Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Воронежская область
Собирается ежемесячно 28 105 из 50 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Воронежская область
  2. «Мы хотим, чтобы наша страна была чуть более правовая»

«Мы хотим, чтобы наша страна была чуть более правовая»

В Воронеже начинает работу Объединенная группа общественного наблюдения

Екатерина Богданова
Вчера, 9 марта, в Воронежском доме прав человека ОГОН провел первую информационную встречу. Виктория Громова, один из координаторов, познакомила воронежцев со структурой и принципами работы организации и пригласила всех на семинары по гражданскому контролю в середине марта.
 
 
— Зачем нужна Группа общественного наблюдения?
 
— Объясню на примере Ирландии. У них всегда были непростые отношения с Британским островом. Особенно ярко это проявлялось на противостоянии католиков и протестантов. Во время конфликтов в 70-е годы там зародилась новая прослойка — группа так называемых медиаторов. Они общались с обеими сторонами конфликта, с участниками событий и помогали регулировать спорные вопросы с помощью переговоров. Благодаря их работе снизился уровень насилия, частично удавалось восстанавливать справедливость. И мы решили, что такая практика нужна и нам. К сожалению, в РФ законы не всегда соответствуют праву. Я имею в виду те международные нормы, которые мы обязуемся выполнять, — но так бывает далеко не всегда. Особенно в последнее время. ОГОН — это некая третья сила, которая контролирует соблюдение прав обеими сторонами. Кстати, аналоги ОГОНа есть и на Украине, и в Белоруссии.
 
— Давно существует ОГОН?
 
— Вообще, с 2012 года. По сути, организаторы ОГОНа давно уже занимаются общественным наблюдением. Но когда прошли выборы 2011-2012 годов, после которых тысячи человек вышли на Болотную площадь, возникла реальная потребность в обучении гражданских наблюдателей.
 
— Это зарегистрированная организация?
 
— Нет, мы не юридическое лицо. Для нас важно сохранение горизонтальных связей. Вместе с регистрацией появляются бюрократические заморочки — нам они ни к чему.
 
— Что из себя представляет Объединенная группа общественного наблюдения?
 
— У нас в работе есть несколько направлений. Первое, с которого все и начиналось, — это контроль за митингами. Вспомним лето прошлого года, когда в Новохопёрске сожгли несколько вышек. Наши наблюдатели были там, но их было мало. По крайней мере, опыт в Воронеже у нас уже есть. Следующее, тоже немаловажное, — контроль за действиями полицейских. Мы же хотим, чтобы наши правоохранительные органы были идеальными! Так, своими действиями мы добились того, что полицейские стали носить нагрудные значки. Как это ни странно, мы использовали опыт Белоруссии — они первыми додумались до бейджей. Самое сложное и до конца еще не разработанное направление — это проверка судов. Мы просто хотим, чтобы наша страна была чуть более правовая.
 
 
— Какие дела должны контролироваться гражданским сообществом?
 
— Есть несколько очевидных критериев. Первый — общественная значимость и резонанс. Например, «Болотное дело». Да, много людей и без гражданских контролеров посещало заседания суда, но все отчеты, написанные об этом, были чересчур эмоциональны. Чтобы действительно разобраться в ситуации, явно не хватало юридической точности, взгляда с точки зрения права. То есть того, что может сделать гражданский контролер. Другие резонансные дела зачастую связаны с экологией. В них заинтересованные стороны постоянно оказывают давление на правозащитников, журналистов и адвокатов. Мы планируем развивать еще несколько направлений: призывные комиссии и военные части, тюрьмы и УФМС. Пока у нас не хватает на это ресурсов. Да и эти темы, особенно миграционная служба — очень обширны, сперва надо хорошенько продумать методологию работы.
 
— Как она составляется?
 
— Мы изучаем международные нормы, их применение в юридической практике. Смотрим на экспертные мониторинги. Главное — мы составляем список именно тех действий, которые в праве совершать любой гражданин, не имеющий особого статуса. По митингам мы уже составили свою методичку, сейчас занимаемся судебной темой — одна из самых сложных задач.
 
—У вас есть высшее юридическое образование?
 
— Нет. Я сейчас его получаю, но я по жизни человек, болеющий «юризмом».
 
— Какие функции выполняет ОГОН?
 
— Первая — самая простая — это присутствие. Особенно это касается митингов. Часто при появлении наблюдателей с камерами полицейские становятся идеальными. Нам уже удалось предотвратить несколько столкновений с органами — просто благодаря тому, что мы были на месте событий. Следующий этап — мониторинг. Например, проверка отделений полиции. В таких случаях мы активно взаимодействуем с Общественной наблюдательной комиссией. Последняя — пожалуй, самая сложная, которая нам пока не совсем удается, — это медиация. У нас сейчас недостаточно людей, чтобы организовать слаженную группу «переговорщиков», но мы работаем над этим. В конце концов, это и есть конечная цель всего, что мы делаем, — находить решение проблемы мирным путем.
 
— Наверняка у ОГОНа есть свои принципы.
 
— Конечно. Первый — и самый главный — это ненасилие. Мы хотим улаживать конфликты с помощью переговоров. Второй — тоже немаловажный — принцип недискриминации. Если вы не готовы работать в одной команде, скажем, с представителем ЛГБТ-сообщества, то мы откажем вам в сотрудничестве. Кстати, мы были очень удивлены, что на первые встречи ОГОНа пришло достаточно много националистов. Но они быстро «отсеялись». Что еще очень важно: гражданский контролер должен сохранять политическую нейтральность.
 
— Но у людей с активной гражданской позицией в любом случае есть политические пристрастия.
 
— Да, но о них нужно забыть, когда ты осуществляешь гражданский контроль. У нас в движении в Москве есть один дедушка-анархист, который одновременно был организатором группы митингующих. Так вот, ради того чтобы честно работать с нами, он специально пошел наблюдать на митинге не за своей группой. А вообще, у нас разный контингент: правые, левые, консерваторы... Если честно, мы вообще очень редко говорим о своих пристрастиях. Для нас понятие «соблюдение прав человека» лежит вне политической плоскости. Из этого следует еще один наш принцип — правовая принципиальность. Нужно забыть об эмоциях. Если начинается беспредел, нельзя нестись ни на кого с кулаками. Нужно фиксировать на камеру, составлять отчет, вести переговоры. Если координатор скажет вам (а он чаще всего находится где-нибудь вдалеке, чтобы наблюдать целостную картину) сделать пять шагов назад, вы обязаны будете это сделать, как бы вам не хотелось помочь кому-нибудь. Поэтому «горячим головам» мы не рекомендуем становиться гражданскими контролерами. Очень важно сохранять принцип неконфликтности интересов.
 
 
— Сколько человек сейчас в ОГОНе?
 
— Это сложно сказать. Мы не ведем никаких особенных подсчетов. У нас есть группы в социальных сетях — там около 400 человек. Но в нашем движении у людей разные статусы. Скажем так, есть три ступени. Начальная — это наши сторонники. То есть просто люди «сочувствующие», поддерживающие деятельность ОГОНа. Некоторые из них переходят на вторую ступень — становятся волонтерами. Для таких желающих мы проводим образовательные семинары по базовым темам: права человека, общение с полицией, принципы свободы собраний. После прохождения специальной подготовки они становятся участниками, или «обученными волонтерами». Они уже готовы к работе «в поле». Таких человек у нас около пятидесяти.
 
— А следующий этап — координатор?
 
— В ОГОНе все равны. Координатор присутствует только на митингах — он благодаря особенной позиции быстрее находит оптимальные решения. Но на него падает и самая большая ответственность. В остальных же случаях этот принцип не работает. Можно выделить и еще один тип людей в ОГОНе — координационная группа. То есть те, кто непосредственно проводит обучение, тренирует людей, готовит к работе «в поле». Нас пока 13 человек. Мы надеемся расширять штаб.
 
— Чем занимаются участники ОГОНа?
 
— Мы выделяем несколько функциональных рабочих групп. Есть люди, которые взаимодействуют со СМИ: общаются с журналистами, составляют пресс-релизы. Важно и общение с другими группами — активистами из других организаций, управлением внутренних дел, уполномоченными по правам человека. Кто-то специализируется непосредственно на «полевой» работе. Отдельная группа составляет отчеты, правовую базу для нашей работы. Самые «знающие» обучают волонтеров.
 
— А что нужно участнику ОГОНа для работы?
 
— В первую очередь, глаза. И, конечно, ручка, блокнот и фотокамера — чтобы максимально точно зафиксировать происходящее. Еще бы неплохо иметь bluetooth-гарнитуру, чтобы можно было постоянно снимать, не отвлекаясь на вытаскивание телефона из кармана.
 
— В каких городах у вас уже есть обученные люди?
 
— У нас есть группы контролеров в Мурманске, Санкт-Петербурге, Москве, Краснодаре. Сейчас будем расширять воронежскую сеть.
 
— Когда вы собираетесь проводить первый семинар?
 
— Мы начнем с середины марта. Скорее всего, первое вводное занятие состоится 15 числа. Оно будет посвящено свободе мирных собраний.

Екатерина Богданова, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
ВоронежНКООбщество

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности