Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми

7 мгновений недели. Анжела Разманова: "Художники пропитываются атмосферой Онежья, как огурцы рассолом"

Обрушивается ли культурное пространство Коми, почему появился плэнер "Клюква", как удержать в республике людей искусства, взгляд изнутри на объединение вузов и взгляд снаружи на сериал "Трое в Коми"

«7x7» представляет программу «7 мгновений недели», гостьей которой на этот раз стала художница Анжела Разманова. Она поговорила с ведущей Еленой Соловьевой о том, обрушивается ли культурное пространство Коми, почему появился плэнер "Клюква", как удержать в республике людей искусства, взгляде изнутри на объединение вузов и взгляде снаружи на сериал "Трое в Коми".

Фото Елены Соловьёвой

Е.СОЛОВЬЕВА: Здравствуйте, уважаемые слушатели и читатели портала «7х7», с вами вновь программа «7 мгновений недели» и я Елена Соловьёва. И сегодня наш гость - это Анжела Разманова, художник, преподаватель факультета искусств СыктГУ. Здравствуй, Анжела.

А.РАЗМАНОВА: Здравствуй.

Е.СОЛОВЬЕВА: Во-первых, я хочу сказать, что мы записываем эту программу не в Сыктывкаре, мы записываем ее в деревне Козловка, села Онежье. Это ведь часть села Онежье, насколько я понимаю.

А.РАЗМАНОВА: Это деревня.

Е.СОЛОВЬЕВА: Сегодня здесь начался пленэр «Клюква». Можно так сказать? Когда-то историк искусства Ольга Орлова, которая здесь присутствует, сказала, что «Клюква» - это еще один шанс спасти культурное пространство Коми от обрушения. Оно действительно обрушивается?

А.РАЗМАНОВА: Если говорить про изобразительное искусство – я могу отвечать за ту область, в которой нахожусь, хотя можно и в целом охарактеризовать ситуацию – в общем-то от части Ольга права. Тем более ей это более ощутимо, потому что она персонализирует эти процессы. А мы находимся в этих процессах. Мы либо обрушаемся, либо обрушаем. Есть некая опасность, потому что люди уезжают, и очень мало осталось профессиональных людей, которые делают наш город столицей. Запас столичности потихоньку утекает в основные столицы.

Е.СОЛОВЬЕВА: Вымывается.

А.РАЗМАНОВА: Это естественный процесс. Получается, что река русло меняет, мелеет. Я так философски отношусь к этим вещам, ведь такая тенденция всегда была в провинции. Но мы, находясь тут, пытаемся создавать интересные проекты, которые могут остановить вот эти процессы. Мы, как земснаряд, дно чистим.

Е.СОЛОВЬЕВА: Проводим дноуглубительные работы.

А.РАЗМАНОВА: Да. Что касается нашего проекта, конечно, он идеалистический. Это своего рода эксперимент, но в то же самое время это шаг к сохранению культурного пространства. Создание пленэра такого плана - это возможность для художника в неком замкнутом пространстве заняться чистым творчеством, где нет, скажем, звонков по телефону.

Е.СОЛОВЬЕВА: Связь здесь есть не у всех. Это как писатели уезжали куда-то на дачу в какое-нибудь условное Переделкино, чтобы им ничего не мешало.

А.РАЗМАНОВА: Недаром мы говорим, что это коми Абрамцево. Это, конечно, пафосно. Это попытка создать утопию. Но, в то же самое время, проект дает интересные результаты, потому что художника надо беречь, ему надо помогать.

Е.СОЛОВЬЕВА: Художника обидеть может каждый.

А.РАЗМАНОВА: Но и художник может обидеть каждого. Зачем мы все это делаем? Меня этот вопрос озадачил.

Е.СОЛОВЬЕВА: Расскажи немного об истории создания пленэра «Клюква»: когда и кому пришла в голову идея, с чего все началось.

А.РАЗМАНОВА: Призрак «Клюквы» витал давно. Мы сюда приехали 7 лет назад в Козловку, познакомились с Ириной и Дмитрием Алексеевыми. Мы приехали просто в гости.

Е.СОЛОВЬЕВА: Ирина и Дмитрий – это жители Ухты. Ирина – художник, Дмитрий – издатель.

А.РАЗМАНОВА: Это люди очень творческие, открытые, гостеприимные. Когда мы приехали в гости, нас не только приняли как старых гостей, нас заставили влюбиться в это место, заинтересовав историей края. Здесь просто можно стоять на месте, дышать воздухом и понимать, что это место особенное. Это место похоже на аномальную зону у Тарковского.

Е.СОЛОВЬЕВА: Сегодня Дмитрий, беседуя с художниками, не раз упоминал сталкеров и аномальную зону.

А.РАЗМАНОВА: Эти ощущения возникли в прошлом году, когда мы тут находились. Здесь было ощущение другого времени и пространства. Я про историю расскажу. Идея созрела в Сыктывкаре. Мы сюда приезжали неоднократно с ректором университета Василий Никифоровичем Задорожным. Он тогда нас поддержал и вселил уверенность, чтобы мы делали этот проект. Но инициатива наша абсолютно. Мы попробовали в прошлом году сделать эксперимент: участники были из Сыктывкара, приезжала участница из Польши Камила Куик. Она уже была в Коми, они рисовала на пленэре в Ульяновском монастыре. Поэтому она с уверенностью приехала сюда. Она ехала просто к людям делать образы. Затем у нас был Виталий Окунь из Ижевска.

Е.СОЛОВЬЕВА: Он и сейчас здесь.

А.РАЗМАНОВА: Да. Он в этом году тоже приехал. Образовался костяк. В прошлом году это был стихийный пленэр. Естественно, нельзя было предугадать результат: люди просто писали, творили, проживали. И произошел такой синтез мощный, когда мысли, идеи, творческие находки развивались благодаря тому, что люди находились рядом.

Е.СОЛОВЬЕВА: Они друг друга подпитывали.

А.РАЗМАНОВА: Это тем и полезно. Это не коллективное творчество. Если сравнить с тем, как солят огурцы в банке. Вот этот рассол пропитывает все огурцы. Это такие огурцы, которые пропитались воздухом Онежья, радугой, туманом.

Е.СОЛОВЬЕВА: В этом году еще и дымкой.

А.РАЗМАНОВА: По сути нас объединяло то, что мы меняли пространство внутри себя. И меняли пространство вокруг себя. Например, у Игоря Попова была инсталляция в заброшенном доме, потом показанная на выставке. Очень многие обратились к заброшенному дому, как к образу, и пытались его оживить. Он мне показался очень мощным. Вот стоит дом на окраине, он заброшен, разрушен. А рядом много нормальных крепких домов. Но он почему-то притягивает всех художников, как будто он позвал всех. Каждый сделал его особенный портрет. А Игорь, в конце концов, внутри этого дома с помощью яркого скотча изменил пространство и создал новую реальность в своих фотографиях. А найденные старые фотографии стали почвой для работ Анастасии Денисовой. Для Светланы Бутаковой образ старого дома стал проходом в другое измерение. Почти все этот дом нарисовали. Это очень мощный образ, правильный. Символ создания живого пространства, продолжения жизни, движения. Мне кажется, что это правильный тоннель.

Е.СОЛОВЬЕВА: Я правильно понимаю, что у каждого пленэра есть общая объединяющая идея. В этом году это книга. Каждый художник должен создать книгу.

А.РАЗМАНОВА: Я начну с того, что никто никому ничего не должен создавать. Хотелось бы этой темой зажечь, заинтересовать. Потому что это уникальное явление в искусстве – книга художника. Это откровенная, сакральная вещь. Это не дневник, это мощный выход внутреннего мира.

Е.СОЛОВЬЕВА: Это сокровенная книга его сердца.

А.РАЗМАНОВА: Это пафосно звучит. Это может быть просто сказка, которую мама рассказывала в детстве на ночь. Это может быть песня: ты ходишь по деревне и она у тебя в голове. Но этот поэтический образ раскрывает красоту места. Может быть, я мудрёно говорю. Мне сейчас с трудом представляется конкретный результат, но я дала такой месседж для художников, которые участвуют в этом году, чтобы дальше их душевная работа, что они хотят. Может быть, это будет три страницы, может быть она будет деревянная, тканная, может быть, это будет фотокнига.

Е.СОЛОВЬЕВА: Девушка Ева, которая приехала из Таллина, скорее всего, подготовит видеокнигу. Я видела, что она сегодня снимала.

А.РАЗМАНОВА: И видео, и фото, и может быть, она будет рисовать. Она человек достаточно известный в своем жанре.

Е.СОЛОВЬЕВА: Кто здесь из художников?

А.РАЗМАНОВА: Участников 14 человек. К ним стихийно присоединятся столько же. Есть еще и участники прошлого года, и художники, которые просто хотят приехать. Но костяк из 14 человек связан с иллюстрацией. Павел Зарослов, Вера Петровская.

Е.СОЛОВЬЕВА: Павел приехал из Ярославля. Хотелось бы представить географию.

А. РАЗМАНОВА: География простая: Ярославль, Вологда, Ижевск, Таллин, Сыктывкар, Ухта и Москва.

Е.СОЛОВЬЕВА: А из Москвы у нас кто?

А.РАЗМАНОВА: Игорь Попов. Ольга Карпачева из Вологды, она известный художник, живописец, реставратор. Она универсальный художник, опытный.

Е.СОЛОВЬЕВА: Что будет с работами потом? Куда они отправятся? Где их можно будет посмотреть?

А.РАЗМАНОВА: Это выставка. Любой результат творчества – это выставка. А в нашем случае, это возможность издания. Это современный подход. Хочется иметь материальное подтверждение духовного труда. Нужна книга, которую создаст художник. И нужен каталог, который расскажет и напомнит о художнике. И вообще подтверждение печатным изданием должно быть априори. Это обязательно. Потому что это презентационный материал, это память, это способ лучше понять творчество, вернуться к изображению, посмотреть его еще раз. Мы хотим сделать что-то печатное.

Е.СОЛОВЬЕВА: А выставка где будет?

А.РАЗМАНОВА: В центре культурных инициатив «Югӧр». Открытие будет 13 августа. «Югӧр» нам всячески помогает в организации и открытии. Это активное участие, работа с прессой, с рекламой.

Е.СОЛОВЬЕВА: Как ты считаешь, насколько значимо и важно ваше отражение поездки в общей культурной жизни столицы?

А.РАЗМАНОВА: Мы можем дать радость общения с настоящим живым искусством. А потом любое творческое проявление, любая выставка, концерт, театральное представление – это событие. Это делает его городом, столицей, привлекательным местом. Это дает какую-то радость. Выставка в моем понимании всегда праздник не только для художника, но для зрителя. Может быть, кто-то задаст сложные вопросы, может быть, какие-то работы покажутся философскими. Но в то же время, созерцание красоты дарит радость.

Е.СОЛОВЬЕВА: Сейчас в этом пленэре принимает участие Анна Сажина, сейчас она живет в Таллине, приедет Игорь Попов, который живет в Москве. Но все они жили в Сыктывкаре, все они выпускники университета. Идет вымывание культурного слоя, очень много людей вообще уезжает из Коми. Они могут быть здесь прописаны, но перепись выявила, что многие уехали. А что сделать, чтобы люди оставались? Чем удержать культурных, интеллектуальных людей?

А.РАЗМАНОВА: Как это ни банально звучит, но это очень сложный вопрос. Много факторов объективных и субъективных. Если анализировать ситуацию, много людей уезжают. Но есть надежда на то, что эти люди могут и вернуться. Любому человеку нужен шанс повидать мир, проявить себя, вдохновиться. Кто-то учится в столицах, а потом возвращается сюда, кто-то не возвращается, но приезжает к родителям на лето. Это объективный процесс. Но насчет отдельных людей, как у Достоевского в «Братьях Карамазовых»: за одними людьми нужно, как за больными следить, а за другими – как за тяжело больными. Тут нужно быть внимательными к людям. А кто будет следить за творческим человеком? Наверное, если он работает в какой-то организации, то начальник. Наверное, если речь идет о большом певце или музыканте, уникальной личности, то его надо на уровне правительства поддерживать. Вот, например, в Национальном музыкально-драматическом театре Светлана Горчакова за каждого своего актера бьется. Она просто каждым дорожит.

Е.СОЛОВЬЕВА: Тебе не кажется, что у нас в принципе мало ценят людей.

А.РАЗМАНОВА: Мне это кажется. Не только кажется, я это знаю. Просто человек может существовать на своем запасе, идее фикс, а потом попросту устать. Или вовремя понять, что хватит. Это сложный вопрос, потому что все индивидуально. У кого-то семья, у кого-то маленький ребенок, у кого-то больные родители, у кого-то просто усталость. Здесь нужно быть внимательными просто по-человечески. А если есть возможность поддерживать… Нет возможности выделить квартиру. Но ведь в масштабах республики для одного конкретного человека можно постараться это сделать.

Е.СОЛОВЬЕВА: Мне кажется, можно было в свое время постараться на счет Дикоева. Это мое мнение.

А.РАЗМАНОВА: Андрей был для республики, для города очень ярким человеком, который был нужен.

Е.СОЛОВЬЕВА: Дело не в яркости его личности, а в его вкладе в развитие культурного пласта.

А.РАЗМАНОВА: Он и сейчас занимается этим, он продолжает вести свои проекты. Он приезжает. Потому что ему не все равно, потому что он любит людей, своих друзей, с которыми он работал. Это действительно творческий человек. Это, конечно, банальная фраза, творческих людей много.

Е.СОЛОВЬЕВА: За каждым не уследишь.

А.РАЗМАНОВА: Это люди, которые не просто придумывают, но и воплощают. Это очень важно. Потому что многие идеи остаются идеями, не имеют выхода. Вот «Клюква» - это проект, который мы делаем с поддержкой.

Е.СОЛОВЬЕВА: Раньше вы ездили без поддержки, сами по себе.

А.РАЗМАНОВА: Вообще система пленэров сформирована в мире. Это своего рода туризм для художника, когда он едет в красивую страну, находящуюся на море, и пишет пейзажи, отдыхает. Это и работа, и отдых. Это абсолютно индивидуальные проекты. Существуют проекты, которые нацелены на развитие социальной идеи.

Е.СОЛОВЬЕВА: То есть, все едут в условный район землетрясения или какое-то другое место, где людям нужна помощь.

А.РАЗМАНОВА: Может быть, я не правильно сказала, что это социальная идея. Скорее – экологическая. У фотографов существует система «воркшопов», когда они отправляются в определенное место и там снимают очень подробно. Такое современные проекты, которые они выставляют, печатают. Они имеют свою цель. Здесь мы еще более идеализируем ситуацию, не ставим его в совсем жесткие рамки. Мы предоставляем ему территорию для проживания и творчества. Что получится – не от нас зависит.

Е.СОЛОВЬЕВА: Мы с тобой говорили об отношении к человеку. Сейчас происходит объединение КГПИ и СыктГУ, которое тебя непосредственно касается, как работника, преподавателя. Как ты воспринимаешь этот процесс изнутри? Нет чувства, что лес рубят, щепки летят?

А.РАЗМАНОВА: Я не хочу показаться отстраненной от этих процессов, но я еще, честно говоря, не поняла. Я на себе никоим образом не ощутила. Факультет искусств в университете обособленный. Может быть, эта умеренная волна и коснется нас в следующем году. Но меня пока это не коснулось. Может быть, я просто не готова ответить на это вопрос. У нас вообще сложности с переходом на бакалавриат, особенно на факультете искусств. Как можно за такой короткий срок можно сделать человека специалистом, художником? Бакалавр будет находиться в начальной стадии профессионального развития. А тем более, как на Западе у нас не получится. Там курсы по выбору, свободное перемещение по миру. Мы видим другой подход. У нас есть свои плюсы и минусы. Но у нас отличная система классического художественного образования. Все преподаватели прошли эту школу. А что касается перестройки вуза, то там есть определенные плюсы. У нас, например, появилась новая специальность – декоративно-прикладное искусство. Она очень правильная, хорошая программа, мы стремились к ней долгие годы. И в этом году появилась возможность сделать набор. Я еще не знаю результатов набора. Но у людей был шанс поступить на эту специальность. Она не сильно отличается от МХТ, но это более художественная направленность, где человек может специализироваться больше.

Е.СОЛОВЬЕВА: А если говорить о прикладных вещах. У нас сейчас будет изменять облик Кировского парка. Не было общественных слушаний по проекту парка. Никто толком не знает, что это такое. Я хотела у тебя спросить, привлекались ли студенты или выпускники факультета искусств к работе над этим проектом? И как часто они привлекаются властью Сыктывкара или республики?

А.РАЗМАНОВА: Я думаю, что к нам обращались. Но вот я, например, может быть, покажусь не интересной, но я далека от этой темы. Я не присутствую на обсуждении этих проектов. Объективнее может сказать наше руководство. Что касается моего личного мнения, то Кировский парк хорош тем, что это большая зеленая зона. Там можно осенью полюбоваться. Но в то же самое время он убогий и запущенный, давно пора там что-то сделать. И, конечно, хотелось бы все эти проекты хоть краем глаза увидеть. Но, возможно, мы должны доверять профессионалам. Но самый главный принцип «Не навреди» должен везде присутствовать. Ты можешь не навредить одному человеку, или сотне людей.

Е.СОЛОВЬЕВА: если отойти от темы парка. Ты ведь общаешься с выпускниками. Куда они обычно устраиваются после окончания вуза? Они востребованы?

А.РАЗМАНОВА: Я думаю, востребованы. Многие устраиваются в частные архитектурные фирмы, дизайн-бюро. Везде наши выпускники. Это преподаватели в худшколе, центре допобразования, центре народных ремесел. Вот проходит выставка «Мастер года». Каждая вторая работа – это наши выпускники. Дизайнеры радуют результатами. Мне кажется, востребованы. Вопрос, насколько у них активная позиция по изменению внешнего вида города. Он ведь может просто быть хорошим специалистом в своей области, исполнительным. А вот вольных людей мало. Есть несколько самураев, которые готовы пожертвовать чем-то ради идеи.

Е.СОЛОВЬЕВА: И, завершая нашу беседу, я бы хотела спросить о сериале, который вышел недавно, - «Трое в Коми». Его ужасно все ругают, говорят, что это пародия. Сыктывкар – это такой типичный медвежий угол. Насколько это плачевно отразится на нашем имидже?

А.РАЗМАНОВА: Если бы я хотя бы одну серию видела, я бы сказала. Может быть, это дикий гротеск. Хотя если лишний раз узнаю о Сыктывкаре и Коми, то это будет популяризацией места. Я не видела этот фильм, не могу о нем судить. Но есть же сериалы про Пермь «Реальные пацаны».

Е.СОЛОВЬЕВА: Надо же, есть город Пермь!

А.РАЗМАНОВА: Надо же, есть город Екатеринбург!

Е.СОЛОВЬЕВА: И до нас дошли. Мы в одном ряду с Екатеринбургом и Пермью.

А.РАЗМАНОВА: Трудно сказать. Если об этом даже  узнают несколько сотен или даже тысяч человек, думаю, приедут и увидят – так или не так.

Е.СОЛОВЬЕВА: Будем надеяться, что это сыграет свою положительную роль.

А.РАЗМАНОВА: Другое дело в том, кто смотрит сериалы. Это определенный социальный слой общества. Мне кажется, их не особо интересует медвежий этот угол или нет.

Е.СОЛОВЬЕВА: Будем надеяться, что о Сыктывкаре будут узнавать не только из-за этого сериала, но и по работам прекрасных сыктывкарских художников.

А.РАЗМАНОВА: Но не только сыктывкарских, но и ухтинских, эстонских, вологодских, ярославских.

Е.СОЛОВЬЕВА: И всех, кто собирается на пленэре «Клюква». На этом раскланиваемся. Спасибо, что были с нами. До свидания. 

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости