти предприняли попытку опровергнуть возможность внедрения цензуры. Но это неправда. То, что ничего не изменится – это тоже неправда. В реальности изменилось все. Во-первых, они прислали мне официальное предостережение о невозможности публикации тех или иных материалов. Во-вторых, нас предупредили, что если мы будем продолжать публиковать критические материалы, которые не нравятся собственнику, нас лишат возможности получения журналистских виз для поездок в Россию. У нас их пока нет, но мы много раз просили сделать их. Для того, чтобы получить журналистскую визу, а затем и аккредитацию, к примеру, в российском МИДе, надо иметь пресс-карту, удостоверение журналиста. А для того, чтобы получить пресс-карту в Норвегии, необходимо следовать правилам, установленным в упомянутой мной Декларации о правах и свободах редактора. Именно этого нас сейчас и пытаются лишить, отрезав пути и к получению журналистской визы. А без журналистской визы и без аккредитации мы можем либо работать в России нелегально, чего мы делать не будем никогда, либо освещать российскую тематику отсюда, из Киркенеса. Но это практически невозможно, потому что если ты пишешь о России, ты должен бывать в Россию, видеть, что происходит, понимать, что происходит, проводить интервью с реальными людьми и так далее. Российская тематика – очень важная часть работы BarentsObserver.com, мы не можем ее потерять. Так что все разговоры собственника о том, что ничего не изменилось – это просто вранье. После принятия этого решения все изменилось.

- Но вы упомянули, что ждете каких-то важный новостей и важных решений по этому вопросу. Что за новости? Собственники готовы отменить свое решение?

- На самом деле это решение о цензуре вызвало в Норвегии огромный резонанс. На него сразу отреагировали профсоюзы журналистов, профсоюз редакторов, различные СМИ, политики. В стороне не осталось и министерство иностранных дел, поскольку речь идет об освещении международной проблематики, международного сотрудничества. К тому же именно МИД Норвегии фактически покрывает большую часть наших затрат. Представители министерства призвали членов Правления BarentsObserver.com к обсуждению сложившейся ситуации. В четверг, 4 июня, в Осло состоялась встреча, на которой МИД призвал членов Правления отменить свое решение, потому что оно попросту говоря глупое, это прямое нарушение свободы слова. Так что теперь Правление должно сесть и подумать, как им поступить. Надеюсь, они отменят свое решение.

- Когда это может произойти, и как вы собираетесь работать до того, как решение об отмене цензуры будет принято, или, наоборот, будет оставлено в силе предыдущее решение?

- Проблема в том, что никаких временных ограничений для принятия решения у Правления нет. Они могут думать сколько угодно. Но пока кто-то физически не придет в нашу редакцию и не выключит питание моего компьютера, или, образно говоря, не отнимет у меня ручку, мы будем работать точно так же, как работали все эти годы, и будем публиковать те статьи, которые заслуживают права быть опубликованными. Мы приняли для себя такое решение. Посмотрим, чем это обернется.

- Судя по вашему рассказу, МИД Норвегии может повлиять на решения, которые принимаются региональными властями. Это так?

-Скажем так: у министерства нет официальных каналов влияния на принимаемые региональными властями решения в отношении BarentsObserver.com. Региональные советы – наш собственник, и за ними остается последнее слово. Но поскольку финансирует нас МИД, то он может гипотетически принять решение о том, что больше не будет покрывать наши расходы. Все это понимают, поэтому мнение министерства в этом вопросе важно.

- То есть собственником являются региональные власти, а финансирование поступает от МИДа. Так может быть вам просто сменить собственника?

- Да, мы об этом думаем, прямо сегодня долго обсуждали на редколлегии этот вопрос. Это, конечно, займет какое-то время и потребует некоторых усилий, но велика вероятность, что мы так и сделаем. Если твой собственник не прав, то его надо менять. И поскольку нынешний собственник нам однозначно не нравится, надо так и сделать. Вопрос только в том, кто станет новым собственником: МИД им стать не может, потому что это неправильно с нашей точки зрения. МИД может финансировать нас, но не должен нами управлять, иначе есть вероятность повторения истории с региональными властями. Но ведь есть масса других вариантов, так что посмотрим.

- Чем будете руководствоваться при смене собственника, помимо принципов журналистской этики и свободы слова?

- Самое главное для нас – сохранить некоммерческий характер издания. Мы не должны стать платным СМИ. Мы хотим освещать трансграничную проблематику, процессы, происходящие по обе стороны границы, мы хотим публиковать статьи на двух языках, английском и русском, и мы хотим, чтобы наши читатели получали самую важную информацию о Баренц-регионе оперативно и бесплатно. Мы так и сделаем.

***

В качестве дополнения к интервью мы приводим статистические данные о количестве основных информационных вэбсайтов в регионах, входящих в состав Баренц-региона, опубликованный на сайте BarentsPatchwork. Кстати, BarentsObserver.com остается единственным двуязычным ресурсом о жизни региона(ов). Межрегиональный интернет-журнал «7х7» также публикует избранные материалы на английском языке.

Глеб Яровой, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (2)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
интересно
10 июн 2015 16:07

Сначала Томас говорит, что собственникам не нравится критика в их адрес, а потом говорит про лишение их возможности получения журналистских виз для поездок в Россию. Мне кажется международные материалы и являются основной причиной для цензуры а не критика местных властей. У меня сложилось впечатление, что норвежские власти очень не любят ссориться с другими властями

11 июн 2015 12:39

На BarentsObserver хватает критики и в адрес России, и в адрес норвежских властей. К примеру, обозреватели BO прямо говорят о некомпетентности региональных властей Норвегии: http://barentsobserver.com/en/opinion/2015/06/death-counties-gives-new-life-regional-cooperation-02-06

Последние новости