Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Республика Коми
  1. article
  2. Республика Коми

Космоснимки в помощь

Участники «Нефтяного патруля» искали разливы в Усинском районе по фотографиям со спутника

Максим Поляков

В первый день работы лагеря «Гринпис России» в поселке Парма под Усинском волонтеры и активисты обнаружили несколько неубранных нефтеразливов. Это выяснилось по итогам «Нефтяного патруля» — визуального обследования территории. Результаты мониторинга занесены в специальный журнал. На его основе планируется составить карту разливов Усинского района.

Фото Максима Полякова

— Все здесь? Давайте начинать!

Незадолго до выезда из лагеря специалист по технике безопасности еще раз объясняет участникам «Нефтяного патруля» правила.

— В группе есть главный, и если он что-то скажет, все должны его слушать, — всего в первый день лагеря на поиск нефтеразливов отправляется шесть человек.

Инструктор показывает и рассказывает про специальный клаксон, у которого важная роль — отпугивать диких зверей. Люди то ли в шутку, то ли всерьез вспоминают свои предыдущие встречи с медведями. Вторая незаменимая вещь — файер. Он нужен для того, чтобы при необходимости подать сигнал. Сотрудник «Гринпис» напоминает и про телефоны службы спасения, после чего две машины отправляются в сторону нефтепромысла.

* * *

Среди участников патруля — специалист по ГИС-технологиям Василий Яблоков. Он занимается космическим мониторингом экологического состояния районов добычи и транспортировки нефтепродуктов. Проще говоря, определяет по космоснимкам, есть ли разливы.

Он показывает три фотографии: одна из них сделана в сентябре прошлого года, а две — в июле 2014-го.

— Я провел тренинг для волонтеров, рассказал про снимки и как с ними работать. Я показал, какие есть прямые и косвенные признаки разливов. Потом волонтеры с моей помощью определили места, где есть нефть. Мы составили маршрут по этим точкам, — отмечает Василий Яблоков.

У первой условной точки нас встречает местный проводник. Мужчина лет 50 предлагает нам пройти к реке Колва. Там, судя по снимкам, есть шлам и мусор.

— Мы идем туда, где была некачественная рекультивация, — поясняет Василий Яблоков.

Группа подходит к реке, однако там не видно следов разлива. Волонтеры трогают черную землю руками. Но это не нефть.

— Мы ехали по мосту, видели боны на реке, — волонтеры обращаются к проводнику.

— Они стоят ото льда и до льда, независимо от того, есть ли нефть или нет, — отвечает он.

Участники патруля фиксируют координаты и записывают в специальный блокнот результаты визуального обследования: много мусора и подозрительная пленка около берега. Едем дальше.

* * *

На второй точке находим огромную лужу с нефтесодержащей жидкостью. Волонтеры пытаются на глаз измерить ее: примерно 15 метров в ширину и 80 в длину. Как рассказывает проводник, разлив произошел около двух лет назад.

Одна из участниц патруля надевает перчатку и проверяет консистенцию жидкости.

— Еще можно пикнуть H2S-детектором, замерить уровень сероводорода, — говорит Василий Яблоков.

Участники патруля долго ходят вокруг «нефтяной лужи», записывают данные и садятся по машинам.

Мы подъезжаем к другому месту.

— Здесь был разлив прошлой осенью. Здесь и вот за бугром, там тоже озеро, — показывает проводник.

Люди разбредаются, чтобы провести визуальный осмотр.

В прошлом году здесь сломалась отсекающая задвижка, после чего на почву попала нефть. Ее пытались убрать — на земле видны следы от машин — но сделали это не до конца.

Волонтеры бросают в «лужу» камни. Однако брызги не такие, как если бы там была вода. Жидкость очень вязкая, на поверхности остается след.

— Да тут пленка примерно вот такой величины, — один из участников патруля показывает пальцами примерно 10 сантиметров.

Подробное описание разлива вновь заносится в журнал.

* * *

На очередной точке мы находим несколько бочек с логотипом компании «ЛУКОЙЛ». Наш проводник поясняет, что тут откачивают остатки с нефтепровода.

— Три-четыре дня сюда «вакуумка» подходила, — мужчина указывает на свежие следы большой грузовой машины, — тут была откачка.

По его словам, откачка оставшейся жидкости происходит с технологическими нарушениями.

— Тут должна быть обваловка [естественное заграждение из земли, которое не позволит нефти вытечь за его пределы]. И только после этого может быть произведена откачка. А без обваловки можно и накапать [разлить нефть], — говорит он.

— А сколько тут таких точек с разливами?

— Этого никто не может сказать, — говорит наш проводник.

— Ну мы ведь совсем на маленьком участке сегодня крутились, и столько разливов нашли.

— Это еще большой участок. А там на месторождениях такое на каждом шагу.

— Это он еще культурно сказал, — подытоживает наш водитель. — Там — жопа.

Наша машина возвращается в лагерь.

Максим Поляков, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Свежие материалы

Рубрики по теме

Колва

Глубинка

Экология

Экономика

Власть

Коми

Гринпис

Усинск

Общество

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных