Республика Коми
В Сыктывкарском горсуде по делу депутата Госсовета Михаила Брагина свидетели рассказали о деньгах для избирательной кампании Республика Коми 1

В Сыктывкарском городском суде по делу депутата Государственного совета Коми Михаила Брагина, который обвиняется в коммерческом подкупе, 16 апреля выслушали двоих свидетелей, которые рассказали о финансировании избирательной кампании, а также зачитали показания бывшего руководителя управления информации администрации главы Коми Павла Марущака, который был уверен, что Брагин был заинтересован в передаче мандатов определенным людям. На заседании побывал корреспондент «7x7».

Бывший главный бухгалтер «Русского радио в Сыктывкаре» Ида Портнова рассказала, что летом-осенью 2015 года Любовь Кривощёкова (в то время она была председателем контрольно-ревизионной комиссии, финансовым уполномоченным регионального отделения ЛДПР) принесла ей около 1 млн руб., пояснив, что это деньги от Брагиных. Бухгалтер положила эти деньги в сейф, а по мере необходимости через счета компаний «Бизнес-Медиа» и «Бизнес-Актив» зачисляла на избирательный счет партии в качестве пожертвований. Свидетель пояснила, что в то время действовало ограничение — юридические лица могли перечислять на избирательные счета не более 700 тыс. руб., поэтому нельзя было зачислить сразу 1 млн руб. со счета одной фирмы. Деньги переводились частями, так как они требовались на проведение избирательной кампании — оплату теледебатов или печать полиграфической продукции. К моменту выборов вся сумма была зачислена на избирательный счет.

Руководитель регионального отделения ЛДПР в Коми Михаил Гобанов рассказал, что в 2015 году стал кандидатом в депутаты совета Сыктывкара и лично финансировал избирательную кампанию, перечислив на специальный счет 500 тыс. руб. через ООО «Азимут». На эти деньги, по его словам, партия печатала календари, листовки, вывешивала баннеры. По ходатайству гособвинения судья зачитала стенограмму телефонного разговора между Брагиным и Гобановым, состоявшегося после выборов — они обсуждали, кто из кандидатов отказался от мандатов, а кто станет депутатом городского совета. Свидетель ничего существенного по поводу этой беседы не пояснил. По ходатайству прокурора судья огласила показания Гобанова, которые он дал во время предварительного следствия. Из них следует, что в 2015 году Гобанов и его компаньон Павел Ильясов решили баллотироваться в совет Сыктывкара, но Ильясову пришлось снять кандидатуру из-за судимости. О каких-либо договоренностях между Брагиным и Ильясовым ему известно не было, зато он был в курсе, что на избирательную кампанию партия получит 500 тыс. руб. от их фирмы — ООО «Азимут». После оглашения показаний свидетель пояснил, что работники бухгалтерии действительно просили у него подтверждение для перечисления денег, поэтому он считает, что именно он распоряжался этими средствами.

В деле есть стенограмма телефонного разговора между Михаилом Багиным и Павлом Марущаком в июле 2015 года. В нем они обсуждают Владимира Безрука, который был депутатом Государственного совета Коми V созыва в 2011-2015 годы. Во время допроса Марущак пояснил, что в 2015 году Безрук снова захотел пройти в Госсовет, для чего вступил в «Единую Россию», но партия не стала его поддерживать. Тогда Безрук решил обратиться к Брагину и предложить тому денежное вознаграждение за то, чтобы он стал депутатом от ЛДПР. «Мне в принципе было все равно — получил ли бы Брагин вознаграждение от Безрука за это. Мне было интересно видеть такого влиятельного в бизнесе человека в числе членов ЛДПР, так как с ним не возникало бы проблем. Об этом я в дальнейшем разговаривал с Черновым [экс-заместитель главы Коми Алексей Чернов, курировал выборные процессы в республике, сейчас — фигурант «дела Гайзера», находится под арестом]. Он был в курсе того, что Брагин должен был получить денежное вознаграждение за то, чтобы Безрук стал депутатом», — говорится в показаниях Марущака. Но ему было неизвестно, как разрешилась эта ситуация. В июне 2015 года Владимир Безрук зарегистрировался кандидатом в депутаты Госсовета как самовыдвиженец, но через несколько дней после этого отказался участвовать в выборах.

Прокурор зачитал и стенограмму разговора Брагина и Марущака, который состоялся сразу после выборов. Из этой беседы Марущак понял, что Брагин был заинтересован в том, чтобы в совет Сыктывкара прошли Михаил Гобанов и Татьяна Самофалова (предприниматель, через третьих лиц давала деньги на избирательную кампанию).


Уголовное дело против Михаила Брагина возбудили 7 октября 2015 года. По первоначальной версии следствия, он вынудил руководителей нескольких компаний заключить невыгодные для них сделки о продаже рекламных конструкций. Кроме того, депутата обвиняли в продаже депутатских мандатов. Он был под стражей в СИЗО и под домашним арестом с 7 октября 2015 года по 17 ноября 2016 года.

Сторона обвинения требовала для Брагина четыре года колонии строгого режима и штраф в 40,7 млн руб. Депутат вину не признал.

В июне 2017 года Сыктывкарский городской суд признал Брагина виновным в покушении на коммерческий подкуп, оштрафовал на 2,5 млн руб. и запретил занимать государственные должности в течение трех лет. По двум статьям — о незаконном предпринимательстве и воспрепятствовании предпринимательской деятельности — суд его оправдал. С решением суда первой инстанции не согласились как обвинение, так и защита: прокуратура требовала признать его виновным по всем трем статьям, адвокат требовал полностью оправдать. В последнем слове Михаил Брагин снова заявил, что невиновен.

В октябре 2017 года Верховный суд Коми оставил в силе решение суда первой инстанции, посчитав Брагина невиновным по двум статьям, а по эпизоду с коммерческим подкупом отправил дело на новое рассмотрение.

 


Игорь Соколов, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Даже я уже понял))
# 16 / 04 / 201817:33

Уже даже последним придуркам понятно. Чтобы эти эпизоды попали под ст. 204 УКРФ действовавший на 2015 г. необходимы личные корыстные интересы Брагина, то есть эти деньги( Гобанов-Ильясов, Самофалова-Бушуева), должны были быть потрачены исключительно в личных Брагинских целях. А раз они предназначались на избирательную кампанию, то обвинению задница. И это называется не продажа, а получение депутатского мандата от партийного избирательного объединения, за их посильный вклад в ее продвижение, в том числе за финансирование мероприятий. Остальное ХАЛЯВА

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: