Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми
  1. article
  2. Республика Коми
Республика Коми

Космоснимки в помощь

Участники «Нефтяного патруля» искали разливы в Усинском районе по фотографиям со спутника

В первый день работы лагеря «Гринпис России» в поселке Парма под Усинском волонтеры и активисты обнаружили несколько неубранных нефтеразливов. Это выяснилось по итогам «Нефтяного патруля» — визуального обследования территории. Результаты мониторинга занесены в специальный журнал. На его основе планируется составить карту разливов Усинского района.

Фото Максима Полякова

— Все здесь? Давайте начинать!

Незадолго до выезда из лагеря специалист по технике безопасности еще раз объясняет участникам «Нефтяного патруля» правила.

— В группе есть главный, и если он что-то скажет, все должны его слушать, — всего в первый день лагеря на поиск нефтеразливов отправляется шесть человек.

Инструктор показывает и рассказывает про специальный клаксон, у которого важная роль — отпугивать диких зверей. Люди то ли в шутку, то ли всерьез вспоминают свои предыдущие встречи с медведями. Вторая незаменимая вещь — файер. Он нужен для того, чтобы при необходимости подать сигнал. Сотрудник «Гринпис» напоминает и про телефоны службы спасения, после чего две машины отправляются в сторону нефтепромысла.

* * *

Среди участников патруля — специалист по ГИС-технологиям Василий Яблоков. Он занимается космическим мониторингом экологического состояния районов добычи и транспортировки нефтепродуктов. Проще говоря, определяет по космоснимкам, есть ли разливы.

Он показывает три фотографии: одна из них сделана в сентябре прошлого года, а две — в июле 2014-го.

— Я провел тренинг для волонтеров, рассказал про снимки и как с ними работать. Я показал, какие есть прямые и косвенные признаки разливов. Потом волонтеры с моей помощью определили места, где есть нефть. Мы составили маршрут по этим точкам, — отмечает Василий Яблоков.

У первой условной точки нас встречает местный проводник. Мужчина лет 50 предлагает нам пройти к реке Колва. Там, судя по снимкам, есть шлам и мусор.

— Мы идем туда, где была некачественная рекультивация, — поясняет Василий Яблоков.

Группа подходит к реке, однако там не видно следов разлива. Волонтеры трогают черную землю руками. Но это не нефть.

— Мы ехали по мосту, видели боны на реке, — волонтеры обращаются к проводнику.

— Они стоят ото льда и до льда, независимо от того, есть ли нефть или нет, — отвечает он.

Участники патруля фиксируют координаты и записывают в специальный блокнот результаты визуального обследования: много мусора и подозрительная пленка около берега. Едем дальше.

* * *

На второй точке находим огромную лужу с нефтесодержащей жидкостью. Волонтеры пытаются на глаз измерить ее: примерно 15 метров в ширину и 80 в длину. Как рассказывает проводник, разлив произошел около двух лет назад.

Одна из участниц патруля надевает перчатку и проверяет консистенцию жидкости.

— Еще можно пикнуть H2S-детектором, замерить уровень сероводорода, — говорит Василий Яблоков.

Участники патруля долго ходят вокруг «нефтяной лужи», записывают данные и садятся по машинам.

Мы подъезжаем к другому месту.

— Здесь был разлив прошлой осенью. Здесь и вот за бугром, там тоже озеро, — показывает проводник.

Люди разбредаются, чтобы провести визуальный осмотр.

В прошлом году здесь сломалась отсекающая задвижка, после чего на почву попала нефть. Ее пытались убрать — на земле видны следы от машин — но сделали это не до конца.

Волонтеры бросают в «лужу» камни. Однако брызги не такие, как если бы там была вода. Жидкость очень вязкая, на поверхности остается след.

— Да тут пленка примерно вот такой величины, — один из участников патруля показывает пальцами примерно 10 сантиметров.

Подробное описание разлива вновь заносится в журнал.

* * *

На очередной точке мы находим несколько бочек с логотипом компании «ЛУКОЙЛ». Наш проводник поясняет, что тут откачивают остатки с нефтепровода.

— Три-четыре дня сюда «вакуумка» подходила, — мужчина указывает на свежие следы большой грузовой машины, — тут была откачка.

По его словам, откачка оставшейся жидкости происходит с технологическими нарушениями.

— Тут должна быть обваловка [естественное заграждение из земли, которое не позволит нефти вытечь за его пределы]. И только после этого может быть произведена откачка. А без обваловки можно и накапать [разлить нефть], — говорит он.

— А сколько тут таких точек с разливами?

— Этого никто не может сказать, — говорит наш проводник.

— Ну мы ведь совсем на маленьком участке сегодня крутились, и столько разливов нашли.

— Это еще большой участок. А там на месторождениях такое на каждом шагу.

— Это он еще культурно сказал, — подытоживает наш водитель. — Там — жопа.

Наша машина возвращается в лагерь.

Максим Поляков, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости