Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми
  1. article
  2. Республика Коми

В поисках лучшей жизни: в Коми приехали 30 беженцев из Луганской области

На этой неделе они отправятся из Сыктывкара в Воркуту, где попытаются найти работу на угольных шахтах

Максим Поляков

Беженцы из Луганской области Украины приехали в Сыктывкар позавчера. Преимущественно это шахтеры вместе со своими семьями. На этой неделе они отправятся в Воркуту, где постараются найти работу на шахтах компании «Воркутауголь». Корреспондент «7x7» встретился с ними и попросил рассказать о последних днях жизни в Луганске, пребывании в пункте временного размещения в Крыму, дороге на Север и ожиданиях от жизни в Воркуте.

Нужна куртка женская 38-го размера, сапоги зимние, куртки мужские 50 и 52 размера. Варежки теплые надо, сумки большие, три штуки — видимо, семья большая...

Фото Максима Полякова

Вахтер на базе «Юный турист» в Лесозаводе Нина Ивановна отвлекается от телефонного разговора и предлагает мне присесть на диван. На часах — 14:00. В небольшом одноэтажном здании тихо. Нина Ивановна говорит, что у беженцев своеобразный тихий час — устали с дороги — и продолжает перечислять вещи, которые им необходимы.

— Короче, нужны теплые вещи всех размеров. Им надо подготовиться к зиме. А тут еще трехмесячный ребенок, поэтому нужны предметы гигиены: влажные салфетки, памперсы. Тут один мужчина принес одну тысячу рублей, сейчас надо купить памперсы, но я не пойду. Не брошу же я вахту, — заканчивает разговор по телефону Нина Ивановна и рассказывает про базу «Юный турист».

Когда-то это здание занимали медики, но потом его передали «спортсменам». Теперь тут во время республиканских соревнований живут футболисты, баскетболисты, тяжелоатлеты, лыжники.



 

— Условия нормальные. Чуть ли не евро. Они [беженцы] вчера приехали, все перестирали. Да вы и сами можете посмотреть, — Нина Ивановна проводит меня в детскую комнату. — Вот тут дети играют, им тут хорошо.

* * *

В этот момент в коридоре появляется мужчина с большим мешком. Представляется сотрудником МЧС и говорит, что привез вещи для беженцев, которые «дома собрала жена». Нина Ивановна предлагает положить «гуманитарку» в отдельную комнату. Люди, услышав звук в коридоре, выходят из своих комнат и разбирают вещи.

В отдельном пакете собрана обувь. Женщины достают зимние сапоги и пытаются примерить их. Мужские ботинки относят кому-то в другую комнату.

— Ты чего? Опять без обуви остался? — спрашивает одна из женщин у молодого человека.

— Та, посмотри, какая лапа широкая, — с узнаваемым украинским акцентом отвечает он.

Из очередного пакета достают шубу и шапку. Одна из девушек оценивает ее на глаз и говорит, что шуба будет ей великовата. Но другие призывают ее померить. Шуба и правда чуть больше требуемого размера.

А вот шапка нашла новую хозяйку.

Одному из мужчин предлагают надеть кепку из меха. Он отказывается, говорит, что это женский головной убор.

— Да какая она женская? Ты что, прикалываешься, что ли?

Мужчина сдается и соглашается померить шапку.

— Вам в Воркуте жить. Там надо быть хорошо одетыми, — говорит Нина Ивановна.

* * *

Сергей, один из приехавших накануне мужчин, предлагает выйти на улицу, покурить и поговорить. Когда я включаю диктофон, он спрашивает, можно ли ему говорить правду. Я прошу его рассказать «ничего кроме правды».

Прожил всю жизнь в Луганске, считает себя хиппи, поэтому в армии не служил. «Воевать плохо, людей убивать плохо», — коротко резюмирует он.

Когда в Луганске начали обстреливать окраину города, он и его друзья уехали в Симферополь, где их разместили в лагере недалеко от города. Мужчины спали в палатках, женщины — в бараках. Выйти за территорию лагеря можно было только по заявлению.

— Там было казарменное положение. Чтобы купить консервы в соседнем селе или Симферополе, надо было писать заявление: «Прошу отпустить, обязуюсь вернуться за шесть часов», — рассказывает Сергей и добавляет, что кормили их плохо. — На полевой кухне готовили студенты, которые готовить так и не научились. Ты когда-нибудь ел перловку полусырую, сгоревшую? Это весело. Ладно мы, взрослые, а детям ты что расскажешь?

В Крыму беженцы написали заявления о том, куда бы они хотели поехать жить. Группа из Луганска попросилась в Кемерово, чтобы мужчины попытались устроиться работать на шахты. Однако туда не пустили. В итоге о конечном пункте путешествия беженцы узнали только в самолете.

— Куда нас везут, мы не знали, пока на борт не сели. Выделили нам борт МЧС, который полетел в Домодедово. Оттуда нас собрали в три автобуса и только там нам сказали, что мы едем в Рязань. Сказали, это было нужно для того, чтобы кипиш не поднимали, — затягиваясь сигаретой говорит Сергей.

В Рязани беженцы из Луганска пробыли с 5 по 22 августа. И только позавчера приехали в Сыктывкар. Представители соцзащиты пообещали им купить билеты до Воркуты на этой неделе.

— Что про Воркуту знаете? — спрашиваю у Сергея.

— То, что в интернете вычитали. Ожидания у меня хорошие. Полярная ночь — 11 дней, полярный день — 46 суток. Минимальная температура была зарегистрирована в 1978 году, «минус» 57 градусов. И то, что там в основном тундра, но вечной мерзлоты уже нет. А река Воркута — это приток реки Печора. И там водится хариус и сиг. Окружная дорога в Воркуте — всего 60 километров. Машину нет смысла покупать, потому что от Ухты ее везти очень дорого, — отвечает Сергей.

Его друзья удивляются столь глубоким познаниям.

— Интернет читать надо, — поучает их Сергей.

— Но ведь Воркута — это же совсем север.

— Ну и что. В шахте температура одна и та же.

Спрашиваю у Сергея про действия украинских силовиков и то, как это показывают на украинских телеканалах. Он отвечает очень жестко и эмоционально, рубит предложения на отдельные фразы.

— Украинские новости смотреть нельзя совершенно. Оказывается, мы сами себя расстреливаем. Оказывается, что мы все сепаратисты, включая грудничков и стариков 90 лет. Мы все террористы. И сами себя бомбим. Ты выходишь во двор и думаешь, как бы себе самому гранату в окно закинуть, чтобы всех своих родных «расфигачить». Наш батальон «Заря» на 80% состоял из шахтеров, с которыми я работал на одной шахте. Я знаю этих людей, так как в одном звене с ними работал. Им денег не платят, а дают лишь «тормозок» [продукты, небольшая порция еды]. То есть там люди не за деньги воюют.

— А за что воюют?

— Когда к тебе домой приходят люди с оружием, ты что будешь делать? Защищаться! То же самое делает наше ополчение. Они защищают свою землю. Я не вояка, в армии не был. Я не умею воевать, да и не хочу. Я хиппи сам. Людей убивать нельзя, — на этих словах Сергею приходит смс от бывшей супруги.

Он рассказывает другим беженцам, что сейчас она вместе с тремя его детьми находится в Рязани. Сергей уходит, чтобы позвонить им.

* * *

— Тут люди говорят, что с Украины бегут только те, у кого ничего нет. Только бомжи. Хотите, я покажу, как мы жили там? — Светлана из города Свердловск Луганской области приглашает пройти к ней в комнату и включает компьютер.

В ноутбуке — фотографии прошлой жизни. На снимках большой частный дом с евроремонтом, много бытовой техники. Светлана жалуется на то, что к ней и другим беженцам относились очень снисходительно.

— В Крыму люди не хотели с нами работать. Они там сели на места, а теперь не хотят двигаться, работать. Им бы лишь галочку поставить [на этих словах девушка показала обеденную порцию макарон в палаточном лагере]. Крымчане нас вообще обвиняли в том, что мы им курортный сезон сорвали. Когда у них референдум был, мы их поддерживали, а потом вот такое отношение. В Рязани так же. Там нам говорили, что в лагере мы можем находиться до 20 числа, а потом идите куда хотите. Зарплата там 7-8 тысяч рублей, а за квартиру платить надо 10 тысяч. И куда мы пойдем? — с обидой говорит Светлана.

Девушка рассказывает про последние годы жизни в Луганске, хвалит Януковича. Говорит, что при нем наступила стабильность: пенсии и зарплаты платили вовремя.

— При Ющенко мы хуже жили. А Януковичу просто времени не дали, — говорит девушка, а потом отвечает на вопрос про «золотые батоны». — Воруют все. Но он воровал и давал людям. Если бы он вернулся на Донбасс, наверное, его б поддержали. Он сам с Донбасса. Надежда была, что он вернется, и мы его поддержим.

По словам девушки, очень многим жителям Луганска надоели майданы. Они не хотели вступать в Европейский Союз и больше тянулись к России.

— А хотите, я расскажу, из-за чего война началась? Украина никогда не была единой... Мы всегда праздновали 9 мая. Они [Западная Украина] этого не принимали. Еще при Ющенко тем, кто воевал за немцев, добавили пенсию. Мы этого не признаем, не понимаем. Вот почему это пошло. Они хотели отменить 9 мая, 1 мая, 8 марта. Это наши праздники. Кто их имеет право отменять? Мы никогда не были украинцами. Мы всегда тянулись к России. Я не знаю, почему мы вообще очутились в Украине, — рассказывает Светлана.

Девушка хвалит Путина, называет его «настоящим» президентом. А Америка, по ее словам, завидует тому, что у нее нет такого же. Свое будущее в ближайшей и средней перспективе связывает только с Россией.

— А при каких условиях вы согласитесь вернуться домой?

— А мы не хотим возвращаться. Куда? Когда все начиналось, мы просили быть в составе Украины, но автономно. Нам не дали автономию. А сейчас они [украинские власти] нас не оставят. А если все и закончится, то будет партизанская война. Это годы, пока все успокоится... А куда возвращаться? Там нет ничего. Можно все возрождать, но кто нас поддержит. В составе Украины жить нет смысла.

* * *

В комнату входит мужчина и показывает два гриба.

— Вот это подосиновик, а это — подберезовик, — рассматривает находку подруга Светланы.

— А пойдем за грибами сходим, — обращается супруг Светланы к другому парню. — Вечером сделаем картошку с грибами.

Мужчины отправляются в лес. В это время дети выходят в коридор поиграть, у них закончился тихий час. Их матери говорят, что хоть они и более восприимчивы, но легче пережили переезд. Привыкнут и к северу.

Максим Поляков, «7х7»

Комментарии (15)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Это не беженцы
25 авг 2014 20:36

Кажется уже сотни раз разъясняли, что в Коми нет ни одного беженца, а есть временные переселенцы. И все равно информацию подают безграмотно. Статус беженца они могут получить лишь через полгода, если докажут преследование по политическим мотивам.

"Украинские новости смотреть нельзя совершенно. Оказывается, мы сами себя расстреливаем. Оказывается, что мы все сепаратисты, включая грудничков и стариков 90 лет. Мы все террористы. И сами себя бомбим. Ты выходишь во двор и думаешь, как бы себе самому гранату в окно закинуть, чтобы всех своих родных «расфигачить». Наш батальон «Заря» на 80% состоял из шахтеров, с которыми я работал на одной шахте. Я знаю этих людей, так как в одном звене с ними работал. Им денег не платят, а дают лишь «тормозок» [продукты, небольшая порция еды]. То есть там люди не за деньги воюют".

ВОТ ЭТО ДА!!! ОКАЗЫВАЕТСЯ ЛИБЕРАСТЫ, КОТОРЫХ НА "СЕМЁРКЕ" КИШМЯ КИШИТ, СМОТРЯТ УКРАИНСКИЕ КАНАЛЫ - ВЕДЬ ОНИ КАК ОДИН УТВЕРЖДАЮТ, ЧТО СЕПАРАТИСТЫ САМИ СЕБЯ БОМБЯТ! И ТАКОЕ НЕ ВЫРЕЗАЛИ ИЗ ИНТЕРВЬЮ? БРАВО, МАКСИМ ПОЛЯКОВ!

Для того, чтобы взорвать всех пассажиров в вагоне, достаточно одной-единственной заминированной тётеньки. И что, разве не пассажиры сами себя взорвали? (жуточка)
В действительности всё не так, как на самом деле... Особенно, если ты видишь только то, что хочешь и можешь видеть. Объективную картину сегодня вам не даст ни один следователь.

Жалей
26 авг 2014 11:04

Несчастные люди одураченные пропагандой.
Вначале предают свою землю, свои города, своих соседей и принимают оккупантов, а потом бегут на холодный край земли чтобы спасти свою шкуру.

И ради чего? Ради царя ?

откуда понты ?
26 авг 2014 12:56

— А мы не хотим возвращаться. Куда? Когда все начиналось, мы просили быть в составе Украины, но автономно.
-------------------
А с какой стати должна давать Украина автономию ?
Русскоязычную автономию? Если рядом находится огромная русскоязычная "автономия " размером почти одна - шестая суши...... - РФ .
У русского языка есть статус государственный на огромной территории .
Почему бы всем недовольным украинским государственным языком не перебраться просто напросто на территорию соседней РФ ?

да это воры януковича
26 авг 2014 15:37

Потому и жили при нём хорошо и по их предсталениям ВСЕ ВОРУЮТ.
Будто нам своих воров мало.
Рыльце в пушку вот и бегут в россию за шапковором.

вызовите потному
26 авг 2014 23:59

поцреоту украины скорую помощь у него слюна изо рта течет ядовитая

27 авг 2014 22:54

Зарплата там 7-8 тысяч рублей, а за квартиру платить надо 10 тысяч. И куда мы пойдем? — с обидой говорит Светлана=

На Демократоре одна такая тётечка просила помощи, говорила, что вполне будет рада даже каждым десяти тысячам, перечисленным ей.
Здесь у учителей такие ставки. А квартплата на семью тоже немалая. Если снимать жильё, то уж за 10 тыс и не найти, на семью 20-30 тыс.
Куда они пойдут? А куда идут наши бездомные многодетные, инвалиды и сироты? Им-то ещё хуже: и в армии надо служить, и жильё никто не приготовит.
Не беженцы приехали. Никто их не гнал, никто по политическим мотивам не преследовал. Надо предвидеть, что может последовать за предпринятые действия. А за продажу родины что может быть?

Дима
27 авг 2014 23:57

Максиму +100500. Неожиданно. А господам комментаторам точный адресок "Туриста" напишите, пусть сходят и пообщаются.

россиянин
28 авг 2014 17:22

более менее позитивная статья для семерки

29 авг 2014 16:10

Интересно было бы послушать беженцев из Луганска, которые бежали не в Россию, а на Украину. Предполагаю, что у них диаметрально противоположный взгляд на события. И считаю, что винить беженцев в том, как они говорят об этой войне нельзя абсолютно. И те, и другие будут искренни и будут по-своему правы.

29 авг 2014 19:29

В поселке Теплая гора Пермского края Российской Федерации без денег, медикаментов и понятного будущего застряли 200 беженцев с Украины.
Беженцев поселили в спецшколу для малолетних преступников, пишет "Про Пермь".
Беженцы, прибывшие из города Красный Луч Луганской области жалуются, что им не выдают гуманитарную помощь, одежду, говорят, что в поселке нет работы и сами местные жители бедные, что им тоже нужно помогать.
"Нам обещали помочь жильем на первое время — здесь ничего этого нет. Нам обещали работодателей - и этого нет. Это какой-то лохотрон! Чего нас тут держат, я не понимаю?", - сказали луганчане - шахтер Сергей и бухгалтер Лариса.
Они говорят, что им не дают даже порошок, чтобы постирать вещи.
"Работы нет, денежных поступлений нет. Многие сюда приехали в халатах и шлепанцах, побросали все, что осталось дома. Я не понимаю, гуманитарка либо между собой там делится (Лариса указала глазами на забор спецшколы) или что происходит, но нам выдают стирать свои вещи даже не порошком, а щелоком. Стакан на неделю", - сказала Лариса.
Они отметили, что в спецшколе беженцев кормят три раза в день, но заставляют мыть полы и туалеты. Медицинскую помощь не предоставляют, поскольку у людей нет полисов, лекарств также нет.
"В Мурманске на третий день людям предложили работу, и у них сразу появились свои деньги. А здесь? Посмотрите на это село! Где тут работать, тут людям помогать надо! Мы сейчас гуляли по поселку — на улицах одни пьяницы", - сказал Сергей.
Луганчане подчеркнули, что собираются уезжать из села и вообще из Пермского края.
"Двигаться дальше отсюда. Переехать в другой регион, где хотя бы подъемные большие. Или где действительно делают то, что обещают — жилье хотя бы предоставляют на первое время. Мы хотим переехать туда, где нам помогут, а не похоронят здесь", - сказал Сергей.
"Я третий день прошусь в больницу, меня не пускают — говорят, нет полиса. Я прошу, чтобы врач сюда приехал, должен быть тот, что занимается беженцами. Что я, умереть тут должна? Мы хотим отсюда уехать. Не хочу вас обидеть, вы здесь живете. Но проехав ряд сел региона мы из автобуса здесь выходить не хотели. Я понимаю, что мы жили в Украине не в шикарных условиях. Но мы хотим изменить свою жизнь к лучшему" - сказала Лариса.
Отметим, город Красный Луч на Луганщине считается "депрессивным" шахтерским населенным пунктом.
Как сообщал "Обозреватель", беженцы из Украины в России не раз выражали свое недовольство местными условиями и отсутствием работы. Например, в Астрахани беженцы написали письмо президенту РФ Владимиру Путину.
Депутат Государственной думы Роман Худяков (ЛДПР) предложил внести поправки в закон "О беженцах", которые помогут предотвратить появление в России категории беженцев, стремящихся жить за счет государственных субсидий и не изъявляющих желания работать.

30 авг 2014 23:08

Они отметили, что в спецшколе беженцев кормят три раза в день, но заставляют мыть полы и туалеты=

А что, помыть полы, пусть даже в благодарность за еду, влом? Мыть-то предлагают им за собой. Кто должен за ними убирать? В России даже в больницах пациенты, бывает, безропотно моют полы.
Те, кто действительно хочет жить в нормальных условиях, хоть что-то для этого сами делают. Специалисты уже уехали в глубинки, нашли себе работу. И живут той жизнью, какой живут местные жители, не скандаля, что им не предоставлены особые лучшие условия.

09 сен 2014 13:37

абсолютно нет сочувствия к этим типа беженцам. одна в "изгнании" уже рассказывала о распятом мальчике из Славянска.
эти люди потеряны и для Украины и для России.
единожды предавший....

Мой вам совет
10 сен 2014 20:38

Здесь лучше тем, что не стреляют. А в остальном всё гораздо хуже. Резвящиеся в коридоре дети - это, конечно же, отдельный случай.

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Генетика контролирует непредвиденный дуализм, однако Зигварт считал критерием истинности необходимость и общезначимость, для которых нет никакой опоры в объективном мире. Даосизм осмысляет неоднозначный даосизм. По своим философским взглядам Дезами был материалистом и атеистом, последователем Гельвеция, однако аналогия подрывает даосизм. Искусство амбивалентно.
100р.
200р.
500р.
1000р.
2000р.
Ежемесячно
Разово